Темы дня

Яков Силин: «Рано осуждать реформу, надо обсуждать и предлагать, если что-то не устраивает»

Яков Силин: "Местное самоуправление не должно рождать попрошаек, это самостоятельное управление". Фото Алексея Кунилова.

Яков Силин: "Местное самоуправление не должно рождать попрошаек, это самостоятельное управление". Фото Алексея Кунилова.

На стене уютного кабинета на 15 этаже дома правительства — большая политическая карта Свердловской области с яркими границами муниципальных образований. Как говорит хозяин, вице-премьер Яков Силин, порой она очень помогает сориентироваться...

— Иногда нужно точно знать километраж, чтобы рассчитать скорость. Расстояние, время, погода, днем или утром выезжаешь — всё имеет значение... Бывает, что куда-то ещё не ездил или ехать приходится по другому пути, — рассказывает Яков Петрович. На новой должности от отвечает за связь областной власти с местным самоуправлением.

— Во многих городах области вам довелось побывать?

— В большинстве — был в разное время. Но, вот например, в Пелым пока не доехал, раньше он не был самостоятельным муниципальным образованием. Так же и с Махнёво — это бывший Алапаевский район, а сегодня — самостоятельный муниципалитет. Но если считать, что когда-то это был единый муниципалитет, я там бывал и не раз.

— В чем конкретно заключаются ваши задачи на этой должности?

— По большому счету это организация взаимодействия правительства области и муниципальных образований через администрации или представительные органы. Это и содействие в решении наиболее сложных и долгосрочных задач, которые стоят перед ними. По сути, эти задачи стоят и перед нами, но реализуются они в муниципалитете. Возьмите обеспечение местами в детских дошкольных учреждениях. Детский сад строится в конкретном городе, который входит в состав субъекта федерации. Например образование: содержание зданий — это функционал муниципалитета, а зарплата, методики, подбор и подготовка педагогов — это в большей степени ложится на субъект. Уберите хоть одну из составляющих — школы не будет. Невозможно разорвать единую систему.

— Всё это верно, но недавно на конференции областного отделения Совета по местному самоуправлению очень много говорилось о независимости муниципальной власти...

— Да, некоторые резко говорили про независимость муниципалитетов. Спрашивается: какая независимость, от кого? Конституцию открываешь — система местного самоуправления существует в государстве как уровень власти. В государстве! Просто уровень особый, вот это нужно всем помнить: особый уровень и полномочий, и проблем, и ответственности. Это единая жесткая вертикаль власти. Область не вмешивается в работу местных органов власти. Мы помогаем решать проблемы.

— На формирование такой вертикали направлен и новый законопроект, так называемая реформа местного самоуправления. Вы поддерживаете эти перемены?

— В целом — да. Изменения необходимы. С чем чаще всего сталкиваешься, когда руководитель неудачно работает на муниципальном уровне? Люди, обращаясь к нам, говорят: вы же власть, наведите порядок! Деликатно отвечаешь: непосредственно ваша власть на местах — вот, это те, кого вы избрали. Если руководители слабые, население так и говорит: они слабые, они не власть, а вот вы — власть, вы и наведите порядок. Но мы в данном случае едины в ответственности. В этой ситуации у областной власти, у губернатора должны быть реальные рычаги влияния. Мы говорим: если область, например, помогла что-то построить, то муниципалитет должен это содержать. А значит, глава должен создать условия, чтобы бизнес не утекал из территории. Некоторым молодым руководителям кажется: избрали, а дальше всё просто. Есть бюджет, есть полномочия, аппарат — можно работать. К слову: у городского округа — 44 полномочия, у поселения, маленького поселения со статусом муниципалитета — 39. Попробуй их выполнить: опытных кадров мало, ресурсов не хватает, а жители требуют. Да, денег всегда не хватает, главы всегда недовольны. Спрашивается — а кто кого звал на эту работу? Сами приняли для себя решение работать на общество — терпите, трудитесь и старайтесь.

— Многие претензии местного самоуправления именно к деньгам и сводятся.

— Если пытаться сводить преобразования только к просьбе «дайте деньги», то положительных результатов не будет. Местное самоуправление не должно рождать попрошаек, это самостоятельное управление, под свою ответственность, так и в законодательстве прописано. Преобразования, которые сейчас предлагают — это очень серьёзные изменения, так надо сначала в них вникнуть, изучить! Они касаются в большей степени трёх городов Свердловской области — Каменска-Уральского, Нижнего Тагила и Екатеринбурга. А ещё 91 город это впрямую не заденет. Почему зашевелились-то? Серьёзные изменения планируются в сфере перераспределения полномочий между поселениями (их 21) и муниципальными районами (их 5), а также в порядке и механизме формирования органов местного самоуправления.

— Может быть, зашевелились, потому что не будет возможности избрать главу? Некоторые именно на этом делают акцент.

— Не совсем так. Здесь речь идёт о том, о чём на самом деле все говорят: должна быть чёткая управляемая, подотчётная и подконтрольная населению система. Сегодня кому задают вопрос по деньгам? Чаще всего губернатору. А может ли губернатор повлиять на избрание сити-менеджера в нынешней ситуации? Когда в конкурсную комиссию, которая принимает решение о кандидате, губернатор направляет только трёх человек, а остальные шесть — от муниципалитета.

