Темы дня

Мирные атомы

Василий Ланских возглавляет ГО Заречный с 2012 года. Фото: Юлия Вишнякова

Василий Ланских возглавляет ГО Заречный с 2012 года. Фото: Юлия Вишнякова

Один из самых молодых городов Свердловской области — Заречный — в этом году празднует свое 60-летие. Все эти годы его жизнь неразрывно связана с Белоярской атомной электростанцией. Сегодняшний мэр Василий Ланских встал во главе города после 20 лет работы на этом предприятии. О том, насколько всё мирно в городе мирного атома — в интервью «ОГ».

Досье «ОГ»

  • Василий Ланских родился в 1968 году в Заречном.
  • В 1993 году окончил физико-химический факультет Московского института стали и сплавов.
  • После окончания института вернулся в Заречный и был принят на работу на Белоярскую АЭС.
  • Перед своим избранием главой работал начальником отдела технической инспекции и промышленной безопасности.
  • Женат. В семье — двое детей.

«Атомный миллиард»

— Есть ли какие-то преимущества в управлении молодым городом?

— Заречный находится в более выгодных условиях, чем многие города Свердловской области. Город зарождался параллельно со строительством БАЭС. И первые строительные отряды, приехавшие сюда из Ленинграда, состояли из людей квалифицированных и интеллигентных. Одновременно со станцией развивалось и другое предприятие корпорации «Росатом» — Институт реакторных материалов. В 90-х годах очень многие люди из ИРМ, решив попробовать себя на поприще бизнеса, создали свои предприятия. В этом свете нам повезло. Есть кадровый потенциал. Город вырос до 30 тысяч народонаселения. Если раньше здесь жили только представители атомной станции, то теперь работников станции порядка 3,5 тысячи человек.

— Быть городом при таком крупном предприятии — это как иметь дополнительный кошелек на развитие. Или всё не так просто? Ведь до вашего прихода существовало противостояние руководства станции и руководства города.

— Изначально всё было очень правильно, тогда директор станции и был, по сути, хозяином города. И везде был порядок. Потом в свете реформ вся городская инфраструктура была признана непрофильными подразделениями станции и стала передаваться городу. Но бюджетное финансирование ограничено. Это существенно подсадило всю инфраструктуру. А требования горожан к городу остались. На стыке этих противоречий, как мне кажется, и возник конфликт между станцией и городом. Уже позднее в концерне появились новые механизмы финансирования наших городов. На данный момент Заречному выделен 1 миллиард 200 миллионов рублей на развитие социальной сферы. Это так называемый «атомный миллиард», который частично пошёл на строительство и модернизацию ряда объектов инфраструктуры.

Концерн понял, что несёт средства на развитие города, а значит, должен контролировать их целевое расходование, в том числе и через своих людей в управлении городом. Поэтому в 2012 году после выборов команда атомной станции в лице 11 человек пришла в городскую думу. Я был избран главой. Это была переломная точка в отношениях концерна и БАЭС.

— «ОГ» неоднократно писала и о проблемах Заречного: новых домах, в которые не хотят заселяться жители аварийных бараков, и о новом роддоме, и об очистных на Муранитном. Все объекты новые, но никак не могут заработать…

— Проблема, с которой мы столкнулись при выполнении программы расселения граждан из аварийного жилья, пришла из тех решений, которые принимали предыдущие руководители. Построили дом, а квартиры, которые предоставили части граждан — речь идёт о 13 семьях, по площади меньше, чем должны быть. Были и строительные дефекты. Мы поняли, что в рамках построенных домов проблему решить не удастся. Слава богу, что за последнее время фонд муниципального жилья у нас увеличился. Поэтому часть квартир из фонда, а также часть квартир из домов БАЭС мы передаём этим семьям. Сейчас идёт процедура приобретения квартир. Но нет худа без добра. Дома стоят, те строительные дефекты, которые были, мы планово устраняем. Поэтому в перспективе квартиры пойдут другим семьям, которые сейчас проживают в ветхом жилье.

