Темы дня

– Без нормальных СМИ мы гражданское общество не построим. – Я согласен

Пресс-конференция Владимира Путина

Состоялась 16-я пресс-конференция Президента России. Владимир Путин за 4 часа 29 минут (он почти побил собственный рекорд 2008 года - в 4 часа 40 минут) в онлайн режиме ответил на вопросы 38 журналистов и десятка россиян. Фото: Павел Ворожцов

Нынешнюю пресс-конференцию Владимира Путина сложно сравнивать с предыдущими. Из-за пандемических ограничений барьер между главой государства и журналистами вырос. Президент отвечал на вопросы, находясь в своей резиденции в Ново-Огарёво, а представители СМИ ждали возможности выйти на видеосвязь с главой государства в одной из специально организованных студий. Подобный формат общения первого лица журналистам уже не в диковинку – Владимир Владимирович с первых дней пандемии проводил по видеосвязи совещания с членами правительства, а позже начал дистанционно участвовать во всевозможных форумах.

Президент по традиции вышел на связь чуть позже полудня. В его резиденции была организована специальная студия, где работали журналисты кремлёвского пула. Владимир Путин сразу объяснил, что организаторы намеренно совместили пресс-конференцию и прямую линию, учитывая коронавирусные ограничения.

– Для меня мероприятие не является формальным. Я придаю ему большое значение. Для меня нет ничего более ценного, чем общение с гражданами Российской Федерации. Нет ничего более ценного, чтобы услышать от граждан, как мы живём и что должны сделать, чем жить лучше, – заявил президент.

Неожиданно для журналистов пресс-секретарь Дмитрий Песков предложил начать с востока страны и предоставил первое слово журналистам на площадке во Владивостоке. Камера показала зал, и модератор дал возможность задать вопрос журналистке из Магадана, которая поинтересовалась: «Год был плохой или всё-таки было что-то хорошее?». Ожидаемо, Владимир Путин ответил, что были свои плюсы и минусы. О которых он подробно рассказывал, отвечая на вопросы журналистов.

«Облгазета» зафиксировала самые интересные вопросы журналистов и ответы президента.

О реакции на пандемию

Алексей Петров, «Россия-1»:

– Как российская система здравоохранения реагирует на вызовы?

Владимир Путин:

– К таким масштабам проблемам не была готова ни одна система в мире. Наша система в ситуации пандемии оказалась более эффективной, чем в других странах. Сразу, как стало известно о пандемии, закрыв границы, мы стали разворачивать госпиталя. В течение пандемии было построено 40 центров для лечения больных ковидом (40-й будет сдан перед Новым годом). На момент начала пандемии этой темой могли заниматься 8,3 тысячи врачей, сейчас врачей уже более 150 тысяч, всего медицинских работников более 500 тысяч. Мы выстроили систему оказания помощи при коронавирусе. Мы начали доплачивать медикам за работу в «красных зонах». Производство масок за время пандемии увеличилось в 20 раз – такое редко бывает. А в начале пандемии мы не знали, как лечить, не знали, будет ли противоядие. Конечно, есть и проблемы, но часто, как это бывало в случае нехватки лекарств – это проблемы логистики, несвоевременных закупок, доставки.

Что касается реформы первичного звена здравоохранения, то её сроки перенесены: если она должна была начаться 1 июля, то теперь начнётся 1 января. В рамках реформы концентрируются ресурсы на помощь врачам, студентам, волонтёрам. Некоторые её элементы уже сейчас внедряются: например, закупка автотранспорта. Самое главное в развитии – обеспечение 100-процентной доступности медуслуг для граждан. Ну, конечно, в рамках реформы будет осуществляться подготовка кадров, усиление материальной базы и другие направления; нужно реформировать санитарно-эпидемиологическую службу.

Олег Каштанов, «Известия Мордовии»:

– Весной наши школы и вузы были вынуждены перейти на дистанционное обучение. Дайте оценку, как наша система образования справилась с вызовом?

Владимир Путин:

– У нас в стране 39,9 тысячи школ, и только 2 процента из них работает в онлайн-режиме. Часть – в смешанном режиме, но большая часть – в обычном режиме. В высшей школе всем рекомендовано перейти в онлайн. Что касается школ, то конечно, проблемы есть. Далеко не у всех есть компьютерное оборудование, доступ к Интернету. В 2021 году все школы должны получить доступ к скоростному Интернету.

По поводу качества образования. Конечно, онлайн-система никогда не заменит личный контакт между учащимся и преподавателем. Не нужно этого бояться, но и преувеличивать возможности массового онлайн-образования не нужно.

Есть ещё один аспект. Я знаю, что студенты обращают на это внимание: «мы платили за образование в нормальном режиме, а в онлайн качество падает». Я понимаю, что они имеют в виду, и разделяю их отношение в этом вопросе. Но есть и другая сторона – если преподаватель читает лекции определённое количество часов, за что ему меньше платить?

