Эдуард Россель выступил за усиление роли Уставного суда

Член Совета Федерации Эдуард Россель: «Россия настолько большая, что нефедеративной она быть не может. Наша страна — это не какое-то родовое государство, а цивилизационное явление» . Фото: Алексей Кунилов

Член Совета Федерации Эдуард Россель: «Россия настолько большая, что нефедеративной она быть не может. Наша страна — это не какое-то родовое государство, а цивилизационное явление» . Фото: Алексей Кунилов

20 лет назад, 6 мая 1997 года, был принят областной закон «Об Уставном суде Свердловской области». Об основании и новых задачах судебной ветви региональной власти «Областная газета» поговорила с создателем Уставного суда, первым губернатором Свердловской области Эдуардом Росселем.

— Удобно ли говорить об Уставном суде без пиджака?

— Как Вам удобнее, Эдуард Эргартович, так и будем говорить.

— Нет. Это орган государственной власти, а не так просто. В костюме будет правильно.

— Тем более — со знаком Совета Федерации на лацкане.

— Да.

— Вы создавали и формировали органы региональной власти в новой России. Какой смысл Вы вкладывали в статус Уставного суда?

— Начать надо с того, что сегодня мы говорим о знаменательной дате. 20 лет назад в полном соответствии с уставом Свердловской области, которым предусматривалось создание Уставного суда и учреждение должности Уполномоченного по правам человека, региональные депутаты приняли такое решение. До этого момента края и области не имели права создавать такие структуры. Это могли делать только республики. Москва признала наше право и закрепила равный статус субъектов Российской Федерации. Это был прорыв в реальном построении федерализма в России. До этого и в советской, и в новой конституции много говорилось о том, что наша страна — федеративное государство. На деле же ничего этого не было. Была жёсткая централизованная система и никакой свободы на местах.

— Многие регионы до сих пор обходятся без региональных судов.

— В начале многие не понимали функции этой структуры. К слову, в России сегодня только 17 уставных судов. А как же не иметь уставный суд, если нам дали право в определённых рамках принимать региональные законы? Прокуратура и областной суд проверяют областные нормативные акты только на соответствие Конституции России и федеральному законодательству. У них нет полномочий на проверку соответствия их Уставу региона. Поэтому естественно, раз нам дали право иметь своё законодательство, то был нужен и орган, который мог бы принимать окончательное решение о его соответствии ранее принятым областным нормативным актам. Уставный суд Свердловской области — это аналог Конституционного суда России, но только на региональном уровне. Только эти суды могут принимать окончательные решения о нормах права, не подлежащие пересмотру.

— Окончательные решения могут принимать только люди с очень высокой квалификацией и безупречной репутацией. Кто стоял у истоков?

— Первым председателем суда был Владимир Иванович Задиора. Я очень благодарен ему. Ведь вся нагрузка по становлению Уставного суда легла на его плечи и на коллектив квалифицированных юристов, которых он собрал. Они смогли разобраться в сложнейших вопросах правоприменения. Жизнь показала, что почти за 20 лет рассмотрено 230 дел. А это судьба сотен тысяч людей — за каждым делом стоит не один человек, а многие и многие, попавшие в подобную ситуацию. Решение Уставного суда становилось обязательным для всех аналогичных случаев. Это высочайший уровень квалификации юристов.

— За каждым делом сотни предотвращённых конфликтов?

— Да. Уставный суд — это элемент спокойствия в области. Как я уже сказал, он разрешал спорные вопросы относительно многих тысяч людей, но занимался не только этим. Вторая важная задача — анализ любых новых региональных нормативных актов на соответствие как федеральным, так и региональным законам. Этот орган, без преувеличения, защищает губернатора, правительство и Законодательное собрание от невыверенных решений. Не помню случая, чтобы принятые в области документы, прошедшие через экспертизу Уставного суда, становились после предметом рассмотрения в каких-либо других инстанциях: областном или арбитражном судах. После рассмотрения в Уставном суде все конфликты всегда заканчивались.

— За 20 лет в стране многое изменилось. Должно ли что-то меняться в деятельности Уставного суда?

— Сейчас роль и значение суда только увеличиваются. Региону передали более ста полномочий, ранее осуществлявшихся из центра. А денег под них не предусмотрели. Ответственность здесь за всё несёт губернатор. По всем швам с него требуют, а ресурсов не дают. Всё это имеет последствия. Например, были указы президента по детским садикам. Евгений Владимирович Куйвашев — молодец, смог выполнить это поручение. Но вынужден был взять кредит, чтобы так одномоментно решить такую большую проблему. Даже при моём опыте трудно сказать, когда мы сможем закрыть этот долг. Мы в Совете Федерации периодически поднимаем вопрос о том, что это надо списать, помочь из федерального бюджета. Иначе это будут оковы на ногах губернаторов, регионы не смогут развиваться.

Так вот, Уставный суд должен помочь губернатору реализовать решения президента и правительства России. Судьи могут сделать анализ нормативной базы и, возможно, подготовить обращение в Конституционный суд по поводу обеспечения полномочий регионов. Другой пример — пожары. Ведь эти службы все сократили. Всё возложили на МЧС, да ещё и разделили на разные степени. До определённого уровня отвечает губернатор, дальше — МЧС. А у губернаторов-то сейчас в лесоохране ничего нет. Всё сократили, ликвидировали. Как создать новую систему? С этими и другими полномочиями получилось как в философском анекдоте: «Два волоса — это много или мало? На голове — мало, в супе — много».

Роль экспертов, какие у нас есть в Уставном суде, заключается в том, чтобы не гадать «много или мало», а подсказать — как правильно по закону.

  • Опубликовано в №81 от 11.05.2017 

Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.
Областная газета Свердловской области