Темы дня

Анатолий Пшеничный готов побороться с Антоном Шипулиным на выборах в Серовском округе

Анатолий Пшеничный против Антона Шипулина

Поэт, разведчик и дипломат Анатолий Пшеничный бросил вызов олимпийскому чемпиону Антону Шипулину. Фото: личный архив А. Пшеничного, Алексей Кунилов

Наш земляк Анатолий ПШЕНИЧНЫЙ кому-то больше известен как писатель, автор популярных песен и книг. Кто-то вспоминает его прежде всего как политического и общественного деятеля. В дипломатических кругах его знают как советника МИДа и сотрудника Службы внешней разведки. Для односельчан-уральцев из алапаевского посёлка Нейво-Шайтанский он – опора и поддержка. Недавно он вновь посетил родные места и встретился с журналистами «Облгазеты», чтобы рассказать о детстве и юности на Урале, о тонкостях разведки, а главное – о политических планах на ближайшее будущее.

– Анатолий Григорьевич, знаем, что, несмотря на свой плотный график, вы довольно часто бываете на Урале. Цель всё та же?

– Простая и вечная – встреча с Родиной, поездка домой. Свердловск – это первый город, который я увидел в своей жизни. Всё время жил в деревнях и рабочих посёлках, а школу окончил в Нейво-Шайтанском. Вот и приезжаю повидать своих друзей, помочь землякам решить их повседневные проблемы, погрустить у могил родных мне людей. Но в эти дни есть ещё один повод: 25-летний юбилей думы моего родного города Алапаевска, где несколько лет назад я был избран депутатом пятого созыва. И пусть адрес моей постоянной прописки сейчас в Москве, но на протяжении пяти депутатских лет несколько раз в месяц бываю на малой родине. Ну и, конечно, сейчас привёз тёплые поздравления от московского Уральского землячества, членом президиума которого я являюсь.

«С Анатолием Григорьевичем меня познакомили в Москве, но уральца в нём можно было опознать и без представления. Недавний сборник его стихов «…только верить!» можно смело назвать сущностью его политических взглядов. Наш человек», – главный редактор «ОГ» Дмитрий Полянин. Фото: Дмитрий Полянин

– Получается, что пять лет жили на два дома – Москва и Алапаевск?

– Именно так, раз уж меня выбрали мои земляки, я дал согласие на эту работу. Ездил, летал, пытался решать все поставленные мне избирателями вопросы и в Алапаевске, и в Москве. Пришлось много помогать людям. В частности – отремонтировать и восстановить старую, ещё демидовскую Алапаевскую плотину, без которой водоснабжение города могло остановиться. Пришлось напрячь силы, задействовать все свои административные и личные ресурсы, чтобы добыть в федеральных ведомствах в Москве необходимое крупное финансирование. А в Нейво-Шайтанском, где прошло детство, где похоронены мои родители и младший брат, погибший на милицейской службе, мне удалось вместе с моими товарищами и привезённой московской командой восстановить церковь Петра и Павла. Одну из старейших на Урале – 1750 года постройки. Удалось также посодействовать созданию в районе крупного камнедобывающего и камнеобрабатывающего производства, получить необходимые лицензии, практически возродить разрушенный «перестройщиками» старый работягу-завод. Земляки получили около 200 рабочих мест.

– Вы ещё очень большую роль сыграли в восстановлении знаменитой Напольной школы в Алапаевске…

– Моя роль здесь свелась к обращению к уральским землякам, проживающим в Москве, – направить одну из линий работы Уральского землячества на сохранение памяти погибших в Алапаевске членов царской семьи. Я рассказал тогда о Напольной школе в Алапаевске (20 мая 1918 года по особому распоряжению Уральского совдепа в Алапаевск были привезены великие князья, представители Российского Императорского Дома. Узников поместили в спешно освобождённое здание Напольной школы. – Прим. «ОГ»). Землячество живо откликнулось, мы поехали в Алапаевск, переговорили с администрацией, и вот уже несколько лет делегация Землячества выезжает в город для благотворительных акций. И вижу, что это востребовано: нашу инициативу поддержали областные и федеральные власти – в настоящее время в городе построен целый комплекс памятных сооружений, посещаемый паломниками со всего православного мира.