В конце пресс-конференции Владимир Путин объявил, что государство в качестве новогоднего подарка выделит каждому ребёнку до семи лет по пять тысяч рублей. «Это не обычный праздник, он связан с ожиданиями, надеждами на будущее. Но сегодня есть ещё и трудности», – пояснил решение Президент. Фото: Павел Ворожцов

О Конституции

Айсель Герейханова, «Российская газета»:

– Изменение Конституции: именно в этом году, именно сейчас. Почему?

Владимир Путин:

– Конституция 1993 года была принята в совершенно других условиях. Танки стреляли по парламенту. Люди гибли. Тогда Конституция сыграла стабилизирующую роль, помогла установить границы, создать базу для развития. Сейчас другая ситуация, в соответствии с ней мы должны были изменить Конституцию. И раньше многие из поправок в Конституцию просто не могли быть приняты. Например, введение в Конституцию социальных гарантий, связанных с индексацией пенсии. Раньше, когда пенсии и пособия не платили по полгода, закрепить это в Конституции было невозможно. Минимальный размер оплаты труда не может быть ниже прожиточного минимума. Мы можем это сделать? Думаю, можем. При состоянии армии в 1993 году могли мы обеспечить безопасность? Для борьбы с международным терроризмом на Северном Кавказе 50 тысяч штыков не могли собрать со всей страны. Теперь другая ситуация. Также нужно было закрепить приоритет российского конституционного права над международным. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить граждан за активное участие во внесение поправок в Конституцию. Тысячи, если не сотни тысяч поправок пришли. Граждане стали авторами поправок в Конституцию.

Андрей Колесников, «Коммерсантъ»:

– С лёгкой руки Валентины Терешковой в Конституции появилась статья, которая приводит к обнулению президентских сроков. Оно того стоило?

Несколько дней назад вы высказались по делу Ивана Сафронова. Если он брал информацию из открытых источников, то ему нельзя предъявить статью о госизмене. Удалось ли вам выяснить подробности этого дела?

Владимир Путин:

– Надо понимать: пойдёт это на благо страны или нет. Если пойдёт, то стоило. Я пока не решил для себя, пойду ли на выборы в 2024 году. Формальное разрешение от народа получено, но делать или не делать этот шаг, я посмотрю.

По поводу Сафронова. Из открытых источников он брал информацию или нет, это следствие должно разобраться. Его судят не за журналистскую деятельность. Это связано с достаточно длительным периодом его работы как советника Рогозина, когда он в правительстве и Роскосмосе работал. Вы сказали, что он мог оступиться – бывает. За это можно было простить. Надо смотреть степень общественной опасности содеянного. Вообще ему вменяется шпионаж и измена. Самый большой грех, который у нас есть – это предательство. Сдача информации закрытого характера американским спецслужбам – это предательство. Суд определит степерь общественной опасности и примет решение. Пока об этом говорить преждевременно.

О политике

Константин Панюшкин, «1 канал»:

– Сроки выполнения национальных целей были отложены до 2030 года. Действительно ли в этом виноват коронавирус? Справляется ли, на ваш взгляд, правительство Михаила Мишустина? Планируются ли кадровые перестановки?

Владимир Путин:

– Стратегические цели никуда не откладываются, коронавирусная инфекция внесла свои поправки. Нам же были нужны источники, чтобы оперативно решать вопросы по борьбе с коронавирусом. Правительство работает достаточно эффективно. Я считаю, что рост цен некоторые коллеги упустили, но в целом по борьбе с пандемией правительство работало эффективно. Что касается кадровых изменений, это инициатива председателя правительства. Мне кажется, нужно, чтобы сложившийся коллектив работал слаженно и стабильно. Да, правительство формировалось под стратегические цели, правительство им отвечает. По поводу критики, по поводу того, способны ли мы достигнуть всех этих целей. Безусловно да.

Антон Ольшанников, «Ура.ру» (московская редакция):

– Чем большая политическая кампания 2021 года будет отличаться от предыдущей? Не пора ли старой системной оппозиции уступить место молодым партиям?

Владимир Путин:

– Конечно, отличия будут. Они заключаются в том, что у нас приняты поправки к Конституции. Парламент получил больше полномочий по целому ряду направлений, в том числе по формированию Правительства России. Госдума принимает окончательное решение не только по председателю правительства, но и по министрам и вице-премьерам.

По поводу новых партий: не пора ли старым политическим тяжеловесам уступить своё место, это решают не новые политические партии, не политические тяжеловесы, а избиратели.

Вероника Ичёткина, ТАСС:

– Почему конфликт в Нагорном Карабахе так резко разгорелся именно сейчас? А у России какие интересы, как они пересекаются с турецкими?

