Темы дня

Эпоха до цифры: как ретушировались фотографии 150 лет назад

На открытках дореволюционного времени облака часто прорисовывались отдельно, с помощью красок. Занимались этим обычно художники. Фото: Государственный Архив Свердловской Области

На открытках дореволюционного времени облака часто прорисовывались отдельно, с помощью красок. Занимались этим обычно художники. Фото: Государственный Архив Свердловской Области

Ретушь фотографий начала применяться задолго до появления графических редакторов, и нужна она была не только для того, чтобы сделать модель красивее. О том, как полтора века назад корректировались снимки, почему на старых карточках редко можно увидеть небосвод и кто обычно становился ретушёром рассказал историк фотографии, куратор Центра фотографии «Март» Артём Беркович.

Соединить небо и землю

Ретушироваться фотографии стали ещё со второй половины XIX века. Технологии того времени не позволяли снимать на одной экспозиции небо и землю. Поэтому, разглядывая фотографии того времени, нередко можно встретить снимки, на которых не видно облаков. На негативах этих фотографий небо просто закрашено чёрной тушью.

- Материалы имели особенную чувствительность к синему цвету. Облака на небе надо было снимать с меньшей экспозицией, – объясняет историк. – Если фотограф снимал небо, то не хватало света для земли, а если снимал землю, то засвечивалось небо. Поэтому нередко ретушёры просто рисовали красивые облака на негативе. В XIX веке художники обладали высоким уровнем навыков в живописи, свою роль играла многовековая традиция реалистичного рисунка. Даже художник среднего уровня мог выполнить задачи, которые стояли перед ретушёром. Эта практика сохранялась, даже тогда, когда небо и землю уже можно было снять одним кадром: серое невыразительное небо казалось хуже нарисованного. На многих открытках мы видим облака, созданные с помощью кисти.

Помимо рисования на негативах авторы пользовались ещё одним способом: фотографы снимали небо и землю с разными экспозициями, а потом просто соединяли в одно изображение. Монтаж (или, как говорят сегодня, фотожаба) появился ещё в середине XIX века. Это могли быть очень сложные монтажи из тридцати и более изображений. Фотограф продумывал композицию и снимал каждого героя отдельно, а потом печатал финальную фотографию с разных негативов.

У екатеринбургского фотографа Вениамина Леонтьевича Метенкова в штате был ретушёр. В архиве сохранились негативы съёмки Метенкова для каталогов музея Уральского общества любителей естествознания и Каслинского завода. Как в любом другом каталоге, в них объекты должны были быть представлены на белом фоне. Метенков снимал изделие каслинских мастеров, а ретушёр на негативе обводил кистью объект, закрашивая фон чёрной тушью или красной краской. На сленге современных ретушёров это называется обтравкой.

Если взять в руки негативы с фотографиями для каталогов, можно увидеть, как ретушёр обводил объект кистью. Это была тонкая, почти ювелирная, работа. Фото: Государственный Архив Свердловской Области

Фотография как картина

Вторая задача, которая стояла перед ретушёрами 150 лет назад – работа с портретами. Не секрет, что снимать в помещении сложнее, чем на улице, а классические портреты делались в основном в павильонах. Осложняла работу и светочувствительность материалов, она была гораздо ниже, чем сегодня.

- Если изображение было небольшого формата, то обычно ретушь делалась по негативам. Но мне приходилось видеть отпечатки и очень большого размера, – делится историк. – Фотографии конца XIX – начала XX века с точки зрения резкости и проработки деталей качественнее, чем многие снимки 70–80- х годов прошлого века, потому что первые делались на негативы 18 на 24 сантиметра, а вторые – на узкую плёнку.

Несмотря на хорошую оптику, фотографу всё равно зачастую не хватало навыков и возможностей техники, чтобы на достойном уровне напечатать фотографию крупного формата. Поэтому ретушёрам приходилось корректировать изображения. Беркович рассказывает:

- По прейскурантам того времени видно, что иногда клиенты заказывали портреты в натуральную величину. На них могли пропасть резкость, детали. Тогда ретушёр с навыками академического рисунка мог отдельными штрихами акцентировать, например, брови, очертания рта или зрачки. – Кстати, очень многие художники начинали как ретушёры у фотографов, например, ИванКрамскойили Архип Куинджи. Такая ретушь производилась по отпечатку. Разглядывая некоторые фотографии вблизи, можно увидеть, как много нарисовано поверх фотографии. Предположим, фотография висела в гостиной в богатой раме, как картина. Издалека ретуши не было видно. Ведь мы не увидим пиксели цифровой фотографии, если не начнём рассматривать её совсем близко.

На контрасте

- В дореволюционный период я встретил только одну фотографию, опубликованную в екатеринбургской газете. И, честно говоря, на месте тех, кто сфотографирован, я потребовал бы компенсацию за моральный ущерб. И если что, простил бы, потому что это был эксперимент, – улыбается куратор. – По фотографии можно понять, что это группа из нескольких человек, кроме силуэтов мужчин там ничего не видно. А вот уже в 20-е и 30-е годы фотографии печатали на приличном уровне.

Если взглянуть на фотографии, опубликованные в изданиях середины прошлого века (в том числе в «Вечернем Свердловске» и «Уральском рабочем»), то в глаза бросается довольно грубая ретушь, сделанная с помощью белил и туши. Она усиливала контрастность картинки, добавляла пропавшие детали, отделяла важные объекты от фона. Рисовали прямо по отпечатку, потом его переснимали.

Работали над отпечатками с помощью тонкой кисти. Особенно тщательно советским ретушёрам приходилось колдовать над портретами вождей. Их задача была создать узнаваемый образ, но одновременно близкий к эталону.

- Если мы откроем любую советскую книгу по истории революции, то все портреты Сталина, Ленина и других вождей будут значительно скорректированы художником. В советской культуре отретушированные фотографии выполняли роль икон: они продавались в виде открыток, плакатов, их несли на демонстрациях, вешали в кабинетах и красных уголках, – говорит Артём. – Такие фотографии соединяли в себе реальность и вымысел: с одной стороны, Хрущёв не должен быть похож на Брежнева, с другой – его образ должен быть приближен к идеальному. Например, в музее Ельцин Центра можно увидеть канонический официальный портрет Горбачёва, где у него на голове нет родимого пятна. В своё время эти снимки вызывали иронию и были поводом для анекдотов, но сегодня мы воспринимаем их как часть истории.

  • Опубликовано в №075 от 26.04.2019 
Областная газета Свердловской области