Темы дня

Бизнес хотят вывести из группы риска

После того, как на встрече с предпринимателями в Воронеже президент Владимир Путин дал поручение провести консультации по вопросу амнистии осуждённых за экономические преступления, резонно обсудить, что мешает этому процессу. И не зря же глава государства назвал представленный ему проект «сырым». С чем, к слову, согласились и встречавшиеся с Путиным представители бизнеса. В частности, вице-президент РСПП Игорь Юргенс сказал о лазейках и недоработках в проекте амнистии.

Прежде всего обращает на себя внимание разнобой в оценке количества бизнес-заключённых. Наиболее часто озвучиваемая цифра — это 136 тысяч человек. Но, по данным движения «Бизнес-солидарность», в тюрьмах и СИЗО находится около 300 тысяч бывших предпринимателей. А кое-кто из экспертов оценивает число подвергшихся уголовному преследованию за предпринимательскую деятельность в полмиллиона человек. По словам же известного юриста Михаила Барщевского, представляющего интересы российского правительства в высших судебных инстанциях, за последние двадцать лет каждый шестой предприниматель привлекался к уголовной ответственности.

Сложность подсчёта экономических сидельцев заключается в том, что в уголовном законодательстве до декабря прошлого года термина «предпринимательская деятельность» попросту не было. И при решении вопроса об амнистии будет трудно отличить предпринимателей от мошенников. Потому предлагается дать право осуждённым доказывать в суде, что они бизнесмены.

Но есть масса случаев, когда судьи отказываются считать бизнесменов предпринимателями. В частности, известный защитник прав предпринимателей Яна Яковлева называет дело Сергея Бобылева —директора компании «Санрайз», которого осудили на девять лет в результате рейдерского захвата его бизнеса. И хотя у него было письмо от прокуратуры, признавшей его предпринимателем, суд отказался признавать его деятельность предпринимательской.

К слову, даже если амнистия и будет объявлена, то она распространится не на всё предпринимательское сословие, так как нарушения в сфере экономической деятельности, содержащиеся, например, например, в 21-й и 23-й главах УК РФ, о собственности и преступлениях, связанных со служебными отношениями, под амнистию не попадут.

Да и вообще, если начать выбирать по статьям, а не освобождать тех, кто может принести пользу отечественной экономике, то так можно дойти до произвола. Ведь тогда амнистия утратит своё неперсональное значение. В то время как это не акт помилования, где можно рассматривать каждую личность и статью отдельно. В амнистии речь идёт о принятии нормативных положений, одинаково распространяющихся на всех, кто совершил однотипные преступления.

Впрочем, определился консенсус по поводу того, кого выпускать в первую очередь: тех, кто сидит за преступления, где нет пострадавших. И в числе главных претендентов — это попавшие под статью 159 «Мошенничество». Она, и теперь это признаётся всеми, была «резиновой» (с максимальным сроком 10 лет), и сделать чуть не любого предпринимателя «мошенником» было проще простого. Поэтому эта статья была крайне популярна среди рейдеров, связанных с правоохранителями. Сейчас, правда, не очень, так как полгода назад её разделили на несколько составов. Но беда в том, что переквалификацией со старой 159-й статьи на четвертую часть новой 159-й, которая посвящена предпринимателям, суды не занимаются.

Также одной из основных позиций при принятии решения об амнистии должно быть возмещение вреда потерпевшему. Если нет ущерба, то должно быть либо смягчение наказания, либо освобождение от него. Многие же эксперты вообще считают, что сажать нужно только за преступления против личности, а экономических преступников наказывать исключительно рублём.

Кстати, по словам президента Свердловского областного союза малого и среднего бизнеса Анатолия Филиппенкова, предприниматели Среднего Урала одними из первых в России заявили, что нельзя так жёстко подходить к тем, кто завёл собственный бизнес — сразу сажать в тюрьму. Ведь в нашем законодательстве (в отличие от западного) нет чётких критериев вины бизнесменов. И поэтому некоторые из них попали в тюрьму практически ни за что.

Но не следует ограничиваться только амнистией, считает лидер «Деловой России» в области Леонид Гункевич. По его мнению, государство должно чаще советоваться с деловым сообществом. Потому как последнее лучше понимает, где, как и что в бизнесе происходит. «И мы можем с очень большой долей точности сказать, есть ли в действиях какого-либо предпринимателя мошенничество, — говорит Л. Гункевич. — И мы надеемся, что вопросы возбуждения уголовных дел будут каким-то образом соотноситься с мнением делового сообщества».

Областная газета Свердловской области