Роддом, который достроили четыре года назад, но он так и не заработал, находится в ведении Федерального медико-биологического агентства, и муниципалитет напрямую в этом не участвует. Но я вывел строительство этого объекта под муниципальный контроль, и теперь мы его в еженедельном режиме рассматриваем на заседании штаба по строительству приоритетных городских объектов. Там были сложности по обеспечению безаварийного электрического питания, мы этот вопрос решили, провели кабель. Но для того чтобы запустить здание роддома, надо дополнительно получить шесть миллионов рублей («ОГ» писала об этом 6 июня 2015 года), и руководитель ФМБА обещал, что финансирование будет выделено.

Очистные на Муранитном — ещё одна проблема, которая догнала нас из прошлого. Бывшие руководители поставили очистные, но не провели пусконаладочные работы. Этим летом после изысканий стало понятно, что единственно возможная точка сброса сточных вод — это обводной канал Ольховского болота, удалённый почти на три километра. Строительство коллектора будет стоить порядка 25 миллионов рублей. Для пяти жилых домов эффективность вложенных бюджетных средств будет нулевая. Мы решили провести экономический расчёт с учётом развития района.

«Двуглавая система меня тормозит»

— От всех этих проблем не возникает желания вернуться работать на станцию и жить спокойно?

— Поначалу на станцию ездил часто, и каждый раз, когда пересекал границу санитарно-охранной зоны, щемило в груди. А потом всё прошло. Заботы, в которые я погрузился, меня мотивируют.

— Мотивирует, наверное, и семья, которая также живет в Заречном. В этом году ваш сын ушёл служить в армию. Как его дела?

— Мне неоднократно говорили, что «сына ты в армию не отдашь». А я всегда отвечал, что у меня и дед, и отец, и я служили. А если жизнь сложится так, что ему надо будет идти служить, то я не сделаю ровным счётом ничего, чтобы как-то его от этого уберечь. Так оно и получилось. И надо сказать, что и он, когда получил повестку, воспринял это как возможность узнать что-то новое. Я отслужил на Дальнем Востоке, а Миша уехал ещё дальше — во Владивосток, на Тихоокеанский флот. Старший сын работает на БАЭС в реакторном цехе. Думаю, что их будущее будет связано с Заречным.

— Недавно вы официально подтвердили своё решение участвовать в выборах 2016 года. При этом, оценивая свою работу на должности главы, заметили, что смогли себя реализовать лишь на 50 процентов.

— Я считаю, что смог бы принести городу в два раза больше, если бы был главой города, который возглавляет и администрацию. У нас с главой администрации не всегда совпадают точки зрения по тем или иным вопросам. И пусть по итогам различных совещаний мы вырабатываем общую точку зрения, но меня-то это тормозит. Есть некоторые направления, которые я бы уже давно в городе реализовал, но они просто методично блокируются. Например, туризм. Напрасно эта инвестиционная составляющая недооценивается работниками администрации, которые регулярно убеждают меня, что у нас нет никаких исторических ценностей и достопримечательностей. Сейчас акцент должен делаться на событийный туризм, а интересных событий у нас в городе происходит достаточно.

— Есть ли у вас мечта, касающаяся будущего Заречного?

— Все мечты выражены в стратегическом плане развития Заречного.

— Но он до сих пор не написан…

— До конца ноября обязательно вынесу его на общественные обсуждения. Конечно, мечтаю, чтобы пятый блок БАЭС к 2025 году был запущен. Чтобы заработали оба индустриальных парка: и муниципальный, и региональный на Муранитке. А это и новые рабочие места, и увеличение доходной части бюджета.

Сюжет

«Городская управа»
Откровенно говорим с местными градоначальниками об их планах, мечтах и проблемах.

Областная газета Свердловской области