Темы дня

Доходы свердловчан за год упали на 10,4 процента

Карикатура

Об этом заявил полпред Президента РФ в УрФО. «Областная газета» разбиралась, почему это произошло. Фото: Максим Смагин

На Урале зафиксировали снижение реальных денежных доходов населения. Хуже всего ситуация, как оказалось, обстоит в Свердловской области. «Областная газета» попыталась выяснить, почему именно наш регион оказался в числе аутсайдеров и кому из свердловчан приходится тяжелее всего.

Об экономическом положении субъектов РФ, входящих в Уральский федеральный округ, недавно отчитался полномочный представитель Президента России в УрФО. 7 августа в ходе пресс-конференции в Тюмени полпред заявил, что снижение доходов населения наблюдается во всех регионах УрФО за исключением Ямало-Ненецкого автономного округа. Наиболее заметное сокращение показателя зарегистрировали в Свердловской области. В I квартале доходы свердловчан сократились на 10,4 процента по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (в I квартале 2020 года они составляли 35,4 тысячи рублей). В целом по УрФО показатель упал на 5,7 процента, а во всей стране – на 2,8 процента.

Под ударом – малый и средний бизнес

Однако, как рассказал «Областной газете» независимый финансовый аналитик Константин Селянин, падение доходов на самом деле ещё больше. Эксперт утверждает, что официальная статистика сильно занижена и что на самом деле проблема коснулась примерно двух третей населения страны, которые потеряли четверть или даже половину своих доходов. Больше всего с приходом пандемии пострадали представители малого и среднего предпринимательства (МСП). Поскольку на Среднем Урале доля МСП выше, чем у соседей, именно наш регион и оказался в числе отстающих.

– В Екатеринбурге в малом и среднем бизнесе заняты более 30 процентов населения (администрация города указывает на ещё большую долю жителей, работающих на предприятиях МСП, – почти 46 процентов. – Прим. ред.). В последнее время эти люди потеряли значительную часть доходов, а порой и все свои доходы. Вспомните, как в прошлом году нелегко пришлось, например, рестораторам и отельерам. А ведь эта ситуация коснулась не только владельцев заведений, но и официантов, горничных и так далее: с падением посещаемости заведений заметно меньше стало чаевых и других бонусов, выплачиваемых работникам, – пояснил Константин Селянин.

Меньше денег стало в кошельках людей и из других профессий. Так, например, екатеринбурженка Елена Уткина, которая работает продавцом-консультантом в магазине чая и кофе в торговом центре на Эльмаше, рассказала, что остро ощутила сокращение доходов ещё в прошлом году. Из-за этого им с женихом пришлось перенести свадьбу.

– Из-за локдауна мы на несколько месяцев засели дома. На работе мне выплачивали только минимальный размер оплаты труда, около 13 тысяч рублей, хотя обычно я зарабатывала порядка 40 тысяч. У будущего мужа тоже зарплата снизилась. При этом мы продолжали выплачивать ипотеку, да и коммунальные платежи никто не отменял. Конечно, свадьбу пришлось перенести. Расписались только этим летом, праздновали небольшой компанией на природе, – поделилась Елена.

Люди, которые работают на себя, в пандемию столкнулись с трудностями в поиске клиентов. Такая проблема актуальна, в частности, для фотографа из посёлка Косулино Юлии Карзановой. В этом году она провела только четыре съёмки, а за весь прошлый год – десять, хотя ранее желающих попасть к ней на фотосессию было больше.

Зарплаты растут, а доходы падают

Говоря об уровне жизни населения, власти часто оперируют данными о заработных платах граждан. При этом размеры реальных доходов жителей отдельных регионов официально называются нечасто. Такая тактика создаёт иллюзию благополучия населения. Но надо понимать, что два этих показателя могут сильно отличаться.

Реальные денежные доходы населения равны сумме всех денежных доходов граждан, скорректированных на инфляцию. Теоретически доходы человека могут быть больше его зарплаты, если он, например, держит существенную сумму денег на вкладе и регулярно получает с него проценты. Но на деле такое случается редко. По данным Росстата, в I квартале этого года средняя зарплата в стране превысила 52,1 тысячи рублей, тогда как реальные доходы составили только 32,6 тысячи. Более того, зарплаты растут, а доходы снижаются.

Обоснований столь серьёзного разрыва несколько.

  • Об одном из них – снижении доходов от предпринимательской деятельности – мы уже поговорили.
  • Аналитики также обращают внимание, что отчётность Росстата об уровне зарплат не отражает реального положения дел. Федеральная служба государственной статистики формирует свои доклады, ориентируясь на данные Пенсионного фонда России. Туда в основном попадают заработные платы работников крупных промышленных предприятий и бюджетников. К слову, зарплаты последних регулярно индексируются. Малые и средние предприниматели далеко не всегда работают «вбелую», поэтому не все результаты их деятельности видны статистам.
  • И, конечно, существенное влияние на размеры реальных доходов оказывает инфляция. Уже несколько месяцев в Свердловской области цены на товары и услуги растут почти теми же темпами, что и зарплаты, а иногда даже быстрее. Поэтому мы и не ощущаем на себе роста достатка.

– Это происходит не только потому, что продукты дорожают, как таковые, инфляция ведь и в прошлые годы фиксировалась. Тут важно то, что рост цен на простейшие продукты ударяет по самым бедным. Если у вас зарплата 100 тысяч, то подорожание моркови вы не заметите, но совсем другое дело, если вы получаете 15 тысяч, как, например, пенсионеры, – комментирует Константин Селянин.

По сравнению с прошлым годом реальные доходы свердловчан сократились в абсолютном выражении на 3 500 рублей

Поскольку реальные денежные доходы – это относительный показатель, для наглядности здесь мы приводим размеры среднедушевых денежных доходов населения (они не учитывают инфляцию). В пандемийном 2020 году в Свердловской области зафиксировали первое за последние несколько лет снижение этого показателя, хотя в остальных регионах УрФО такого не произошло

Примеры от обратного

Несмотря на все сложности, которые принесла с собой пандемия, некоторым уральцам удалось не только сохранить свой прежний уровень дохода, но и нарастить его. В основном это произошло с теми, кто успел вовремя среагировать и перевести свою работу в дистанционный режим или уже работал онлайн.

Так было и с графическим дизайнером Дарьей Руслановой из Екатеринбурга. Она работает на фрилансе уже третий год, занимается, в частности, оформлением сайтов и составлением презентаций для своих заказчиков. Девушка отмечает, что когда в прошлом году её реальные и потенциальные клиенты перешли на удалёнку, работы стало значительно больше, поэтому и на доходы жаловаться не приходилось.

Психолог-практик директор психологического центра Марина Масленникова говорит, что её доходы в прошлом году не были постоянными.

– Поначалу, в марте-апреле, на консультации по Skype согласились лишь около 30 процентов клиентов. Но спад продлился всего пару месяцев. Когда начали снимать ограничения, люди стали охотнее записываться на консультации. Психологам пандемия, скорее, сыграла на руку: людям тяжело было пережить карантин, выйти после удалёнки на работу, и им нужна была помощь специалистов. Работы у нас было предостаточно.

  • Опубликовано в №147 от 13.08.2021 
Областная газета Свердловской области