– Вы часто рассказываете, что на Родине у вас осталось много друзей.

– Да, друзья – это мой главный жизненный ресурс. И, кстати, там, в родном посёлке, всё ещё живёт и здравствует моя классная ( во всех смыслах этого слова) руководительница – Нелли Георгиевна Паницына, которая постоянно мне звонит в Москву с такими, например, просьбами: «Толя, опять ветеранам дрова на зиму не завезли… Ты там с Кремлём рядом, сходи похлопочи…». Я снимаю трубку, звоню своему надёжному другу и товарищу в Нейво-Шайтанском – местному предпринимателю Виктору Николаевичу Балакину, он даёт команду завезти дрова. Потом моя любимая учительница сообщает соседкам: «Вот мой ученик, Толя Пшеничный, в Кремль обратился, так сразу дрова ветеранам в Шайтанку и привезли!» (смеётся).

– А вы, кстати, хорошо в школе учились?

– Неплохо, но отличником не был. Как-то не получалось… С точными науками не очень дружил.

– Хулиганили?

– Из комсомола меня исключали дважды. За то, что вместе со своими товарищами боролся с хулиганами, но своими методами. Силовыми, конечно. Дело в том, что посёлок у нас тогда был печально известен своими бандитскими группами. Шайтанка, одним словом… Мы создали в школе оперативный отряд и начали борьбу с хулиганами. У нас несколько районов в посёлке, и они между собой всегда враждовали. «Банды Нью-Йорка» просто отдыхают по сравнению с разборками в Нейво-Шайтанском. Дело доходило до того, что это хулиганьё приходило в школу с молотками, самодельными пистолетами, а мы давали им отпор. Но, по общественному мнению, неправильно давали. Нас осуждали, вызывали в Алапаевск, исключали из комсомола, мы возвращались и снова создавали группы силового сопротивления беспределу. Драки были, ох какие!… Я играл в школьном оркестре на кларнете, и приходилось даже футляр обивать железом, чтобы обороняться. Посёлок был тяжёлый… Но это научило жить, бороться и побеждать. Эти драчливые истории нашей школьной борьбы за правду и порядок были впоследствии описаны мною в поэме «Тренер», изданной в журнале «Молодая гвардия».

– Оперативная работа, выходит, у вас была с самого детства…

– Она и определила моё будущее. Поэтому после окончания Уральского университета и положенной тогда трудовой отработки мы с товарищем пошли работать в органы госбезопасности. Меня направили в Службу внешней разведки.

– Но вы же успели ещё и поработать учителем?

– Да, после окончания УрГУ поехал работать по распределению в кишлак Ахунбабаевского района Ферганской области, куда я добирался на ишаке. Преподавал там русский язык и литературу в старших классах. Это был сборный целинный район, где дети не знали русского языка. Так, 10-му классу я преподавал Маяковского, поэму «Облако в штанах». Рисовал на доске облако и штаны. И говорил: Маяковский… Иначе было никак. Пришлось за год самому выучить узбекский язык. Потом ещё работал учителем в Нижнем Тагиле, где и получил предложение, от которого невозможно было отказаться. Помните: «Есть такая профессия – Родину защищать».

– Из учителей – и сразу в разведку?

– Сначала по решению областного Управления госбезопасности, согласованному с областным руководством, был направлен на учёбу в Дипломатическую академию. Дело в том, что я тогда уже писал стихи, получившие союзную известность, не подкачали и некоторые другие нужные разведке профессиональные параметры и строки биографии. Вот в будущем, получив, кроме дипломатического, ещё и специальное образование, я и стал атташе по вопросам культуры в некоторых наших советских и российских загранучреждениях. Это не тайна. Так работают все специальные службы мира. Кстати, мы с дипломатами друг друга называли «ближними соседями», потому что и дипломаты, и разведчики занимаются примерно одним и тем же: собирают необходимую руководству страны информацию (правда, разными методами).

