Темы дня

«Политика в регионе закончилась»

Дмитрий Ионин объяснил, почему сначала не хотел соглашаться на получение мандата по партспискам. Фото: Павел Ворожцов

Дмитрий Ионин объяснил, почему сначала не хотел соглашаться на получение мандата по партспискам. Фото: Павел Ворожцов

  • Опубликовано в №210 от 11.11.2016

Депутата Свердловского Заксобрания Дмитрия ИОНИНА ряд экспертов называют единственным оставшимся оппозиционным харизматиком и пророчат ему роль связующего звена между фракциями меньшинства. В интервью «ОГ» Дмитрий рассказал, почему он считает, что в нынешнем созыве бессмысленно махать «партийными знамёнами», из-за чего он хотел отказаться от мандата и в случае чего он готов дать в морду.

— Состав оппозиционных фракций в Заксобрании серьёзно обновился. Ушли такие харизматики, как Андрей Альшевских, Евгений Артюх. В предыдущем созыве они чаще других выступали в публичном пространстве, критиковали текущий курс. Некоторые эксперты новым рупором оппозиции называют именно вас. Что думаете по этому поводу?

— Конечно, приятно, что меня так называют, но вопрос, что вкладывают в это понятие. Я не хочу стоять у памятника Ленину с мегафоном и кричать, что все жулики, воры и негодяи. Я к такой славе не стремлюсь, я за конструктивную оппозицию. К тому же этот созыв Заксобрания монополизирован одной партией. Политика в регионе закончилась после выборов. Сегодня, хотим мы этого или нет, нам предстоит совместная работа. Если же коллеги из партии большинства не будут допускать оппозиционеров к этой совместной работе в рамках комитетов, комиссий, законотворчества, то в таком случае, можно и нужно будет использовать различные инструменты парламентского и непарламетского давления на коллег из партии большинства. Будировать общественный резонанс, привлекать СМИ и общественность.

— Что значит — политика в регионе закончилась?

— Посмотрите на состав Заксобрания: 36 мест забрала партия большинства. Сегодня нет необходимости махать партийными знамёнами. Зачем? Выборы прошли сравнительно честно, партии себя показали, избиратель дал оценку. Впереди принятие бюджета. Очень сложный процесс в условиях тяжёлой экономической ситуации. А перед нами вдобавок ещё стоит задача сокращения бюджетного дефицита. В данном случае я не вижу необходимости выходить на трибуну и говорить: «Партия «Справедливая Россия» требует того-то и того-то». Эффективнее работать совместно. Например, недавноВладимир Тунгусов вместе с Людмилой Бабушкиной присутствовали у нас на заседании фракции. Я обозначил проблему по компенсации оплаты детских садов. С 2013 года эти выплаты не индексировались. То есть цена на садики за это время выросла в два раза, а компенсация не менялась. Знаю это не по наслышке, у меня самого две маленькие дочери. Конечно, мы могли бы политизировать этот вопрос, писать об этом в газетах, выходить на телевидение, собирать митинги мамочек. Но с точки зрения эффективности гораздо правильнее деполитизировать этот вопрос. Лучше я разработаю эту инициативу совместно, например, с Людмилой Валентиновной или с председателем комитета по социальной политике. Вопрос — насколько эффективно это взаимодействие сложится. Сегодня это зависит от доброй воли партии большинства, потому что все решения она может принимать единолично.

— В прошлом созыве были прецеденты, когда эсеры вносили законопроект, а на заседании его дружно отклоняли. Следом фракция большинства вносила подобный законопроект, и он принимался.

— К сожалению, действительно такие ситуации были. Мне прямо говорили, что некоторые законопректы отклонялись под предлогом, что они поступали не из тех рук.

— Кто говорил?

— Коллеги из партии большинства. Я по этому поводу вспоминаю советскую шутку: если хочешь, чтобы твоё предложение прошло, впиши в инициаторы начальника. А тут — хочешь, чтобы твой законопроект прошёл, впиши коллег из другой партии.

— Мириться с таким раскладом не было обидно?

— Смирения не было. Поэтому мы достаточно много воевали в том созыве. Доходило до того, что мы покидали заседания и проводили различные акции протеста. Сегодня хочется, чтобы в регионе наступил политический мир, ото всей этой войны отойти. Вспомните, когда партия большинства повторно вышла с нашей инициативой по поводу льгот на капитальный ремонт для пенсионеров. В итоге политическая борьба привела к тому, что этими льготами сегодня могут воспользоваться не более трети тех, на кого этот закон должен распространяться.

— В прошлом созыве некоторые депутаты сменили политическую ориентацию…

— Ладно хоть только политическую (смеётся).

— Если серьёзно, тот же Альшевских перешёл в «Единую Россию» и избрался в Госдуму. Вряд ли бы ему это удалось, останься он в КПРФ. Вы никогда не думали перейти в другую партию?

