Темы дня

Люди мне доверились, как же я откажусь?

  Валерий Баренков
Конкурс

Продолжаем публиковать материалы участников конкурса «СверхНовый взгляд».

Продолжаем печатать с самые интересные материалы участников конкурса юнкоровских изданий «СверхНовый взгляд». Прошлой осенью своё столетие отметил комсомол, крупнейшая молодёжная организация в истории страны. Победитель в номинации «Лучший материал, посвящённый 100-летию комсомола» Валерий Баренков (газета «5 углов», Новоуральск) поговорил с 93-летней участницей Великой Отечественной войны Валентиной Никитичной Достоваловой, которая охотно поделилась воспоминаниями.

– Когда мы были маленькими, мы очень завидовали тем, кто уже пионер, комсомолец, – вспоминает она. – Это было очень важно для детей и подростков в то время. Пионерами, комсомольцами были лучшие из лучших. Звание пионера или комсомольца – это была награда! И мы старались так учиться и так участвовать в общественной работе, чтобы и нас приняли. Собирали лом, макулатуру, помогали старшим – потом это стало называться тимуровской работой. И это была огромная радость, когда меня сначала приняли в октябрята, потом в пионеры, а потом в комсомол. Мои старшие сёстры и братья уже к тому времени уже были комсомольцами. Я сейчас уже не помню в подробностях, как именно это происходило, единственное скажу: сама процедура была самая обычная, «неторжественная».

На фронт я попала уже комсомолкой. После курсов медсестёр, которые окончила без отрыва от производства, работая токарем на заводе. Я просто уехала на фронт с эвакогоспиталем. Можно сказать, «дикарём», без повестки, не оформляясь, потому что на фронт меня не брали. Месяца три-четыре спустя, уже на фронте, это обнаружилось, и меня чуть было не отправили назад: «Вот как приехала сюда – так и уезжай!». Я – в слёзы. Но, видно, кто-то за меня вступился, и меня оставили работать в полевых условиях медсестрой, занеся во все списки, в том числе и комсомольцев. Через какое-то время меня избрали комсоргом эвакогоспиталя.

Комсомольская работа у нас в госпитале была очень хорошо поставлена. Проводили собрания. На них нас знакомили с приказами командующего фронтом, непосредственно касающихся нашей работы. Также на собраниях мы решали разные важные вопросы – например, об уходе за тяжелоранеными и шефстве над ними, об организации культмассовой работы. Шефство над тяжелоранеными было, кстати, моим комсомольским поручением. И я хорошо с этим справлялась, хотя некоторые уклонялись от шефства. Не потому что не хотели, а потому что некогда было. И в палатах перед ранеными с концертами я тоже выступала. У нас был Миша Моторин, он отвечал за самодеятельность, и мы с ним однажды поставили акробатический этюд: ещё до войны я самостоятельно научилась делать колесо, шпагат, ходить на руках, стоять на голове…

– Валентина Никитична, а вы-то как всё успевали – и работать сутками, и за ранеными ухаживать и в самодеятельности участвовать? И как хватало времени ещё и на собрания?

– А через «не могу»! А собрания… Один раз в три часа ночи проводили – когда смену сдали. В таких собраниях обязательно участвовали и начальник эвакогоспиталя, и замполит. А потом меня избрали секретарём комсомольской организации эвакогоспиталя.

– И вы согласились?

– Меня люди выбрали. Мне доверили. Как же я откажусь? На войне я стала кандидатом в члены партии. По возвращении с фронта (Валентина Никитична Достовалова ещё участвовала в войне с японскими милитаристами в августе 1945 года – Прим. автора.) я четыре года работала в Каменском райкоме комсомола, в том числе почти три из них – секретарём райкома. Участвовала в комсомольских семинарах, делилась опытом работы. Мы организовывали работу с молодёжью и курировали её – в школах, на предприятиях, в городе.

А потом меня наградили грамотой обкома комсомола и направили на комсомольскую работу в наш город – в Свердловск-44. Здесь у меня уже жила сестрёнка. Я приехала 18 марта 1950 года. И 1 апреля вышла на работу инструктором комсомольского отделения политотдела. Я работала здесь три года, занималась комсомольской работой с молодёжью в войсковых частях и в строительных организациях. В этот период в наш город был очень большой наплыв молодых специалистов: заключённых интенсивно заменяли на вольнонаёмных. После смерти Сталина в 1953 году наш политотдел расформировали, и меня пригласили работать инструктором профсоюзного комитета ОЗК-123 (Объединённый заводской комитет) по внешкольной работе, а через два года я возглавила детский сектор в Доме культуры Уральского электрохимического комбината.

– Как вы можете оценить вклад комсомольцев в развитие нашей страны?

– На моих глазах комсомол и комсомольцы очень много сделали, построили и создали – в том числе и в нашем городе. И я тоже в этом участвовала. Вообще я очень благодарна комсомолу, в том числе за свою судьбу. У меня рано умерли родители, я жила в семьях старшего брата и старшей сестры, и комсомол меня вырастил и вывел в люди. Комсомол сделал из меня ответственного человека. В этой организации состояли с четырнадцати до двадцати восьми лет. И комсомольская организация не давала молодому человеку в то время остаться одному наедине со своими проблемами: одним комсомол помогал поступить учиться, трудоустроиться, других брал за руку и заставлял учиться и работать. За что многие, очень многие впоследствии были благодарны.

  • Опубликовано в №126 от 19.07.2019 
Областная газета Свердловской области
.