Темы дня

Верхотурский «воевода»

Фото: ok.ru

Фото: ok.ru

  • Опубликовано в №223 от 03.12.2015

Глава ГО Верхотурье Алексей Лиханов в шутку называет себя воеводой: администрация округа находится на территории кремля, в историческом здании XVIII века — Доме воеводы. Правда, мэр добавляет: если и приходится «воевать» — то только за благоустройство и порядок в муниципалитете.

Досье «ОГ»:  Алексей Лиханов

  • Родился 8 августа 1963 года в деревне Верхней Постниковой Верхотурского района.
  • Окончил Свердловский юридический институт МВД, работал в ФКУ «Исправительная колония № 53» ГУФСИН России по Свердловской области.
  • В августе 2011 года избран на должность главы.
  • В сентябре 2015 года был переизбран на второй срок.
  •  Женат, воспитал сына и дочь.

«Последним жителем Лихановой был мой отец»

В кабинете Алексея Лиханова — целый музей: фарфоровые сувениры с символикой Верхотурья, поделки местных мастеров и копия бронзовой скульптуры «Россия», выполненная в конце XIX века по технологии каслинского литья.

— Это мой любимый экспонат, — признаётся собеседник. — На парижской выставке оригинал скульптуры вместе со всей каслинской коллекцией хотел купить президент Франции Эмиль Лубо. Ему ответили: «Россия не продаётся». Я очень люблю Верхотурье — здесь я вырос и создал семью, 27 лет, 7 месяцев и 1 день отслужил в ИК-53, а затем принял участие в выборах главы. В своей семье я рано остался за главного и потому привык отвечать за благополучие близких, а потом и целого округа.

Полковник внутренней службы в отставке Алексей Лиханов сейчас  надевает форму только на городские мероприятия. Фото: верхотурье-сити.рф

— Сейчас Верхотурье по праву считается духовной столицей Урала, но ведь к историческим ценностям не всегда так трепетно относились: восстанавливаем то, что сами разрушили…

— Я как раз застал тот период: ужасно было это наблюдать (достаёт из ящика альбом с чёрно-белыми снимками). Вот это Крестовоздвиженский собор — раньше там была детская колония, а потом склад материалов. В Свято-Покровском женском монастыре размещалась городская баня. А здесь, на территории кремля — предприятие сельхозтехники. В верхотурских селениях храмы превращали в дома культуры. Звучит парадоксально, но именно светская культура позволила сохранить объекты религиозного культа.

— Тогда почему в области так много полуразрушенных храмов?

— У епархии не всегда хватает возможностей для финансирования: цена вопроса — десятки миллионов рублей. В нашем округе тоже есть такие объекты: например, законсервированная Знаменская церковь или здание Спасо-Воскресенской церкви — в советское время оно использовалось в качестве котельной и лопнуло в нескольких местах. Деньги на их восстановление нужны такие, что легче построить на этом месте новый храм.

— К 2020 году муниципалитет планировал отреставрировать как минимум 66 объектов культурного наследия. Что в этом году удалось отремонтировать «от и до»?

— У нас работа так и идёт — пообъектно. Главным достижением этого года я бы назвал реставрацию верхотурского кремля. Восстанавливаем наугольные башни, возвращаем исторический облик кладовой палате, зданиям государевых амбаров, пороховому погребу. Деревянный дом для почётных гостей над городским прудом тоже восстанавливали настоящие мастера плотницкого дела — там остались последние штрихи. Уже сейчас Верхотурье знают даже за пределами страны. Шесть лет назад к нам приезжало меньше 28 тысяч туристов в год, в прошлом году — 126,5 тысячи: в четыре раза больше.

— В Верхотурье лучше приехать дикарём или удобнее воспользоваться экскурсионным маршрутом?

— Как угодно, только не на два часа — «галопом по Европам», а сразу на два дня. Надеюсь, что Верхотурье станет третьим уральским городом, в который будет летать «Ласточка» — скорее всего только по выходным. Переночевать можно в гостинице или в мужском монастыре, а с достопримечательностями ознакомиться самому или обратиться в местное экскурсионное бюро. Сейчас думаем, как дальше взаимодействовать со сторонними туристическими организациями: с нами экскурсионную программу согласовывают редко, а потом хоть сборник ляпов издавай!