— Я моногамен (смеётся). Если честно, то не думал. Я считаю, что, конечно, как я партии должен приносить пользу, так и партия должна приносить пользу мне. Теорию разумного эгоизма, которую ещё в XIX веке описал господин Чернышевский, никто не отменял. Любое действие человека связано с его личной мотивацией. «Справедливая Россия» мне близка по своим воззрениям. Во-первых, у нас социал-демоктическая партия, которая выступает за высокую роль социальной поддержки граждан государством. Во-вторых, на сегодня было очень много скандалов во многих партиях, связанных с распределением мандатов по итогам выборов. Вспомните хотя бы выборы в гордуму Екатеринбурга в 2013 году. «Справедливая Россия» ни разу не передавала мандат вне очереди. Если бы, например, в этот раз моя кировская территориальная группа не получила третье место, а получила бы, скажем, пятое, то я бы мандат не получил вне зависимости от моих заслуг перед партией.

— Вы отработали пять лет в предыдущем созыве. Вас нельзя обвинить в том, что вы не работали с населением. Однако в одномандатном округе проиграли политическому новичку Михаилу Клименко. Почему?

— Проиграл в том числе из-за отсутствия финансовых ресурсов, таких, какие были у моего оппонента. И, честно скажу, из-за того, что у меня нет возможности пользоваться административным ресурсом, которым, к сожалению, пользовались другие кандидаты на этих выборах. Я к своей работе депутата отношусь действительно как к своей профессиональной деятельности. У меня нет бизнесов. Я пришёл в политику строить карьеру, собираюсь двигаться дальше. Честно сказать, сентябрьский проигрыш для меня был определённым моральным ударом.

— А вы с людьми общались на тему, почему они не поддержали вас?

— Они рассуждали примерно так: ты вроде хороший человек, но про тебя там всякое пишут… Перед выборами от моего имени провели восемь акций с чёрным пиаром: звонили от моего имени, обклеивали машины наклейками с моим именем, распространяли газеты, листовки. Пример — дом на ЖБИ, жителям которого мы помогли выбить детскую площадку. Совет дома сказал, что они на всякий случай не пойдут голосовать, мол, слишком много грязи от этих ваших выборов. Признаюсь, у меня была мысль: «А может, мне не стоит соглашаться получать мандат по партспискам, раз проиграл как одномандатник?» Думал, может, попробовать пойти в исполнительную власть. Но потом взвесил всё и, думаю, принял правильное решение.

— К слову о предвыборном пиаре. Некоторые районы города в предвыборный период были увешаны растяжками с именами ваших коллег по партии. Лично проводил расследование и выяснил, что за их размещение людям платили по 500 рублей, хотя кандидаты говорили, что не платили. Вы, кажется, такими методами агитации не пользовались?

— Мои плакаты тоже были. Денег за это я не платил. Правда, их было не так много, потому что некоторые представители власти усмотрели в этом нарушение законодательства и стали их демонтировать, не имея на это никаких юридических оснований. Нас ставили перед фактом: вы повесите, а мы снимем. Судиться было бессмысленно, потому что выборы к тому моменту уже бы прошли.

Фото: Павел Ворожцов

— Вы возглавили региональную ячейку «Справедливой России», а вот фракцией в Заксобрании в этом созыве будет руководить Андрей Жуковский. Почему?

— Раз меня перевели на работу главы исполкома, то политес должен быть соблюдён. Нельзя же занять все должности. Кроме того, по работе в исполкоме сейчас будет достаточно большая загруженность. Придётся часто ездить по территориям. Работа руководителем фракции — это уже больше работа в Заксобрании, взаимодействие от имени фракции с различными органами власти. Поэтому было принято решение, что руководителем фракции станет Андрей Жуковский.

— Со стороны это расценили как комплиментарный жест в адрес Жуковского за то, что он был основным источником финансирования кампании эсеров.

— Андрей Жуковский не финансировал кампанию. Его назначение — это коллективное решение.

— Появление Виктора Маслакова в ваших рядах немного удивило.

— У него есть большой опыт работы в исполнительной власти. На сегодня он для фракции очень хороший коммуникатор с органами исполнительной власти во многих вопросах, что для оппозиционеров немаловажно.

— С самого начала своей депутатской деятельности вы занимаетесь вопросами ЖКХ. Порой под кожу лезете некоторым управляющим компаниям. Не секрет, что эта сфера достаточно криминализирована. Вам угрожали когда-нибудь?

— Что касается угроз и всего остального — во многом помогает публичность. А вот когда я только начал заниматься юридической помощью в вопросах ЖКХ, кажется, в 2009 году, на меня совершалось нападение. Ещё был случай в 2010 году. Мы проводили собрание на ЖБИ. От управляющей компании пришли какие-то стояночники, спортсмены и другие непонятные личности. Я тогда привёл туда Буркова. При депутате Госдумы они не пустились во все тяжкие, себе дороже. Поэтому закончилось всё лёгким рукоприкладством и угрозами. С тех пор как я стал депутатом, управляющие компании побаиваются связываться. Но честно скажу — меня спрашивали, не боюсь ли я, что мне всё припомнят, если я не изберусь. Ну, значит, это вечный двигатель, нужно избираться дальше, чтобы не припомнили (смеётся). А вообще, я парень не маленький, поэтому, если до рукоприкладства будет доходить, могу тоже в морду дать.

Фото: Павел Ворожцов

Областная газета Свердловской области