Темы дня

Памятники подсаживают бюджет

Геннадий Агафонов предпочитает активный образ жизни. В свободное время он ездит на охоту и рыбалку. И, как положено мэру мотоциклетной столицы Среднего Урала, любит всё, что связано с автомобилями и мотоциклами. Фото: Архив Геннадия Агафонова

Геннадий Агафонов предпочитает активный образ жизни. В свободное время он ездит на охоту и рыбалку. И, как положено мэру мотоциклетной столицы Среднего Урала, любит всё, что связано с автомобилями и мотоциклами. Фото: Архив Геннадия Агафонова

  • Опубликовано в №17 от 31.01.2017

Ирбит известен как туристический центр Свердловской области. Однако заботиться администрации приходится не столько о гостях, сколько о жителях города. Как привести в порядок проблемный жилфонд, изношенные сети и решить проблемы жильцов, чьи дома попадают в зону подтопления, глава Ирбита Геннадий Агафонов рассказал в интервью «ОГ».

— Геннадий Анатольевич, начну с актуального. В середине января, как уже писала «ОГ», в Ирбите обрушилась часть крыши старинного особняка 1887 года постройки по улице Революции, 25 а, на днях его должна обследовать комиссия. Это единственный проблемный памятник архитектуры в городе?

— К сожалению, нет. В своё время многие старинные дома получили статус памятника, но некоторые из них таковыми даже назвать сложно. Сейчас в городе 74 памятника: из них 21 — это жилые дома, в шести расположены школы и детские сады, в восьми — учреждения культуры, два отданы в долгосрочную аренду субъектам малого предпринимательства. Муниципалитету на их содержание требуется в пять-десять раз больше средств, чем на содержание обычного дома. Жилые дома-памятники в программу капремонта не включают, поэтому мы с этой проблемой остаёмся один на один. Прокуратура и надзорные дома ведомства требуют, чтобы мы привели эти дома в порядок, а у нас нет на это денег. В прошлом году, после того как губернатор приехал на Ирбитскую ярмарку, он поручил отремонтировать шесть проблемных домов по улицам Володарского и Розы Люксембург, на проектно-сметную документацию из областного бюджета были выделены 15 миллионов рублей. Удалось сэкономить почти 10 миллионов — во время торгов цена упала до 5,7 миллиона. К лету мы получим проект, однако на сам ремонт памятников понадобится ещё около 100 миллионов. Сумма колоссальная.

— Как можно выйти из ситуации?

— Возможно, с каких-то домов придётся снять статус памятника: к некоторым он «притянут за уши». А затем те здания, которые действительно исторически и культурно значимы, например, как во Франции, передавать за небольшие средства в аренду собственникам, чтобы арендаторы их содержали и вкладывали в ремонт свои средства. Ещё один путь решения — создание серьёзной программы по сохранению памятников, которая позволит получать муниципалитетам поддержку области и федерации. У нас есть областная программа поддержки памятников, но за год на всю Свердловскую область, если не ошибаюсь, выделяется около 49 миллионов в год. Средняя стоимость ремонта двухэтажного дома-памятника — порядка 20–25 миллионов рублей. Получается, что за год в области удастся отремонтировать только два таких дома, в то время как на Среднем Урале их — десятки.

— Проблема многих старинных городов области — изношенные сети…

— Мы каждый год вкладываем по 10–17 миллионов рублей в модернизацию старых сетей и замену ветхих — благодаря этому наше муниципальное коммунальное предприятие даже вышло на прибыль! Сколько работаю, коммунальные предприятия всегда были убыточными: когда я пришёл на пост главы в 2009 году, предприятие, которое обслуживало наши дома, стало банкротом. Пришлось создавать новое. Во главе предприятия встал грамотный специалист, который когда-то работал в нашем городском подразделении «Регионгазинвеста». Кстати, недавно мы заключили с «Регионгазинвестом» соглашение о строительстве двух новых газовых котельных. Северную часть города до сих пор отапливает старая котельная химфармзавода. В муниципальной собственности находится бойлерная, которая там используется с советских времён, она неэффективна и требует больших затрат. Новые котельные мы передвинем ближе к источникам потребления, за счёт чего уменьшим сетевую нагрузку.

— Знаю, что Ирбит в прошлом году серьёзно пострадал от паводка.

— Город традиционно был подтопляемой зоной, просто несколько последних лет паводков таких масштабов не было. В этом году в зону подтопления попали 214 домов, где живут 520 человек. По распоряжению губернатора людям была выплачена единовременная материальная помощь в размере 10 тысяч рублей. Есть и такие, кто через суд стал требовать возмещения материального ущерба в связи с частичной утратой имущества.

Ещё в советские годы началась работа по расселению подтопляемой зоны. Людям дали квартиры, но их старые дома не снесли. Поэтому они со временем стали возвращаться обратно, всеми правдами и неправдами там прописываться, в результате — мы вернулись к тому, от чего уходили. К настоящему времени была проделана большая работа по углублению дна реки, чтобы увеличить её пропускную способность. В этом году прошлогодний паводок может повториться, поскольку снега много. Уже сейчас проверяем технику и готовимся к возможной эвакуации людей.

— При всём при этом город по-прежнему остаётся привлекательным для туристов?

— Да, и в основном интерес к городу обеспечивает мотоциклетная тема. Недавно байкеры из Санкт-Петербурга специально приезжали в наши музеи. Мы сейчас стараемся поднимать мотоспорт в Ирбите, восстановили уникальную мото- и автотрассу под деревней Мельниковой. Проводим мотокроссы, областные, региональные и федеральные соревнования. Славу городу обеспечивает мотоциклетный завод, который за последние годы очень изменился. Завод производит 1000–1200 мотоциклов в год. Их сейчас поставляют в Америку, Австралию, Европу. Многие комплектующие производят в Ирбите. На все детали сегодня заведён специальный электронный паспорт, где прописано, кто его делал и проверял. Один минус — цена, сегодня они стоят от 10 тысяч долларов.

Поскольку турпоток с каждым годом растёт, необходимы хорошие дороги, сервис, инфраструктура. В прошлом году отремонтировали дороги почти на 50 миллионов рублей — область выделяла нам дополнительно 20 миллионов. Для нас это важно, потому что весь транспорт на Тюмень в сторону Тавды, Камышлова и Артёмовского идёт через наш город. Много объектов общепита, гостиниц. В прошлом году предприниматель построил развлекательный центр — так в Ирбите появился второй боулинг. За год открылись 38 новых объектов торговли и бытового обслуживания. Сейчас средний показатель по области по уровню обеспеченности торговыми площадями мы превышаем в два с половиной раза, уступая только Екатеринбургу.

Досье «ОГ»: Геннадий Агафонов

Родился 7 декабря 1961 года в деревне Крутиха Ирбитского района Свердловской области.

В 1981 году окончил Ирбитский мотоциклетный техникум по специальности «Обработка металлов резанием». В 2012 году — РАНХиГС по специальности «Государственное и муниципальное управление».

Восемь лет проработал на Ирбитском мотоциклетном заводе в разных должностях: токаря-универсала, заливщика металла, инженера отдела капстроительства.

Трижды избирался в Ирбитскую городскую думу. Глава МО Ирбит с 2009 года.

Сюжет

«Городская управа»
Откровенно говорим с местными градоначальниками об их планах, мечтах и проблемах.

Областная газета Свердловской области