Владимир Путин:

– Ситуация вышла из-под контроля. Не думаю, что это произошло из-за вмешательства извне. Неоднократно возникали трения, и в итоге это вылилось в конфликт. Россия на протяжении многих лет исходила из того, что Азербайджану должны быть возвращены семь удерживаемых районов вокруг Нагорного Карабаха, статус самого Карабаха должен сохраниться. Позиция Турции – они защищают, как они считают, правое дело Азербайджана, возврат территорий. Сама Армения независимость Нагорного Карабаха не признала, поэтому с точки зрения международного права – это Азербайджан. Мы договорились, что боевые действия прекращаются. Стороны останавливаются на тех позициях, где их застало подписание документа. В результате возникли сложности, но с этим нужно разбираться спокойно. Следующим этапом после перемирия должна стать нормализация отношений. Нарушение прекращения огня было единичным случаем.

Софья Брыканова, «Дон-24»:

– Каковы перспективы урегулирования конфликта на Донбассе и отношения по этому вопросу с Украиной?

Владимир Путин:

– Это зависит от властей Украины. Практически все главы этого государства приходили с лозунгами о завершении войны и нормализации отношений. Избирает их большинство, а когда они оказываются у власти, им не хватает политического мужества. Считаю, что урегулирование неизбежно, но его сроки зависят от позиции украинской власти. Мы, в свою очередь, будем наращивать поддержку Донбассу.

Неожиданные вопросы

Сергей Шнуров, канал RTVI:

– Как простому русскому человеку описывать эту жизнь, не используя ненормативную лексику?

Владимир Путин:

– Обратитесь к известным фильмам, классике советского кино. Когда при падении секции батареи на ногу надо говорить «редиска», а не употреблять ненормативную лексику. Русский язык достаточно богатый, чтобы ясно и доходчиво выражать мысли, не используя ненормативную лексику.

Вера Южанская, «Наше время», Ростовская область:

– В Батайске Ростовской области есть маленькая газета «Вперёд», которая вошла в десятку лучших газет России. В начале ноября владелец газеты уволил главного редактора без объяснения причин. А после начались проверки в редакции. Другие СМИ начали редактора буквально закатывать в асфальт. Без нормальных СМИ мы гражданское общество не построим.

Владимир Путин:

– Я согласен. Не знаком с деятельностью этого редактора, но я вам верю. Мы понимаем, что структуры, которые управляют имуществом, от имени государства владеют собственностью, не должны заниматься контентом, содержанием. Попрошу губернатора разобраться с этим, если у него не получится, я помогу.

Молниеносная реакция

Медики и другие работники больниц из некоторых городов пожаловались президенту, что не получают выплаты за работу с коронавирусными больными. Среди проблемных населённых пунктов был назван и свердловский Качканар.

– К нам обращений не поступало, – пояснил глава Качканарского городского округа Андрей Ярославцев «Облгазете». – Возможно, были какие­то единичные проблемы, будем разбираться с каждым конкретным случаем. Выплаты врачам идут по линии минздрава, поэтому вопрос стоит задать также им.

– Министерство здравоохранения ранее получило сигнал из ЦГБ Качканара о невыплатах медикам, – прокомментировал ситуацию министр здравоохранения Свердловской области Андрей Карлов. – Медицинское учреждение не работает как «ковидный» госпиталь, однако оказывает амбулаторную помощь больным COVID-­19. Эта информация проверялась Фондом социального страхования. Итоги проверки показали, что выплаты производились в соответствии с законодательством. Тем не менее мы будем эти данные перепроверять.

Через полтора часа после обращения на пресс-­конферен­ции в минздраве сообщили, что сроки выплат некоторым работникам Качканарской ЦГБ действительно были нарушены.В понедельник медицинские сотрудники должны получить деньги.

Что волнует россиян?

В этом году пресс-конференцию президента совместили с прямой линией. В последние несколько лет она проходила летом, но в этом году от неё пришлось отказаться из-за коронавируса. Свои послания россияне могли отправлять через мобильное приложение «Москва-Путину» или одноимённый сайт. Вопросы продолжали поступать даже во время пресс-конференции, их обработкой занимались волонтёры Общероссийского народного фронта.

Обращений, конечно, прозвучало намного меньше, чем на традиционной прямой линии, но некоторые проблемы обсудить успели. Самой горячей темой у граждан стала работа здравоохранения во время пандемии. Жители страны жаловались на нехватку тестов и лекарств, невозможность вызвать врача на дом, долгое ожидание скорых и другие проблемы. Владимир Путин выразил беспокойство, что, судя по количеству обращений, это не единичные случаи.