— Реформа изменит соотношение?

— Да. Предусматривается соотношение 50 на 50. И чего мы волнуемся? У городских округов, муниципалитетов, поселений стало на 17 полномочий больше, чем было при принятии закона о местном самоуправлении десять лет назад. И никто не отказывался, между прочим. Может, не полностью, но переходили и деньги. И если сегодня претензии предъявляются к субъекту, тогда у него должен быть и рычаг влияния. Губернатор, услышав предложения, просьбы, передал, в соответствии с законом, полномочия на местный уровень, но у него должна быть возможность контроля. Это ведь логично: если мы передали функции и деньги, мы должны иметь возможность спросить с главы и с сити-менеджера. Пусть его утверждают или избирают депутаты, но в части финансирования практически всех основных проектов за него отвечает губернатор. И губернатор должен иметь возможность спросить, так же как и президент потом спросит с губернатора. Это правильный подход. Если бы в законе было прописано, что губернатор назначает сити-менеджера, наверное спорить бы ещё можно было. И то в отдельных территориях это было бы оправдано. Но здесь — паритет. Что плохого? То есть, когда «дай деньги», то пожалуйста, а когда речь об ответственности — «зачем нам ваш контроль»? Неинтересно разговаривать с такими критиками.

— Нужно ли создавать внутри крупных городов муниципалитеты, как предлагает реформа?

— Сложный вопрос. На первый взгляд, кажется, что нарушится управляемость. Но чего боимся? Ответственности? Если есть опасения, что возникнут какие-то неурядицы, то предлагайте свои формулировки закона, пока он на стадии обсуждения. Я регулярно вижу многих глав, так вот большинство из них абсолютно не интересует данный проект закона в этой части! У них нет районного деления. Переживают три крупных города.

— Создание внутренних муниципалитетов повлечет и новые полномочия на этот уровень. Оправданно ли?

— Если, не отрегулировав функционал, создать внутри просто дополнительно ещё муниципалитеты, то нет, не оправданно. Например, транспорт, он как будет существовать? Трамвай перешел границу района и что? Когда эти вопросы поднимали в прошлые годы, не просчитывали последствия. Но теперь накоплен опыт. Если самые серьезные, самые затратные функции будут у субъекта или у большого муниципалитета, то это не страшно. Из того проекта закона, который существует, всего 13 полномочий предлагается передать внутригородским, районным муниципалитетам, если они будут созданы. Возьмите сейчас обычный муниципалитет, тот же Волчанск — десять тысяч население, 44 полномочия. А у 300-тысячного района Орджоникидзевского внутри Екатеринбурга будет 13 полномочий. Чего боимся-то? Перегрузки? Рано осуждать реформу, надо обсуждать и предлагать, если что-то не устраивает. Нельзя допустить ухудшения, а совершенствовать — необходимо.

— Уж где-где возникает перегрузка полномочий, так точно не в Екатеринбурге. А как действительно с таким набором выживают маленькие населённые пункты?

— К сожалению, зачастую те маленькие муниципалитеты, что приобрели статус поселенческих муниципальных образований первого уровня, а вместе с этим и 39 полномочий, объективно не справляются с ними. Доходных источников почти нет, они процентов на 90-95 — дотационные. Какая самостоятельность? Вот вы житель, приходите к местному главе и говорите: мы же тебя избрали, почему здание не ремонтируется? И в суд. А суд предпишет — делай ремонт, полномочия есть, как глава, ты обязан решить вопрос. А он не может. Или, например, не может обеспечить жильём льготные категории. Так нам нужно взвесить: нам такие недееспособные муниципалитеты нужны или нет? Когда у муниципалитета ответственности под завязку, а он не может справиться, включается потенциал области. Скажите, губернатор в таком случае имеет право спрашивать с них? Вертикаль власти прописана в Конституции, а в таких больших странах как Россия, она должна быть жесткой. В том числе, и из-за вот таких слабых муниципалитетов.

— Наверняка вы можете назвать и самые успешные наши муниципалитеты, и явно отстающие.

— Как правило, успешный муниципалитет — это тот, где глава умеет выстраивать отношения и с региональной властью, и с бизнесом, и с населением. Хороший пример: Серов, север области, промышленный город. И вдруг там открывается филиал МНТК «Микрохирургии глаза». Площади предоставил муниципалитет, великолепный ремонт сделала наша Уральская горно-металлургическая компания, которая и выступила вдохновителем и инициатором. МНТК «Микрохирургия глаза» оснастили филиал современнейшим оборудованием и подготовили специалистов. Правительство области в лице министерства здравоохранения разместили заказ на бесплатное лечение и через фонд обязательного медицинского

страхования обеспечивает это. 85 процентов услуг — бесплатные! Пять сторон, уберите любую — не будет результата. Руководству Серова могу пятерку с восклицательным знаком поставить и в пример привести. А какой больничный комплекс создан в Карпинске! И дальше у этого главы, у Бидонько С. Ю., есть планы: жильё строить, коммуналку менять, теплом-светом город обеспечить, мудро поступает — кладбищами занимается. Эту важную и очень щепетильную тему главам необходимо держать у себя на контроле лично, никому и никогда не передоверять. Много хорошего есть в Североуральске, Ивделе, Алапаевске, Нижней Салде, Камышлове...

