Темы дня

Жена лидера свердловского отделения «Единой России» Виктора Шептия о военных командировках и мирной жизни в политике

Светлана Шептий. Фото: Александр Исаков

Светлана Шептий. Фото: Александр Исаков

Говорят, журналисты не должны влюбляться в героев своих публикаций. Тем самым они теряют способность объективно их оценивать. Но иногда с первых минут возникает такая искренняя симпатия, что можно забыть свои вопросы и просто поговорить как с давно знакомым и очень приятным тебе человеком. После этой беседы жена лидера свердловских единороссов — Светлана Шептий — весь вечер не выходила у меня из головы. По-человечески, по-женски она заставила задуматься о том, как прожить такую жизнь, чтобы и через 20 лет после свадьбы говорить о своём муже с придыханием и растрогаться до слёз.

— Мы познакомились через моего одноклассника. У него есть брат, который учился с моим супругом в одном военном училище. Это был 95-й год, — вспоминает Светлана. — Виктор был уже состоявшейся мужчина, такой серьёзный, с офицерским званием. Мы оба были уже достаточно взрослые, ему почти 30, мне 25.

— Вы сразу поняли, что пойдёте с этим человеком дальше?

— Мне кажется, да. Это была любовь с первого взгляда. События развивались, как будто мы давно друг друга знаем. Мы много гуляли и разговаривали обо всём на свете. Казалось, что мы во всём сходимся. Виктор рассказывал мне истории из своей жизни — весёлые и не очень. Было чувство, что мы познакомились в детстве и никогда не расставались. С ним было легко, комфортно и просто здорово. Всё получалось как-то само собой. Когда он познакомил меня со своей мамой, она приняла меня сразу, я как будто пришла в давно знакомую семью. Моим родителям он тоже очень понравился: папа в своё время воевал, и они с Виктором нашли массу общих тем для разговоров. Мама почувствовала в нём надёжность, прониклась уважением и с первых дней стала называть его на «вы». И всегда для моей мамы Виктор был прав.

Светлана Шептий, Дарья Белоусова

Фото: Александр Исаков

— Тогда вы не боялись, что могут начаться опасные командировки?

— Мы познакомились в тот момент, когда Виктор вернулся из очередной боевой командировки. (Виктор Шептий на тот момент был сотрудником подразделения спецназначения ФСБ России «Группа «Альфа». — Прим. ред.). И в какой-то момент их просто не было — только служба и ночные дежурства, всё более-менее спокойно. По крайней мере, я подробностей его службы не знала. Когда у нас уже был маленький сын и я ждала дочку, началась вторая Чеченская война, и командировки возобновились. Вот тогда было страшно. Ты понимаешь, что связан семейными узами, у тебя дети. В тот период очень помогали друзья. Мой муж служил вместе с Игорем Бариновым (ныне руководитель Федерального агентства по делам национальностей в Правительстве Российской Федерации. — Прим. ред.). И мы с его женой Таней вместе их ждали. Вдвоём нам было проще. Связи тогда практически не было, ты не мог в любой момент набрать номер и услышать голос живого мужа. А он сам мог позвонить редко — раз в две недели и только на домашний телефон. Услышишь эти два-три слова, его голос и понимаешь, что он жив-здоров — и на какое-то время сердце отпускает, можно продолжать жить дальше.

Виктор Шептий, Светлана Шептий

Как рассказывает Светлана Шептий, Виктор всегда хотел троих детей. Тут семья в полном составе: вместе с родителями старший сын Андрей, средняя дочка Виктория и младшая — Вероника. Фото: архив семьи Шептий.

— И вы верили, что всё будет хорошо.

— У меня никогда не было сомнений в его надёжности. Мне помогала его уверенность. Когда мы поженились, он сказал мне: «У нас будет трое детей». Я подумала: «Откуда ты знаешь? У нас же пока нет ни одного». Но так и получилось. Младшей дочке сейчас пять лет, она — любимица всей семьи, наверно, потому, что появилась на свет, когда мы были уже в совсем сознательном возрасте.

— В тот сложный для вас период вы не пытались уговорить его поменять свою жизнь?

— У меня даже мыслей не было о том, чтоб он бросил службу. Для него это было любимым делом, он не мог по-другому. Я это приняла и с ним никогда не обсуждала. Хотя для меня это, конечно, была какая-то совсем другая жизнь. Ты не поймёшь, что такое война, пока ты или твои близкие с этим не столкнутся.

— Когда он пришёл в политику, выдохнули?

