Темы дня

«Нужно быть готовыми к диалогу»

Омбудсмен Татьяна Мерзлякова у манси

Омбудсмен в Свердловской области регулярно приезжает к манси и не с пустыми руками. Вот и на этот раз заглянула к Наталье Анямовой с дочкой Надей с подарками. Фото:Виктор Вахрушев

Всеобщая декларация прав человека была утверждена на Генеральной Ассамблее ООН в 1948 году, а с 1950 года Международный День прав человека ежегодно отмечается во всём мире 10 декабря. В этот день Президент России Владимир Путин традиционно встречается с членами Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ). На встречу приглашаются и некоторые региональные омбудсмены. Уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова уже дважды была на этих мероприятиях, поедет и на этот раз, но уже как член СПЧ. Накануне праздника «Облгазета» поговорила с Татьяной Георгиевной о правозащитниках и нынешних общественных настроениях.

– Татьяна Георгиевна, обычно официальная часть встречи с членами СПЧ плавно переходит в неформальную, где с Владимиром Владимировичем можно запросто пообщаться. О чём бы вы рассказали президенту при возможности?

- Я бы поделилась своей крайней озабоченностью по закредитованности людей, деятельности финансовых пирамид и микрофинансовых организаций. Мы на эту тему провели даже координационный совет уполномоченных по правам человека Уральского федерального округа (см. №210 «Облгазеты» от 15.11.2019). Людей просто грабят, причём не богатых, а малоимущих. Можно, конечно, говорить и о финансовой неграмотности. Знаю одного уважаемого и неглупого человека, которого убедили, что можно выиграть кучу денег на бирже, взяв кредит. Все его акции вылетели в трубу, и он, перекрывая один долг другим кредитом, набрал их уже 18! Финансовые организации, в том числе и солидные банки, ведут себя очень агрессивно, буквально навязывают кредиты, не особо обращая внимание на материальное состояние своих клиентов. А для чего же тогда существует бюро кредитных историй?

Молодёжь качнуло в другую сторону: в Екатеринбурге полиция возбудила уголовное дело в отношении пяти молодых людей, которые организовали биткоин-пирамиду. Они вели активную рекламу в соцсетях, на семинарах и убеждали, как сладко можно жить на проценты с биткоинов, а сами присваивали чужие деньги. Этим молодым людям предъявили обвинение в мошенничестве, силовики настаивали на заключении под стражу, но суд оставил их на свободе под подписку о невыезде. Ни счета, ни имущество не арестованы. Пострадавших по всей области — 35 тысяч человек. Думаю, так или иначе, эта тема прозвучит на Совете.

Правозащитное движение в СССР, а потом в России развивалось довольно извилистым путём. Мы-то с вами помним, как советские газеты в 70-е годы клеймили правозащитников-диссидентов. И мне кажется, правозащитное движение наконец-то отошло от политики и занимается тем, что и провозглашено в Декларации – борьбой за равенство, справедливость, свободу выражать свои мысли.

– Среди диссидентов были и идейные борцы за свободу слова, и, к сожалению, проплаченные. Но тем не менее СССР не только ратифицировал Декларацию, но и принял активное участие в её разработке благодаря Андрею Громыко, который в то время был заместителем министра иностранных дел и постоянным представителем СССР в ООН. Наши предложения по части соблюдения прав человека в сфере культуры были приняты, а вот в сфере политической не прошли. В частности, был отвергнут известный ленинский тезис о праве наций на самоопределение. И я вот думаю, если бы он был принят, может, не возникло бы проблем с Нагорным Карабахом и другими горячими точками?

А, может, наоборот, вопрос спорный. По моим ощущениям, и в мире, и в России растут протестные настроения. Взять те же страсти вокруг храма Святой Екатерины. Жители Уралмаша вдруг взбунтовались против строительства новой телебашни на месте бывшего антенного поля у военных. Дескать, будет мощное электромагнитное излучение, вредное для здоровья. Наверное, там всё просчитано, и этот фактор учтён. На улице Луначарского стоит же башня в центре города и ничего. Однако строительство телебашни приостановили, другое место ищут.

– Протестные настроения иной раз подогреваются. Скажем, задумал какой-нибудь деятель пойти в депутаты Заксобрания или в городскую думу – надо как-то прозвучать. Для этого организуется какая-нибудь массовая акция. Разбираемся в каждом конкретном случае. Чаще всего протестные акции возникают, когда общественные слушания по новой застройке, каким-то масштабным проектам проходят формально. Совсем недавний пример – под Ивделем, в местах традиционного проживания манси, принято решение о разработке Суамского медно-цинкового месторождения. Видимо, помня о печальном опыте подобного карьера «Святогор» в тех же местах, отходы которого загрязнили реку Ивдель, образовалась протестная группа, пошёл сбор подписей. Мы встречались с Андреем Новиковым, директором уральского филиала компании «Полиметалл», которая будет разрабатывать месторождение, ознакомились с проектной документацией, экологической экспертизой и убедились, что всё продумано и предусмотрено.

Поинтересовались, конечно, как они собираются выстраивать отношения с местным населением. Обещали, что будут помогать, уже готовят подарки на Новый год. Планируют построить два моста, отремонтировать дорогу, по которой можно проехать пока только на вахтовом автомобиле «Урал». А мы им посоветовали оказать манси другую помощь – взять их на работу. Были времена, когда они и на вышках сторожевых у лагерей с осуждёнными стояли, наверняка, и карьер будет охраняться. А почему нет? Стреляют они хорошо. Или другой вариант – заключать с ними договоры на поставку дикоросов, мяса, рыбы, грибов. У них ведь совсем нет никакой работы, живут натуральным хозяйством, потому по возрасту получают только социальную пенсию. Хотя наметилась в этом плане ещё одна интересная перспектива. Одна тюменская турфирма опробовала интересный тур: набирают группу туристов, которых на вертолёте доставляют на перевал Дятлова. Потом они спускаются к посёлку Ушма, близ которого живёт несколько семей манси, и знакомятся с их бытом. И знаете, есть спрос на такие туры, это тоже хоть какой-то вариант приработка.

Кстати, нынешний год объявлен ООН годом языков малых коренных народов…

– С этим у наших манси всё в порядке, своё право на образование обеспечено им в полной мере. В посёлок Полуночное, где живут и учатся в школе-интернате дети манси, регулярно приезжает из Тюмени преподаватель этого языка, специалист по народам Севера Дина Герасимова.

А что касается правозащитного движения, то оно разное бывает. Что меня тревожит, так иной раз какая-то агрессивная позиция правозащитников по отношению к государству, его органам. Да, развитие гражданского общества идёт стремительно, и государство за ним не всегда успевает. Сейчас вот нарастают протестные настроения против мусорной реформы — где угодно стройте свои мусороперерабатывающие заводы, только не у нас. А где тогда? Решение ещё не принято, а гневные петиции уже поступают. Зачастую протесты возникают, когда положенные по закону общественные слушания проводятся формально. Власти нужно обосновать своё решение, объяснить, рассказать людям, как всё будет устроено. Нужно быть готовыми к диалогу – через ругань никакие проблемы не решаются.

Подготовлено в соответствии с критериями, утверждёнными приказом Департамента информационной политики Свердловской области от 09.01.2018 №1 «Об утверждении критериев отнесения информационных материалов, публикуемых государственными учреждениями Свердловской области, в отношении которых функции и полномочия учредителя осуществляет Департамент информационной политики Свердловской области, к социально значимой информации».

  • Опубликовано в №227 от 10.12.2019
Областная газета Свердловской области