— Ну а что до проблемных муниципалитетов? Где сегодня сложнее всего?

— Сложная ситуация в Дегтярске, уже много лет. Проблемы была с предыдущим главой: будучи слабым руководителем, человек ещё и не очень хотел работать, у него не получалось, вот и осталось такое наследство, что хуже некуда. Тяжелая ситуация в Волчанске: нынешнему главе досталось просто разрушенное хозяйство, потому что там многие годы крайне слабым было управление. В Волчанске за весь постсоветский период ни разу один и тот же глава дважды не избирался. Территория сложная по экономике, по внутренним социальным отношениям. То, что новый глава сделал за полтора года, многим и за полный созыв не удавалось. Но хотелось бы, чтобы и население задумалось: если все время менять руководителей, не давая им возможности планировать на перспективу — результата не будет.

— Главное, что вы советуете, чему вы учите руководителей муниципалитетов?

— Он обязан суметь выстроить отношения со всеми, чтобы каждому в этом городе было выгодно, удобно и комфортно жить. Глава города — это в первую очередь мастер человеческих отношений, мощнейший коммуникатор. Надо говорить с людьми, с руководителями различного уровня, с бизнес-структурами. Представьте, если глава Полевского, Первоуральска или Верхней Пышмы, кировграда не сможет выстроить отношения с гигантскими предприятиями, которые платят налоги, дают рабочие места жителям? Ну кто тогда этот руководитель? У нас, увы, есть такие примеры. Жители Краснотурьинска работают на огромном предприятии, а бывший теперь уже глава не мог выстроить систему отношений и управления. Это его проблема, но она сказывается на населении. И жители рано или поздно такого главу уберут. Кроме того, мы всегда рекомендуем главам поучиться друг у друга. Кто-то пришел к решению проблемы быстрее, сделал качественнее, так зачем изобретать велосипед? В этой части различные советы, ассоциации, союзы, конференции, круглые столы и особенно «Школа мэров» очень полезны. У нас единая цель — сделать жизнь наших людей лучше! И отвечать нам перед людьми тоже вместе! Делить нечего, есть над чем работать!

Хроника реформ

1550 год — земская реформа Ивана Грозного. Этой реформой было введено земское самоуправление: на местах из числа наиболее зажиточных посадских людей и крестьян выбирались земские старосты, возглавлявшие земские избы (выборный орган местного само-управления).

1699 год — по указу Петра I были учреждены Бурмистерская палата в Москве и подчинявшиеся ей земские избы в городах. И те, и другие — выборные. В обязанности изб входил сбор доходов и повинностей, но не управление городскими делами.

1864 год — земская реформа Александра II. До неё жизнь в земствах контролировалась директивами из центра. «Положение о земских и уездных учреждениях» в корне изменило ситуацию: были созданы губернские и уездные земские собрания и земские управы. Последние состояли из шести человек, которых избирали на земских собраниях. Земские собрания, в свою очередь, состояли из выборных гласных.

1870 год — городская реформа Александра II. Систему управления определяло «Городовое положение», которое предусматривало создание городского избирательного собрания и городской Думы с городской управой. Думу (избиралась раз в четыре года) и управу возглавлял городской голова, которого утверждал губернатор или министр внутренних дел.

1918 год — новая система власти на местах включала в себя областные, губернские, уездные, волостные съезды Советов, а также Советы депутатов городов и других поселений и исполнительные комитеты. Главной властью в конкретной территории являлся съезд Советов. Формально самостоятельность местной власти была возможна, но на деле её жестко контролировали из центра.

1936–1937 годы — главными органами государственной власти в краях, областях, округах, районах, городах и сёлах стали Советы депутатов трудящихся.

1977–1978 годы — местную власть пере-именовывают в Советы народных депутатов. Их формирование строго контролировалось партийными органами. Самостоятельность была серьёзно ограничена, однако формально в функции советов входило руководство и государственной, и хозяйственной, и социально-культурной работой.

1990 год — Закон СССР «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР». Органы местного самоуправления получили право самим учреждать различные местные ведомства и определять их полномочия.

1991 год — Закон «О местном самоуправлении в РСФСР». Местная администрация позиционируется как орган управления, руководит ею глава, которого избирает население. По сути, людям дали право самостоятельно решать вопросы в своих населённых пунктах. Экономической основой стала муниципальная собственность.

1993 год — Конституция РФ. Местное самоуправление закрепляется как основа конституционного строя и форма народовластия.

2003 год — Закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» — действует по сей день.

Сюжет

Реформа местного самоуправления
В мае 2014 года президент России Владимир Путин подписал новую редакцию закона о местном самоуправлении.

Областная газета Свердловской области