Темы дня

Режим строгий и не очень

восточное сельское поселение

Глава Восточного сельского поселения Николай Журский в своём рабочем кабинете. Фото: Павел Ворожцов

Есть в Свердловской области особенная территория – Восточное сельское поселение, что в 22 километрах от Камышлова. На территории нет привычных Уралу заводов и фабрик, нет и крупных сельхозпредприятий. Зато действуют сразу две колонии, где содержатся в общей сложности 839 осуждённых. Глава Восточного СП, 45-летний Николай Журский, сам много лет проработал в этих колониях. Он рассказал «Облгазете», как живётся людям на границе свободы и несвободы.

В режимной зоне

– Николай Сергеевич, правильно ли будет утверждать, что колонии фактически кормят ваше сельское поселение?

– По сути – да. Налоги от их деятельности идут в муниципальную казну. И большая часть населения работает там. Есть у нас, конечно, и бюджетные учреждения – школы, садики, дома культуры… Есть и малый бизнес – магазины, пилорама, крестьянско-фермерское хозяйство. Но доля работающих в них жителей не так велика.

– Тогда расскажите нам о колониях…

– Колоний две, обе располагаются в нашем административном центре – посёлке Восточный. Это исправительная колония строгого режима – ИК-52. В ней содержатся 668 человек, отбывающих уголовное наказание. Статьи у всех разные – кражи, наркотики, дорожные аварии, убийства… И колония-поселение – КП-45. В ней отбывает наказание 171 человек. Наши жители обеспечивают соблюдение режима содержания осуждённых. А режим – разный. Если в ИК-52 осуждённые живут в отрядах, строго на территории колонии, то в КП-45 режим полегче – осуждённые могут передвигаться по территории, но только по определённому маршруту, в специальных жилетах и в сопровождении администрации. За этим внимательно следят. Кстати, посёлок Восточный весь находится в границах режимной территории – даже указатель на въезде специальный есть. Но режим действует только для осуждённых, другими словами, для спецконтингента. А не для наших жителей.

восточное сельское поселение
Вход в исправительную колонию №52 строгого режима. Фото: Павел Ворожцов

– Колонии что-то производят?

– Конечно. Есть швейное производство, молочный и маслобойный цеха, производство муки и крупы, комбикорма, мяса, даже шлакоблоков… Готовится к запуску цех по выпуску макарон – исключительно для нужд самих колоний. В целях развития производств руководство колоний готово взаимодействовать с различными инвесторами и заказчиками выпускаемой продукции.

– Как вообще ваши жители переживают соседство с колониями? Наверняка это опасно…

– Так сложилось исторически, и люди привыкли. Да и опасности особой нет. Ни одного побега из колонии строгого режима не было. Есть примеры, когда осуждённые, освободившись, оставались жить в посёлке. И живут до сих пор – вполне себе прилично. Тут другая проблема. Сейчас у осуждённых появилось право – работать или нет. Колонии перестали называться исправительно-трудовыми, как было раньше. Но, как показывает практика, практически за каждым осуждённым есть какие-то финансовые обязательства перед людьми, которым он причинил вред, совершив преступление. Исполнительные листы приходят в колонию, и человек вынужден работать. Но для работы нужен допуск медика, а спецконтингент не самый трудолюбивый. Есть, конечно, социально ответственные люди, а есть и асоциальные граждане, которые не могут пройти медкомиссию при трудоустройстве. У некоторых даже паспортов нет. И физическое состояние оставляет желать лучшего. Поэтому все прибывшие в исправительное учреждение сначала размещаются в карантин, где проходят медицинское обследование. А затем их переводят в отряды. Несмотря на усилия руководства колоний по развитию производства и рабочих мест, всех осуждённых трудоустроить просто невозможно. А срок вовсю идёт. Мы активно сотрудничаем с начальниками колоний – им приходится непросто.

восточное сельское поселение
Смена караула в ИК-52. Фото: Павел Ворожцов
восточное сельское поселение
Немецкая овчарка Маргоша служит в ИК-52 не первый год. Работники колонии проводят с ней регулярные тренировки. Фото: Павел Ворожцов

Дороги, мосты, башня

– Вы заступили на пост главы Восточного СП в 2018 году. Что удалось сделать за это время для территории?