— А вы сами экскурсии когда-нибудь проводили?

— Сколько угодно! Дважды ездили по Верхотурью с Татьяной Судец, в прошлом ведущей передачи «Спокойной ночи, малыши!». О малой родине я могу рассказать то, что не знают даже экскурсоводы: со многими местами связана жизнь моих предков. Так, основатель первой верхотурской земской больницы Киприан Петров в годы гражданской войны спас моего деда, который потом 21 год возглавлял колхоз в деревне Лихановой — в ней одной из первых появилось электричество.

— И она же одной из первых исчезла…

— В 1942 году последним её жителем был мой отец. В Верхней Постниковой, где я родился, тоже остался всего один житель. Мы уехали оттуда в 1972 году, когда не стало школы. Раньше в округе были сотни населённых пунктов, сейчас в реестре числится 51, семь из них — на стадии упразднения.

— А почему нельзя найти в них такую же изюминку, как в селе Меркушино, развивать турбизнес?

— Из-за удалённости не всё можно обеспечить инфраструктурой. Но есть несколько пилотных территорий, где развивается сельский туризм. Так, в деревне Шнуровой местный предприниматель организовал базу отдыха, похожий туристский комплекс создан на базе КФХ в деревне Роговке. Есть и необычные проекты. Монахи Свято-Косьминской пустыни в деревне Костылевой развернули производство иван-чая и варенья из сосновых и кедровых шишек.

Котельные или туризм?

— За словами «духовная столица Урала» забывают о том, что у округа — такие же проблемы, как у других территорий. Но на культурно-историческое развитие уходят огромные суммы, а на социально-экономическое — не всегда хватает. Почему?

— Из трёх блоков комплексной программы сами верхотурцы больше заинтересованы в последнем, социальном. Населению строительство жилья, ремонт дорог, котельных важнее, чем развитие туризма. И я это понимаю, но решить всё сразу невозможно. Когда я пришёл на пост главы, самые большие проблемы были в сфере ЖКХ. Котельное оборудование было в ужасном состоянии, работало на угле, и в первые два отопительных сезона не было ни дня без звонков с нареканиями. Тогда я предложил двум предпринимателям взять в аренду четыре котельные. В следующем году по этой же схеме привлекли другие компании и получили 111 миллионов из резервного фонда областного бюджета, оборудование заменили. В перспективе нужно строить очистные сооружения: сейчас Верхотурье живёт на выгребах. Разрабатывали два проекта: первый обошёлся бы в 1,2 миллиарда, второй получился дешевле — 630 миллионов. Таких денег нам не найти, поэтому тема пока провисает. При поддержке области приобрели мусоровоз и ассенизаторскую машину. И ещё благодаря губернатору модернизировали сети уличного освещения на 47 миллионов рублей.

— Раньше в комплексной программе значилось строительство медицинского городка. Стоит ждать реализации этого проекта?

— Программа живая и постоянно корректируется. Медгородок нужен, но посчитайте: верхотурский бюджет в этом году составил 518 миллионов, из них лишь 199 — собственные средства, остальное — дотации. Строительство медгородка обошлось бы на сумму свыше миллиарда. Мы подготовили техзадание и даже нашли земельный участок, но где взять деньги, если в комплексной программе этот пункт значится чисто номинально, и по всем уровням финансирования стоят прочерки?

— Безвыходная ситуация получается…

— Почему же, выручает благотворительность. Ею много занимаются духовные учреждения. Так, мужской монастырь в деревне Костылевой отремонтировал сельский детсад. Выстраиваем работу с инвесторами — екатеринбургская строительная компания помогла возвести 13 коттеджей, из них восемь областной минздрав приобрёл для верхотурских врачей. Один до сих пор пустует, так что если есть знакомый врач, а лучше семья врачей, присылайте к нам — дадим квартиру.

Сюжет

«Городская управа»
Откровенно говорим с местными градоначальниками об их планах, мечтах и проблемах.

Областная газета Свердловской области