Пресс-конференция президента по обе стороны экрана

,
Несмотря на предельно допустимый размер плакатов А3, нескольким журналистам удалось пронести большие растяжки. На плакатах указывали тему, СМИ или регион. Фото: kremlin.ru

Несмотря на предельно допустимый размер плакатов А3, нескольким журналистам удалось пронести большие растяжки. На плакатах указывали тему, СМИ или регион. Фото: kremlin.ru

В четверг на пресс-конференцию президента собралось рекордное количество журналистов, что существенно снизило шанс напрямую обратиться к главе государства. Разговор с Владимиром Путиным многим запомнился скорее не самими вопросами-ответами, а эпатажем журналистов. «ОГ» следила за ходом пресс-конференции по обе стороны экрана.

Ещё с самого утра пресс-конференция президента, которая с экрана телевизора кажется крайне серьёзным и волнительным для журналистов мероприятием, больше напоминала тусовку. За четыре часа до приезда главы государства телевизионщики начали ловить своих коллег с одними и теми же вопросами: «что будете спрашивать» и «как будете привлекать внимание президента». Забавно было наблюдать, как один журналист подходил к другому, записывал «синхрон», после чего сам выступал в роли героя для сюжета коллеги.

Несколько участников пресс-конференции сами настойчиво привлекали к себе внимание коллег, стоя в самой середине холла и держа в руках таблички. Несколько девушек с удовольствием позировали на камеру каждому второму СМИ и крайне огорчались, когда к ним подходил не телевизионщик, а печатник. Особенно выделялись два персонажа: женщина в народном платье, которое больше походило на музейный экспонат, и… Дед Мороз, который настойчиво стоял рядом с новогодней ёлкой, а потом растворился в зале в толпе журналистов, но так и не смог задать свой вопрос.

Опросы региональных журналистов возобновились за час до пресс-конференции с появлением журналистов с федеральных телеканалов. Съёмочная команда ВГТРК пыталась вести разговор с коллегами с ноткой скептицизма («И что, у вас действительно проблемы в регионе есть? Да ладно»). А Ирада Зейналова с телеканала НТВ выстроила возле очереди в зал несколько, как она выразилась, журналистов, «которые работают на земле», напомнив, что у них есть «уникальная возможность засветить свой вопрос на федеральном уровне».

Отдельная история — сама пресс-конференция. Все настолько переживали, что не успеют спросить, что перекрикивали других, кричали на журналистов, которые слишком долго формулируют свой вопрос. На отдельных рядах коллеги даже мешали друг другу поднимать плакаты, а если их сосед попадал в поле зрения камеры — усиленно пытались закрыть его лицо своими табличками. В это время «галёрка», где расположились операторы, фотографы и с десяток журналистов, не попавших в зал, потеряв надежду задать вопрос, начала постепенно отходить от штативов и садиться прямо на пол. Одни коротали время в социальных сетях, другие умудрялись задремать (вероятно, приехали издалека).

В разговорах между собой «регионалы» обменивались мыслями, что нынче большинство вопросов задали журналисты федеральных СМИ, а сами вопросы были совсем не острыми, в отличие от их местных проблем, которые они собирались озвучить. Стоя в соседней очереди, представители федеральных СМИ возмущались тем, что всё-таки несколько частных ситуаций было озвучено, и что «если к президенту ядерной державы журналисты идут с жалобами на плохую дорогу — это вопрос их профессионализма». Кто-то даже предложил сделать из одной пресс-конференции три: для федеральных СМИ, для иностранных журналистов и для представителей регионов, после чего в толпе послышался одобряющий гул.

По другую сторону экрана

Пресс-конференция президента — это публичное мероприятие не только для самого главы государства, но и для журналистов. Они точно так же оказываются на виду у всей страны — когда ещё такое происходит? И страна формирует впечатление о нашей профессии, глядя на лучших.

Итак, что они увидели на экране?

Балаган. Вот каким представляется среднестатистический журналист простому человеку. Поверхностный, крикливый, делающий что-то в основном ради самопиара…

Более того, именно такими нас видят международные коллеги. И общее впечатление о России у них складывается как о непрерывном цирке, где замалчиваются действительно проблемные вопросы. Где к президенту будто специально собирают тех, кто не способен говорить ёмко и остро и выглядит как шут перед царём.

Бросается в глаза отсутствие реальных вопросов. Не проблем, а именно вопросов в головах тех журналистов, которые приезжают на пресс-конференцию. Можно по пальцам пересчитать вопросы, которые задавались ради решения острой проблемы, ради привлечения внимания к ситуации. Большинство или абсолютно неконкретные, или заданные лишь с целью обратить внимание на личность самого журналиста. А если вопрос станет мемом — это вообще отлично, цель достигнута! Какой там ответ будет — вообще неважно.

Впрочем, на ярмарку ведь зачем ездят? Себя показать да других поглядеть, а не ответы слушать.

На всевозможных медиафорумах сейчас любят проводить круглые столы на тему «журналистика умирает, что делать». Но, кажется, её мы сами же и убиваем, устраивая публичный балаган на глазах у всех.

Конечно, сегодня из всего делается шоу, потому что зрителю иначе якобы неинтересно, он смотреть не будет. А не стереотип ли это, создаваемый в том числе и самими СМИ — потому что сделать балаган привычнее и легче, нежели вести серьёзный разговор, который будут смотреть такое же количество людей? Зритель, сидя у экрана, испытывает только раздражение, глядя на журналистов, которые не могут сформулировать вопрос, размазывают манную кашу по тарелке, не говорят об остром. Наверное, раздражение испытывают и многие коллеги.

  • Опубликовано в №235 от 16.12.2017 под заголовком «После зала»

Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.
Областная газета Свердловской области