Темы дня

Каждый человек имеет право

Татьяна Мерзлякова: «Читаю каждую статью Конституции и восхищаюсь нашими земляками, прежде всего недавно ушедшим из жизни Сергеем Сергеевичем Алексеевым, сумевшим создать этот великий документ». Фото Станислава Савина.

Татьяна Мерзлякова: «Читаю каждую статью Конституции и восхищаюсь нашими земляками, прежде всего недавно ушедшим из жизни Сергеем Сергеевичем Алексеевым, сумевшим создать этот великий документ». Фото Станислава Савина.

Документ, обязующий государства неукоснительно соблюдать основные права и свободы своих граждан, принятый 10 декабря 1948 года Генеральной Ассамблеей Организации Объединённых Наций после длительного обсуждения, был поддержан почти всеми странами послевоенного мира.

Необходимость принятия такого документа была осознана ещё во время Второй мировой войны. Мир понял, что нужно как-то жить дальше. Нужно жить лучше. И, выбирая между опытом, накопленным человечеством, и светлой мечтой о мирной жизни, государства договорились, что в центре критериев существующей жизни разных стран должен быть человек с его правами и свободами.

В 1993 году наша страна приняла новую Конституцию России, в которой глава вторая посвящена человеку, его правам и свободам. Прошло 20 лет. Сегодня с различных трибун звучат разные оценки Конституции и нередко раздаются призывы обновить её, подправить отдельные положения. От иных публичных лиц уже слышим, что не лишне подумать о смещении акцентов: от защиты прав человека к защите государства. Это не может не настораживать. Первое и важное, что хочется отметить: Конституция России прошла испытание временем. Государство выстояло, сохранив суверенитет и территориальное единство. Политические процессы вернулись в цивилизованное русло. А человек осознал, что у него есть права. И это главное достижение двух прошедших десятилетий.

Совсем недавно на Международном парламентском форуме, посвящённом 20-летию Конституции РФ, многие обратили внимание на выступление киргизского парламентария, в недавнем прошлом омбудсмена Киргизии Турсунбека Акуна. Он признался, что завидует россиянам, сохранившим свою Конституцию. Киргизия же под каждого нового президента вносила поправки, которые, по сути, меняли государственный строй. Советская история тоже щедра на подобные примеры: почти каждый новый руководитель государства считал необходимым иметь свою конституцию. Поэтому призыв киргизского коллеги «Берегите Конституцию!» — обращение ко всем нам. Ведь только устойчивое состояние конституционного строя, только уважение к конституционным правам человека позволили России пережить испытания этих 20 лет и будут её опорой в будущем.

Заключительное слово на этой конференции председатель Государственной Думы РФ Сергей Нарышкин предоставил Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации Владимиру Лукину. И оно было знаковым: «12 декабря 1993 года всенародным голосованием была принята и 25 декабря того же года вступила в силу первая и, надеюсь, единственная Конституция Российской Федерации».

По мнению Владимира Лукина, это событие стало важнейшей вехой в истории нашего государства, впервые провозгласившего своей высшей ценностью права и свободы человека. Приступив к строительству демократического федеративного правового государства, мы заложили фундамент его единства, в целом выдержавший испытания на протяжении истекшего двадцатилетия.

Этим нельзя не гордиться или хотя бы просто-напросто не ценить. Но что же тогда заставляет с грустью говорить, что не все люди в нашей стране знают и ценят Конституцию? Откуда столько иронии и даже сарказма в оценках этого великого документа? Я понимаю, что подходить к Конституции как к историческому артефакту — это, во-первых, величайшая и непростительная ошибка, причём ошибка не только политиков, но и интеллектуалов. Ведь именно со сбоев конституционной легитимности начинались трагедии 1917 года в России, 1933 года в Германии и 1991–1993 годов — в СССР и России. А во-вторых, это проблема равнодушного общества, но никак не самой российской Конституции.

Конституция, к сожалению, не стала равной опорой в жизни всех. Федерация неодинаково относится к своим субъектам. Ещё больше отступлений от равноправия в подходе к людям.