— Лишь отчасти. Он по-прежнему много работает и очень занят. Вспоминаю тот период, когда он впервые избрался, 12 лет назад. Он очень много читал, изучал, погружался. Сказывалась его целеустремлённость, которая сформировалась в его характере ещё во времена учёбы в военном училище, которое он, кстати, окончил с золотой медалью. Виктор — человек очень дисциплинированный. Он никогда не опаздывает. Чтобы собраться, ему хватает пяти минут, не важно, собирается ли он сам или одевает детей. У него всё чётко. За ним как за каменной стеной. Мне даже неудобно, что я так хвалю собственного мужа.

Светлана Шептий

Фото: Александр Исаков

— Спустя столько лет вы правда не видите в нём ни одного недостатка?

— Мне действительно кажется, что у него их нет. У него очень хорошая семья. Мы даже с его двоюродными сёстрами, которые живут в Тюмени, стали подружками — переписываемся и хотя бы раз в год стараемся к ним приехать.

— Как пронести эту теплоту и любовь через столько лет?

— Крепкая семья — эта та, в которой есть дети. Это наш оплот и стимул к развитию. В связи с папиной занятостью забота о них по большей части лежит на мне, но и Виктор отдаёт им всё свободное время, берёт их собой на все мероприятия, на которые только возможно. По воскресеньям он всегда сам готовит семье завтрак. Он очень много вложил в нашего сына Андрея. Сейчас он учится в юридическом университете, получает повышенную стипендию, играл в молодёжной команде «Урала». Сам Виктор всю жизнь с друзьями и коллегами по работе каждую неделю играет в футбол. Когда-то на тренировки он начал брал с собой и маленького Андрея. Друзья сначала говорили: «Зачем ты его привёл? Будет путаться под ногами, ещё травму получит». Потом привыкли, а сейчас его уже сами приглашают, радуются его успехам. Обе наши дочки занимаются гимнастикой. Очень хочется воспитать детей так, чтобы у каждого был стержень, цель в жизни. Чтобы учились не для галочки, а потому что интересно.

— Чем стараетесь порадовать мужа?

— На день рождения мы с детьми готовим ему творческие подарки. В этом году у него был юбилей — мы записали клип. Увидели даже скупую мужскую слезу, это дорогого стоит. В семье важно радовать друг друга, и в мелочах тоже. Когда Виктор возвращался из командировок, я всегда старалась поставить на стол его любимую селёдку с картошкой и луком. Когда Андрей приезжает со сборов, я готовлю жаркое из курицы.

— Вам приятен тот факт, что у мужа много друзей?

— Дело не в количестве друзей, а в качестве. Бывает, у мужчины есть друзья, а жена где-то сбоку. Мы дружим семьями. У него есть товарищ, с которым они вместе 35 лет назад поступали в горно-металлургический техникум. Они пронесли дружбу через всю жизнь. Игорь Баринов, с которым они познакомились в училище, потом служили в белорусском Витебске, пошли вместе в политику. Несмотря на то, что он с семьёй сейчас живёт в Москве, мы приезжаем друг к другу в гости.

— Говорят, что многое зависит от мужчины. А что, на ваш взгляд, зависит от женщины?

— Хоть и считается, что роль мужчины — главная, я думаю, что только от женщины зависит, какой будет семья. От того быта, который она создаст, от той атмосферы, которая царит у неё в доме. Даже от того, как она встречает мужа с работы. Есть те, кто целиком посвящают себя семье, и мне кажется, не стоит их осуждать. Это тоже очень большая работа — без остатка раствориться и делать всё для детей и супруга. Главное, чтобы самой было комфортно так жить.

— Но вы сами работаете.

— Я из тех, кто не может сидеть дома. По образованию я экономист, долгое время была главным бухгалтером. Ни с кем из детей я не сидела полный декретный отпуск. С первым ребёнком вышла на работу через пять месяцев. Конечно, очень помогали бабушки. К тому же, когда Виктор ездил в командировки, без работы было невозможно перестать гонять в голове тревожные мысли.

— Следите за имиджем своего мужа?

— Стараюсь. Он очень не любит ходить по магазинам. Поэтому рубашки и галстуки часто покупаю без него. Слежу за тем, что о нём пишут. Что-то мне очень приятно, а что-то стараюсь пропускать мимо ушей, чтобы не переживать.

— В том, как развивается мужчина, есть заслуга его жены?

— Муж с женой должны вместе развиваться. Чтобы они не надоели друг другу, у них должны быть общие темы для бесед. Что-то привносит он, что-то она. Мне с моим мужем по-прежнему интересно. Думаю, что ему со мной тоже.

  • Опубликовано в №132 от 22.07.2016 под заголовком «Услышу его голос — и можно жить дальше»

Сюжет

«Замужем за...»
Интервью с женами известных свердловчан.

Областная газета Свердловской области
.