Темы дня

Уральский экстремал выполняет опасные трюки на льду и воде с помощью парашюта

С помощью кайта Артём может развить скорость до 70 километров в час. Фото из архива.

С помощью кайта Артём может развить скорость до 70 километров в час. Фото из архива.

Держась за парашют, он скользит по водной глади на «доске» и в прыжках выполняет трюки. Зимой всё то же самое делает на льду. 19-летний екатеринбуржец Артём Гаращенко занимается уникальным для Урала видом спорта — кайтсёрфингом. Этой весной он стал чемпионом мира по снежному кайтингу. А на днях вернулся с четвёртого этапа кубка Европы по водному кайтингу, где занял 13-е место.

Уральских кайтсёрферов можно встретить на озере Шарташ почти круглый год, не сезон для них только ранняя весна и начало зимы, когда тонкий лёд — в остальное время тренировки возможны. Даже сейчас, благодаря аномально тёплой осени, они продолжают кататься в гидрокостюмах. Но в целом таких спорт-сменов на Урале мало, причина тому — капризный климат.

— Кайтсёрфинг бывает зимним и летним. И в том, и в другом спортсмен сильно зависит от погодных и природных условий, — говорит Артём.

— На Урале условий нет?

— Именно так. В водном кайтинге спортсмен катается не по волнам, как в пляжном сёрфинге, а по водной глади. Идеальная погода для занятий — ровный и спокойный ветер, чтобы не было волн. При нашем климате это практически невозможно. Сегодня ветер сильный, завтра его нет вообще, и ты не знаешь, сколько будет длиться затишье. К тому же на озере Шарташ, где находится наша сёрф-база, почти на всех берегах много деревьев, и парашют за них может зацепиться. Зимой всё проще. Можно выйти в поле или на лёд и стартовать с любого места. Ветер в это время дует не прерывисто. И если летом можно кататься только на «доске» — вейкборде, то зимой некоторые спортсмены даже коньки надевают. Ещё можно попрыгать в горах, мой самый затяжной прыжок с горного склона длился 40 секунд. Но в зимнее время есть другая проблема — в минусовую температуру амуниция леденеет, и чтобы сложить парашют после тренировки, его нужно сначала отогреть.

— Как ты попал в кайтсёрфинг?

— Мой отец всю жизнь занимается спортом, и он всегда хотел, чтобы я увлекался тем же, чем и он. Поэтому, когда мне было три года, он поставил меня на лыжи, в пять лет — на сноуборд. Затем папа увлекся кайтингом. Около года он учился управлять парашютом, а когда понял все тонкости этого спорта, купил кайт и для меня, мне было восемь лет. Тогда я катался на скейтборде, и кайтинг поначалу был мне неинтересен. Но со временем у меня начало получаться, и в 15 лет я уже стал выступать на соревнованиях в категории «профи». За последние годы я четыре раза выполнил норматив на мастера спорта, но пока у меня звание только кандидата в мастера спорта. В Федерации парусного спорта, к которой относится кайтсёрфинг, присвоение новых званий идёт очень медленно.

— Ты ездишь на соревнования по миру и часто тренируешься за границей — где берёшь на это деньги?

— Часть средств на поездки я зарабатываю, побеждая на соревнованиях, спортивное оборудование представляют спонсоры. Я вхожу в сборную России по кайтсёрфингу, но это мне мало чем помогает. Все члены сборной тренируются сами по себе, никаких сборов не проводится.

На соревнованиях кайтеры выступают в двух номинациях: езда на скорость и фристайл — выполнение трюков. Я занимаюсь фристайлом, а большинство уральцев предпочитают гонки, они менее травмоопасны. Среди моих друзей очень много кайтеров из самых разных точек планеты. Когда я еду кататься в ту или иную страну, пишу своим знакомым, они встречают меня, и мы вместе проводим время.

— Постоянные отъезды не сказываются на учёбе?

— Я учусь на третьем курсе Института физической культуры Уральского федерального университета. Когда я поступал туда, рассчитывал, что, поскольку буду учиться на спортивной специальности, смогу сдвигать июньскую сессию из-за тренировок и выступлений. Но не тут-то было. Чтобы сдать какую-нибудь контрольную в другое время, приходится уговаривать преподавателей, показывать им вызовы от Федерации парусного спорта. Никаких поблажек мне не делают.

— Что в кайтсёрфинге самое сложное?

— Достичь равновесия. Ты должен направлять кайт (парашют) по ветру и при этом удерживаться на «доске» — из-за волн она постоянно двигается, поэтому лучше учиться кататься зимой. Правда, на лёд падать больнее. Во время трюков я прыгаю в высоту до 15 метров, оттуда можно не слабо упасть.

— С птицами на такой высоте не сталкиваешься?

— Нет, конечно. Но был случай, когда птица врезалась в кайт. Я сначала подумал, что стропы запутались, как вдруг передо мной упало маленькое тельце. Но птица вскоре оклемалась и улетела.

— Ради спорта ты готов переехать за границу?

— Да, я задумывался над этим. В мире популярен водный кайтинг, в отличие от России, поэтому за границей у меня больше перспектив. Но здесь у меня есть мечта — разработать свою теорию по занятиям кайтингом. В России этим спортом начали заниматься недавно, в конце 90-х годов, поэтому методики тренировок для кайтеров у нас всё ещё не существует. Думаю, она многим могла бы помочь.

Областная газета Свердловской области