– Каких-то крупных проектов по строительству или благоустройству нет – бюджет у нас достаточно скромный. Но ряд проблем, беспокоящих жителей, решить удалось. Во-первых, дороги. Долгое время в населённых пунктах были дороги, по которым невозможно проехать в межсезонье. В том числе и скорой помощи. Мы 6 километров дорог уже сделали в щебёночном исполнении, а со следующего года планируем при поддержке областного правительства и администрации Камышловского муниципального района выполнять ремонт дорог с обустройством улучшенного покрытия – асфальта.

Ремонтируем коммунальные сети. В этом году ставим новую водонапорную башню в посёлке Восточном. Её уже закупили, привезли. Подрядчик на днях заходит на участок – пробурим новую скважину, установим саму башню и водоподъёмную установку к ней. Проложим от башни новый водопровод. Стоимость работ – 3,5 млн рублей. Новая башня даст резервное водоснабжение жилфонда на случай возможных аварий на действующей скважине.

Ремонтируем мостовые сооружения через речки. В деревне Аксариха, к примеру, от старого моста одна досочка осталась, и люди ходили. Теперь там новый бетонный мост есть. В деревне Кашина тоже аварийный мост был – мы его заменили.

– Какие-то перспективы у бюджетных учреждений есть?

– Перспективы хорошие. Приведу несколько примеров. Наша Аксарихинская школа идёт в ногу со временем. В школе сейчас 84 ученика, обучение – до 11-го класса. Учреждение участвует в региональной программе «Уральская инженерная школа». В этом году на базе школы откроется образовательный центр «Точка роста». Педагоги – и местные, и приезжие с других территорий, всего 16 человек, штат полностью укомплектован. Кстати, в школе есть замечательный историко-краеведческий музей.

В посёлке Восточном – прекрасный дом культуры. Есть зал на 300 посадочных мест, спортивная комната с тренажёрами. В доме культуры регулярно проходят различные мероприятия, праздники. Действует 12 кружков – театральный, вокальный, танцевальный и другие. Спектр услуг расширяется, учреждение востребовано – посещают и дети, и взрослые. Вот сегодня у нас День здоровья – соревнуются 7 команд, в том числе администрации, школы, садика, колоний…

восточное сельское поселение
Николай Журский показывает новую водонапорную башню, которую в ближайшее время начнут устанавливать. Фото: Павел Ворожцов

Умеют только требовать

– Можете обозначить проблему, которую вам пока не удаётся решить на территории? И почему?

– Проблема у нас одна, тянется давно. Это управление многоквартирным жилым фондом. У нас есть 13 многоквартирных домов. Раньше они относились к ГУФСИН, и ГУФСИН отвечало за содержание жилья. Там была своя материально-техническая база, специалисты… И если жильцам что-то требовалось, по звонку эти специалисты выезжали и всё делали. Потом жилфонд передали в районное управление, а позже сельскому поселению. И когда в 2005 году в Жилищный кодекс внесли изменения и собственники квартир стали ещё и собственниками общего имущества в домах, начались трудности. Люди, никогда не знавшие, что такое содержание жилья, вдруг столкнулись с этим. А многие привыкли требовать.

В 2009 году было создано ТСЖ в этих домах. Но толку от него оказалось немного. Нужно делать регулярные обследования домов, ремонты, проводить общие собрания собственников жилья, а ТСЖ – «ленивое»! Многие вопросы содержания жилфонда были пущены на самотёк. В 2018 году не стало председателя ТСЖ. Выяснилось, что за время работы не было создано правление ТСЖ из числа старших по дому. Ликвидировать предприятие стало некому. Юрлицо создано, а правление – нет. И никаких отчётов о зарплатах, налогах… На ТСЖ полетели штрафы. Администрация собрала жителей, обрисовала ситуацию, предложила выбрать правление и нового председателя. Но желающих не нашлось.

В итоге нам пришлось обращаться за помощью к председателю Законодательного собрания Свердловской области Людмиле Бабушкиной. Поднимать все документы, проводки по счетам и объяснять ситуацию в налоговой. По приказу налоговой предприятие ликвидировали.

– Что было дальше?

– В 2019 году, в сентябре, после ликвидации ТСЖ мы начали работы по отбору управляющей компании, которая смогла бы взять на обслуживание наш жилфонд. На первый конкурс никто не заявился. Потом всё-таки получилось, управляющая компания была отобрана по результатам конкурса, и с лета 2020 года она вплотную приступила к работе. Но за эти два года, пока решался вопрос с ТСЖ, люди не платили за содержание жилья совсем. И часть людей до сих пор продолжает не оплачивать услугу по содержанию многоквартирного жилфонда. Задолженность по домам превысила 900 тысяч рублей. В некоторых домах канализационные стоки текли прямо в речку! Управляющая компания провела обследование домов. Уже отремонтировала тысячу квадратных метров кровли. Наметила другие планы. Но люди пошли с жалобами! Мол, деньги дерут, а ничего не делают. Причём это люди, которые раньше работали в ТСЖ.