Как обычно, звучали и личные вопросы, один из них задала жительница Екатеринбурга Елена Воронцова, она спросила, какие книги президент читает своим внукам. Владимир Владимирович отметил, что это сказки российских и советских авторов, например, сказка Самуила Маршака «Двенадцать месяцев».

Урал - на связи

Всего на пресс­конференцию аккредитовалось более семи сотен российских и зарубежных журналистов. На площадку полпредства в Екатеринбурге – 69 уральских журналистов, среди них – представители десяти СМИ Свердловской области. По традиции были представлены не только «Областная газета», ОТВ, «Уральский рабочий», «Новый День», ЕАН, ТАУ, «Ура.ру», «УралПолит.Ru», «Накануне.Ru» и «Четвёртый канал», но присутствовали и коллеги из муниципалитетов – журналисты «Тагильского рабочего», «Нейвы», телеканала РИМ (Каменск­Уральский) и портала «В Лесном» (по крайней мере они значились в аккредитационном списке).

Обстановка на екатеринбургской площадке практически не отличалась от той, что в эпидемически благоприятные времена наблюдалась в Москве в Центре международной торговли. Возле здания и внутри него дежурили сотрудники силовых ведомств. Журналистов на входе в здание просили представить документы, проверяли их вещи, выдавали специальный бейдж и сумку с сувенирной продукцией. Время до пресс­конференции можно было скоротать в специально отведённом помещении для кофе­брейка. Уточнение для гурманов: кормили не хуже чем в Москве. Помимо чая и кофе угощали небольшими бутербродами, канапе, пирожками, селёдкой под шубой, панакотой и кексами. В этом же помещении журналисты пытались интервьюировать коллег и уточнять друг у друга, какие вопросы те планируют задать. И каждый раз звучала фраза: «Мы понимаем, что шанс – 1 к 700». Видимо, поэтому никто из наших коллег с Урала не приехал на пресс­конференцию в ярком заметном костюме для привлечения внимания президента. Да и плакаты, честно говоря, заранее заготовили единицы.

Определённые усложнения в организацию процесса внесли и коронавирусные ограничения. За несколько дней до пресс­конференции журналисты Свердловской области получили рекомендацию – сдать ПЦР­тест, чтобы убедиться в том, что они не болеют COVID­19. Правда, справки на входе в здание у нас всё­таки не попросили. Зато на каждом шагу нам напоминали о необходимости обрабатывать руки.

Журналистов разместили в большом зале на первом этаже полпредства, из него специально вынесли стол, за которым обычно проходят совещания и встречи, и несколько рядов кресел. Взамен установили бежевые стулья на расстоянии полутора метров друг от друга.

Свои сумки участникам пресс­конференции перед входом в зал пришлось сдать. По традиции, попав в зал, журналисты пытались подобрать места так, чтобы их плакаты попали в камеру и их заметили в ходе трансляции.

Отдельно стоит сказать о технической стороне вопроса. В зале, где работали уральские журналисты, было расположено несколько камер, которые полностью охватывали пространство. Картинка из нашего и других федеральных округов в постоянном режиме транслируется президенту в Ново­Огарёво, чтобы он в любой момент мог выбрать интересную ему площадку для общения с журналистами. Кстати, традиционный модератор площадки в Центре международной торговли пресс­секретарь президента Дмитрий Песковтакже общался с президентом по видеосвязи. В последние минуты перед тем, как президент подключился к общению, Дмитрий Песков провёл перекличку с площадками федеральных округов.

Урал получил право задать восьмой вопрос – он стал третьим федеральным округом, которому предоставили слово (вслед за Владивостоком и Новосибирском). У журналистки из Магнитогорска Ольги Балабановой завязался с президентом диалог.

– Мне поступило обращение, что в Магнитогорске есть проблемы с выбросами в атмосферу. Насколько я знаю, Магнитка вкладывает много средств в обновление производств, и выбросы должны уменьшаться. Вы сами как оцениваете?

– Наверное, проблема есть, но у нас этим занимаются.

– Видимо, нужно обратить внимание на эту проблему в целом.

Задала вопрос и журналистка«Четвёртого канала» (Екатеринбург)Екатерина Цыганкова. Она поинтересовалась у президента, как он видит перспективы выхода экономики из коронакризиса.

– Екатеринбург, и в целом Урал – крупный промышленный центр страны, и всё, что связано с ограничениями в связи с коронавирусом, отражается так или иначе на Уральском регионе, – ответил Владимир Путин. – Выход из кризиса будет зависеть от того, насколько быстро мы справимся с пандемией, насколько быстро перейдём к массовой вакцинации. Рассчитываю, что в течение полугода ситуация изменится в лучшую сторону. Что касается экономики – конец 2021 года или первый квартал 2022 года – мы все эти проблемы преодолеем.

  • Опубликовано в №237 от 18.12.2020
Областная газета Свердловской области