Темы дня

В год юбилея Уральского добровольческого танкового корпуса возникла опасность подмены символов

В последние годы всё более массово тиражируются утверждения, будто с подачи германской разведки ещё в 1943 году Уральский добровольческий танковый корпус (УДТК) получил неофициальное название «Дивизия чёрных ножей» (Schwarzmesser Division).

В канун 70-летия УДТК в юбилейных публикациях обязательно упоминалось, что всем бойцам корпуса от рядового до генерала златоустовские рабочие подарили в марте 1943 года по чёрному ножу. И юбилейную выставку в Екатеринбурге, посвящённую легендарному соединению, организаторы назвали «Дивизия чёрных ножей».

Конечно, легенда родилась не на пустом месте. Чёрный нож воспет в стихах и песнях. Нашей землячке Любови Архиповне Ивановой, долгое время возглавлявшей совет ветеранов УДТК, например, принадлежат, написанные, правда, уже спустя многие годы после войны, строки:

С весенними капелями,

Когда мир так хорош!

Надели на шинели мы

Уральский чёрный нож.

Замечу, что в мемуарной литературе, изданной в первые послевоенные десятилетия, в том числе в книге воспоминаний бывшего командира корпуса дважды Героя Советского Союза М. Фомичёва, о чёрных ножах упоминаний нет. На памятнике добровольцам, сооружённом на Привокзальной площади Свердловска в 1963 году, фигура танкиста выполнена по канонам соцреализма — на нём комбинезон, сапоги, танкистский шлемофон, ремень с портупеей, кобура, полевая сумка. Но ножа, якобы чуть не главного символа Уральского корпуса, на поясе танкиста нет. И в словах «Марша УДТК», написанного в 1943 году, о чёрных ножах тоже ничего не сказано. Зато там есть такие строки:

Как родных нас в поход собирали,

Пушки, танки народ покупал,

Снаряжение добротное дали

—Всем снабдил нас могучий Урал.

Могучий Урал снабдил бойцов соединения и армейскими ножами. Но как и нижнетагильские и челябинские танки, свердловские и мотовилихинские самоходки, миномёты и «катюши», ирбитские мотоциклы и полевые кухни, златоустовские ножи были поставлены корпусу согласно штатному расписанию. Их вручали не каждому бойцу от рядового до генерала, а только танкистам, автоматчикам и разведчикам, каковых в 10-тысячном корпусе было по штату 3356. Именно столько ножей и получило соединение. Остальным красноармейцам, вооружённым винтовками, ножи не выдавались. Потому что их холодным оружием был штык. Да если бы златоустовские рабочие и захотели подарить каждому бойцу по ножу, им бы этого не позволили, поскольку речь идёт о боевом оружии, а в СССР, напомню, даже охотничьи ножи нумеровались, и номера их заносились в охотничьи билеты владельцев.

Армейский нож НА-40, принятый на вооружение Красной армии в 1940 году в качестве холодного оружия автоматчиков вместе с не имевшим штыков автоматом ППШ, имел деревянную рукоятку и деревянные ножны, покрытые для долговечности и защиты от влаги чёрным кузбасс-лаком. С 1942 года основным их поставщиком для армии стал Златоустовский инструментальный завод-комбинат имени Ленина. В 1943 году завод произвёл 388 тысяч армейских ножей, а всего за годы войны — около миллиона штук. Из этого миллиона личный состав УДТК получил менее 0,4 процента, остальные 99,6 процента достались бойцам других соединений Красной армии, каждое из которых, руководствуясь логикой авторов легенды о Schwarzmesser Division, тоже можно было бы назвать «дивизиями чёрных ножей». К счастью, никто пока не додумался назвать «армией чёрных ножей» и все наши тогдашние Вооружённые силы.

Чтобы объяснить нестыковку в цифрах, некоторые авторы пишут, будто речь идёт не о штатных армейских ножах, а о каких-то особенных, имевших, воронёные лезвия, эбонитовые рукоятки и ножны. Но это миф, потому что и на фотографиях военных лет, и на рисунках художника Виктора Цигаля, воевавшего в составе УДТК, мы видим на поясных ремнях бойцов корпуса штатный армейский нож. Такой же выставлен и в музее ЦВО среди наград и личных вещей капитана Василия Фирсова, в 1943 году командовавшего ротой автоматчиков УДТК.

Эмблема екатеринбургского клуба байкеров.

Мифотворчество не всегда безобидно. Бывшая радистка разведбата корпуса уже в начале ХХI века рассказывала на встрече с молодёжью Каменска-Уральского, что «подаренные златоустовскими рабочими для хозяйственных нужд ножи с чёрными деревянными рукоятками и в чёрных деревянных ножнах уральцы-добровольцы применяли как холодное оружие в схватках с врагом». Получается, что корпус, оснащённый новейшими по тем временам танками, самоходными артиллерийскими установками, бронемашинами, пушками, миномётами, назван в честь... кухонных ножей («для хозяйственных нужд»). Тут, как говорится, без комментариев, но есть примеры и похуже. Даже в солидных, претендующих на историческую достоверность современных изданиях статьи об УДТК сегодня иллюстрируют фотоснимками сувенирных кинжалов, больше похожих на личное холодное оружие офицеров германских частей СС. А организаторы родившегося в 2002 году екатеринбургского байкер-клуба «Чёрные ножи», взявшие это название в память о бойцах мотоциклетного разведбатальона УДТК, и на своей эмблеме изобразили такой кинжал. Впрочем, американские и подражающие им российские байкеры известны своим пристрастием к готическому шрифту и ко всему чёрному — от кожаных курток до флагов и шлемов. Многие из них любят красоваться в чёрных касках солдат вермахта. В ФРГ за пристрастие к подобной символике можно и за решётку угодить, но мы-то живём в свободной стране. Конечно, увлечение готикой не равнозначно пристрастию к нацистским идеям, но лично мне очень не нравится, когда, пусть даже из благих побуждений, светлую память наших воевавших отцов красят в чёрное.

А вот о том, например, что Уральский добровольческий танковый корпус имеет ещё и весьма почитавшийся в советское время титул Краснознамённого, сегодня принято стыдливо умалчивать. Не знаете, почему?

Сюжет

70-летие Уральского добровольческого танкового корпуса
11 марта 1943 года народный комиссар обороны присвоил корпусу наименование 30-й Уральский добровольческий танковый корпус (УДТК). Нынче мы, согласно указу губернатора Свердловской области, впервые отметим 70-летие создания корпуса как День народного подвига.

Областная газета Свердловской области