– Интересно, что Сергей Нарышкин отзывается о вас как о хорошем оперативнике.

– Сергей Евгеньевич – мой надёжный боевой товарищ и друг по жизни. Мы с ним работали за границей, друг друга страховали и выручали не один раз. Спасибо ему! Он верен идеалам дружбы и Службы, супернадёжен и никогда не подведёт.

– Как в вас уживаются  романтик, разведчик, политик…

– Ну разведка – сама по себе и политика, и романтика, что бы ни говорили (смеётся). Кстати, в том самом недавнем телефильме, о котором вы вспомнили, Нарышкин именно об этом и сказал. Вслед ему могу повторить: там за деньги люди не работают. Это такая психологическая нагрузка, это постоянная разлука со своей семьёй, детьми, матерью… Особенно матерью, конечно. У меня здесь, в Алапаевске, погиб брат. А я, её старший сын, куда-то постоянно уезжал, но мама же не знала куда. Мама знала, что я работаю в Министерстве иностранных дел и должен выезжать в командировки как дипломат. Конечно, она догадывалась, что не всё так просто. Но больше всего её тяготила разлука. Поэтому во все свои отпуска я ехал домой – ни разу не было такого, чтобы я оставался за границей. Нет, я всегда здесь, в родной Шайтанке. Маме говорил: «Мам, я в прекрасную страну еду: там горы, озёра!». Ну а насчёт того, как же всё-таки эти стороны уживаются, не вижу никакого противоречия, всё взаимосвязано. Моя коллега Зоя Воскресенская – советская разведчица и прекрасная детская писательница. И это не единичный пример: сколько в нашей Службе талантливых журналистов, писателей, художников… Мне моя творческая отдушина всегда помогала в основной работе. Я поехал за границу, уже имея какое-то публичное имя: был членом Союза писателей России, лауреатом премии Ленинского комсомола за стихи, причём за политическую поэму «Зоны доверия», опубликованную в центральной московской прессе, автором книг для детей, рекомендованных к изданию самой Агнией Барто.

Мне легче было устанавливать контакты, дружить с иностранцами, я позиционировался не только как дипломат, но и как современный русский писатель, ведущий большую работу по взаимодействию нашего Союза писателей и писательских сообществ других стран.

– Вы и сейчас творческую деятельность не прекращаете, причём у вас много именно политической лирики, сегодня это явление довольно редкое.

– Моё творчество так или иначе связано с темой Родины. В стихах отражается всё, что чувствую, чем живу, что видел. Только что приехал из Сербии, где выступал в посольстве, в Русском доме – читал стихи о бомбёжках НАТО в 1999 году, вёл дискуссии с сербскими писателями и политиками, рассказывал о своей уральской родине. Месяц назад стал участником международной книжной ярмарки в Минске, где тоже речь шла не только о литературе, а прежде всего – о наших славянских ценностях и об «украинском уроке». В ходе творческих и деловых командировок в Сирию и в Крым неоднократно подтверждался тезис о величайшем мужестве наших солдат, о стальной воле «вежливых людей» при выполнении ими солдатского долга. Врученные мне медали «За участие в военной операции в Сирии» и «За возвращение Крыма» дороги мне не меньше, чем былые награды за работу на чужой земле. Не так давно у меня вышла книга редчайшего ныне литературного жанра: политической лирики под названием: «...ТОЛЬКО ВЕРИТЬ!». Сейчас, если и пишу о политике, то в основном сатиру. У меня же это отзвук того, что происходит в России и вокруг неё.