Возьмём равенство всех перед судом... Девять лет лишения свободы получил в нашей области один из руководителей за то, что доверил подрядные работы организации, которая поставила ему окна в доме безвозмездно. А как быть с теми, кто разваливал нашу армию, а теперь улыбаются с экранов телевизоров? В двух этих случаях разница в нанесённом ущербе в миллиарды, а наказание... Люди не верят, что кто-то накажет тех, кто разворовал миллиарды. Строго наказывать продолжают за кражу сотовых телефонов, мешка комбикорма с фермы. Не оправдываю эти преступления. Но уж очень отличается спрос за них от того наказания, что назначают беззастенчиво грабящим государство на высшем уровне. За эти годы мы научились не комментировать решения суда, говорить о его независимости, невмешательстве в его деятельность, но сам суд от этого не стал пользоваться большим доверием общества. Только открытость судов, доступность правосудия, беспристрастность самих судей могут вернуть доверие судебной власти. Пока есть разрыв между конституционными положениями и их реализацией, люди будут искать защиту в Европейском суде по правам человека.

По мнению председателя Конституционного суда Валерия Зорькина, Конституция России заложила правовые нормы для общественного согласия. Но пользоваться ими не всегда удаётся. Наблюдаю несколько лет, как правоохранители боятся посягнуть на права наших неэффективных собственников. А как быть с правами наёмных работников, которые трудятся на благо этих собственников, не получая месяцами зарплату и добиваясь выплат потерей здоровья и времени?

Я не одобряю позицию власти, которая судится с человеком. Ситуация с многоквартирными домами на землях для индивидуального жилищного строительства тому пример. В том, что эти дома в областном центре растут как грибы, по мнению чиновников, виноваты люди. Они упрекают людей в том, что те позарились на дешёвенькое. Администрация города строчит иски о сносе этих домов. Наверное, с формально-правовых позиций с этим можно согласиться. Но почему же ни один (!) из чиновников за это массовое строительство не ответил, они что, из кабинетов не выходят? Не видят, что в их районе делается? Наказывают только простого человека, да если б одного. Счёт уже пошёл на тысячи. О каком общественном согласии здесь можно говорить?

Конституция России гарантирует... Читаю каждую её статью. И восхищаюсь нашими земляками, прежде всего недавно ушедшим из жизни Сергеем Сергеевичем Алексеевым, сумевшим создать этот великий документ. И сожалею, что всё больше говорят о внесении в Конституцию поправок. Конечно, любой текст можно совершенствовать до бесконечности. Но если сегодняшний текст Конституции позволил нам жить и развиваться 20 лет, то надо ли его менять? Особенно пугают серьёзные поправки, предлагаемые солидными людьми. Например, предложение найти в Конституции место православию. Воспитанная в православной семье, я этого опасаюсь. Это может расколоть и без того несплочённое общество. У нас есть целые регионы мусульманские, буддистские, есть и такие, которые либерально отталкивают любое упоминание о православии. Надо объединять общество, а не разъединять его. Любая вера выживет, если она чиста и сильна своими нравственными, духовными составляющими. Православию нет необходимости просить от государства поддержку. Вера выжила в годы жесточайших репрессий и будет жить.

Или обнародованная недавно инициатива по внесению поправок в Конституцию России о предоставлении Екатеринбургу статуса города федерального подчинения. Давайте лучше будем возвращать экономику, развивая Уралмаш, Химмаш и другие флагманы отечественного машиностроения, которые позволили стать Екатеринбургу в своё время политической, культурной столицей нашего опорного края державы. Надо объединиться, чтобы вместе спасать Екатеринбургский мясокомбинат, камвольный комбинат и иные предприятия, когда-то давшие людям работу, а городскому бюджету поддержку. На мой взгляд, ошибочно оставлять областному центру только торговый и банковский секторы развития. Город исторически сложился как крупный промышленный центр, вокруг которого развивались наука, культура, сфера услуг. В любом случае наша жизнь показывает: нам надо объединяться. Любое разделение не ко времени. Призывы, подчёркивающие некое превосходство столиц над провинцией, были всегда. Но они принадлежали отнюдь не элитам и интеллигенции в высоком смысле этого слова. Лучше всех об этом, на мой взгляд, писал Василий Шукшин.

В нашей Конституции есть всё, чтобы жил человек, семья, страна. И это главное. Надо беречь Конституцию как достояние, следовать ей, совершенствовать механизмы её исполнения, и тогда мы будем свидетелями больших достижений наших граждан, живущих в сплочённом обществе, крепкой стране.

Сегодня нет недостатка в желающих оценить нашу демократию, особенно со стороны «стран развитой демократии». Критики лишь подтверждают то, что в мире Россию всегда оценивают по самым строгим меркам, самым высоким стандартам и ждут от неё чего-нибудь идеального.

Областная газета Свердловской области
.