– Сейчас ситуация выправилась?

– Жалобы идут. Пишут и в правительство области, и президенту. Только требуют, и всё. Возможно, думают, что этими жалобами «дожмут» меня. И всё снова станет по-прежнему. Но время-то давно другое! Законы поменялись. И каждый собственник жилья теперь несёт ответственность за место, где он живёт. И обязан его содержать. Из-за такого отношения мы даже не можем заняться благоустройством дворовых территорий. Нынче мы решили простимулировать людей и объявления дали – что мы готовы закупить для жителей скамейки, детские игровые комплексы и прочее. При условии, что они проведут общее собрание и выберут земельный участок под благоустройство. Мы даже межевание бы сделали бесплатно! Но ни одного протокола до сих пор нет. Не все жители осознают, что сделать свою жизнь комфортнее в большей степени они должны сами. А мы всегда готовы помочь.

– Как же быть в этом случае?

– Время – лучший лекарь. Когда жители осознают, что управляющая компания действительно работает и мы всегда готовы подключиться, их отношение изменится. Я в это верю…

Подготовлено в соответствии с критериями, утверждёнными приказом Департамента информационной политики Свердловской области от 09.01.2018 №1 «Об утверждении критериев отнесения информационных материалов, публикуемых государственными учреждениями Свердловской области, в отношении которых функции и полномочия учредителя осуществляет Департамент информационной политики Свердловской области, к социально значимой информации».

Досье «ОГ»

Николай Журский родился в 1976 году в посёлке Восточный Камышловского района. Окончил Уральский государственный педагогический университет по специальности «учитель географии». С 1996 по 2012 год служил в уголовно-исполнительной системе Министерства юстиции РФ (ГУФСИН России по Свердловской области). С 2012 по 2018 год – заместитель главы МО «Восточное сельское поселение». В 2018 году избран на должность главы МО «Восточное сельское поселение». Женат.

О личном

– Вы 15 лет проработали в системе исполнения наказаний – сначала в ИК-52, потом в КП-45. Как вы оказались там?

– После школы я проучился в СПТУ, получил во время учёбы водительские права. Потом пошёл служить в армию, попал в войска ПВО, которые тогда входили в состав ракетных войск стратегического назначения. Это было на Дальнем Востоке. Я служил водителем. А когда вернулся домой, стал думать – куда пойти работать. Параллельно заочно получал высшее образование в Уральском педуниверситете. По специальности дальше не пошёл, по совету родственников решил пойти служить в уголовно-исполнительную систему. В итоге устроился рядовым отдела охраны, а ушёл заместителем колонии по тылу, в звании майора. По выслуге лет я вышел на пенсию в 36 лет.

– Каким человеком нужно быть, чтобы работать в такой сфере?

– Возможно, я вас удивлю, но – открытым и честным по отношению к людям. Какие бы они ни были.

– Вы в отличной физической форме. Генетика хорошая или в спортзал ходите?

– Молодость была спортивная – дзюдо, армрестлинг, лыжи, баскетбол и прочее. Я и сейчас хожу в спортзал на тренажёры, когда время есть.

Справка «ОГ»

Восточное сельское поселение входит в состав Камышловского муниципального района. На территории поселения – 8 населённых пунктов. Самые крупные: посёлок Восточный – 677 жителей и село Никольское – 591 человек. Административный центр – посёлок Восточный.

восточное сельское поселение
При входе в Аксарихинскую СОШ висит необычный стенд. На нём алфавит – чтобы дети изучали, и с каждой буквы начинается слово, мотивирующие детей к учёбе. Фото: Павел Ворожцов
восточное сельское поселение
Музей в Аксарихинской СОШ – здесь вся история территории, включая военные награды жителей. Фото: Павел Ворожцов
восточное сельское поселение
Дерево желаний в Аксарихинской СОШ. Можно потереть и загадать что-то. Учителя уверяют, что всё сбывается. Фото: Павел Ворожцов
восточное сельское поселение
Спецконтингент из колонии-поселения занят даже на дорожных работах в Восточном. Фото: Павел Ворожцов
  • Опубликовано в №97 от 02.06.2021 
Областная газета Свердловской области