Патриотизм в литературе и искусстве – понятие широкое: это и чувство долга, любви, верности, дружбы. Совсем не напрасно исполнителями моих песен стали артисты с отчётливой гражданской и патриотической позицией, а также воинские музыкальные коллективы. Только что песня «Позывные друзей» в исполнении Александра Кальянова стала одной из лучших на концерте «Радио Шансон» в Кремле, а в недавнем прошлом песнями года стали мои стихи «На юга-севера» и «Кому ты нужен» в исполнении А. Буйнова и А. Маршала. Они – о настоящей, крепкой мужской дружбе, о Родине, сыновьем долге и о родном уральском крае, которым я очень горжусь, за который переживаю. Но эта творческая линия является для меня своеобразным зарядным устройством для более важных дел, связанных с моей сегодняшней основной работой (я до сих пор являюсь полноправным сотрудником одной из крупнейших телекоммуникационных компаний страны – ТТК) и активной общественной деятельностью: в прошлом году я избран членом Президиума Общественной палаты Союзного государства – серьёзнейшей и активной общественной организации двух братских стран.

– Знаем, что вы планируете общественную и политическую деятельность на Урале и дальше…

 – Да. Такие планы имеются. Когда появилась информация о предстоящих довыборах в 2019 году депутата Госдумы России от родного мне уральского региона, я с интересом прислушался к предложению моих коллег по Общественной палате, поддержанному товарищами из Уральского землячества – принять участие в выборах. Это предложение было поддержано также и моим товарищем – Сергеем Евгеньевичем Нарышкиным, директором Службы внешней разведки России.

Конечно, я внимательно изучил информацию, посмотрел, что происходит на родной мне земле и понял, что, скорее всего, предложение приму. Понимаю, что в случае принятия решения моими оппонентами будут достойные и сильные люди, один из которых Антон Шипулин, отличный в прошлом спортсмен. Вот и посоревнуемся. По-честному. Я хорошо знаю проблемы и чаяния людей в дальних уральских городках и посёлках – сам оттуда. Если я и пойду на выборы, то только для того, чтобы ещё эффективнее помогать землякам решать их конкретные жизненные проблемы, с которыми близко знаком.

Я не делю свой уральский край на части – Урал един. Есть уральцы, а не среднеуральцы или северо- или южноуральцы. Я ведь и сейчас, без высокого депутатского мандата, никогда родные места не забываю, делаю для них всё, что могу. Просто проблемами людей, на мой взгляд, должны заниматься те, кто хорошо знает специфику этих мест, кто хорошо понимает местную жизненную ситуацию. Кто имеет необходимый для этого жизненный опыт. Я уверен, что такой опыт, который я получил и в работе по обеспечению безопасности нашей страны, и в дипломатической, и в общественной, и в литературной работе, и в своей поселковой и городской жизни, будет полезен в моей возможной новой работе. У меня, полковника Службы внешней разведки России в отставке, достаточная военная пенсия и ветеранские боевые льготы, у меня есть где жить и в Москве, и на Урале – я пойду на депутатские выборы не ради благ и почёта. Родина, честь, дружба, ответственность за порученное дело – это правила каждого честного человека.

Досье «Облгазеты»

Анатолий ПШЕНИЧНЫЙ

Родился 13 февраля 1948 года в деревне Ключёвка (Челябинская область).

Окончил филологический факультет Уральского государственного университета (1971 год), после чего работал учителем русского языка и литературы в Узбекистане и на Урале.В 1978 году поступил в Дипломатическую академию МИД СССР, параллельно получил также специальную подготовку в Краснознамённом институте им. Ю.В. Андропова. По окончании учёбы неоднократно направлялся в длительные специальные загранкомандировки. Владеет французским, нидерландским и немецким языками.

С 1981 по 2002 год работал в МИД СССР/России (атташе по международным культурным связям).Полковник Службы внешней разведки РФ в отставке.

С 2008 по 2012 год – депутат думы МО город Алапаевск.Член Президиума РОО «Уральское землячество». Инициатор проекта поддержки и сохранения памяти членов царской семьи, погибших на Урале.

С 2018 года – член Президиума Общественной палаты Союзного государства, осуществляет активную деятельность в работе по укреплению промышленных и культурных связей.

Лауреат премии Ленинского комсомола за 1984 год, дважды лауреат премии Службы внешней разведки России в области литературы и искусства, лауреат уральской премии им. Татьяничевой, премии «Песня года», «Шансон года» и многих других.

  • Опубликовано в №86 от 22.05.2019
Областная газета Свердловской области
.