Темы дня

«Мы одни из первых избавились от лейкоза коров»

доктор ветеринарных наук, профессор Ирина ШКУРАТОВА

Ирина Шкуратова: «Лаборатории ветеринарного института оснащены самым современным оборудованием» Фото: Галина Соловьёва

В ноябре прошли выборы новых академиков и членов-корреспондентов Российской академии наук (РАН) («Облгазета» писала об этом в №212 от 19.11.2019). Вновь избранными академиками от Уральского отделения РАН стали четыре человека, членами-корреспондентами – девять. Среди них – доктор ветеринарных наук, профессор Ирина ШКУРАТОВА. Она руководит Уральским федеральным аграрным научно-исследовательским центром УрО РАН и возглавляет Уральский научно-исследовательский ветеринарный институт – структурное подразделение центра.

– Ирина Алексеевна, вы стали уже вторым представителем уральской ветеринарной школы в Российской академии наук. С чем это связано?

– Возможно, с тем, что научные успехи нашей ветеринарии оказались значимыми. Как известно, первой уральскую ветеринарную науку в академическом сообществе представила Ирина Донник – сначала в качестве члена-корреспондента, потом академика, а сейчас вице-президента РАН. Ирина Михайловна ранее возглавляла Уральский научно-исследовательский ветеринарный институт, потом была ректором Уральского государственного аграрного университета. Это её усилиями создана сильная научная ветеринарная школа, которая продолжает успешно развиваться.

доктор ветеринарных наук, профессор Ирина ШКУРАТОВА
Ирина Шкуратова: «Лаборатории ветеринарного института оснащены самым современным оборудованием». Фото: Галина Соловьёва

– Знаю, что в круг ваших научных интересов, кроме ветеринарии, входит и экология питания. Как это связано?

– Теснейшим образом: здоровье человека во многом зависит от здоровья животных, которых он выращивает. Если корова больна, а мы получаем от неё молоко, то оно не может быть качественным. Такая же взаимосвязь и при мясном производстве. На Урале велика концентрация промышленного производства, и экологические проблемы стоят остро. Есть районы с повышенным содержанием в почве тяжёлых металлов, которые через корма могут поступать в организм сельскохозяйственных животных, а потом с продуктами питания – к человеку. В частности, моя докторская диссертация была посвящена этому вопросу. Сейчас мы работаем над этой проблемой в нашем институте и разрабатываем технологии, которые помогут обеспечить население здоровыми продуктами питания.

– А какие наработки наша уральская ветеринарная наука может предложить в масштабах страны?

– В первую очередь – программу борьбы с лейкозом крупного рогатого скота. Это мировая проблема. В Россию лейкоз занесли больше 30 лет назад с импортным скотом. Сейчас Свердловская область почти не импортирует крупный рогатый скот. У нас есть специализированная организация, где содержат племенных животных и куда завозят племенной материал, но это уже иной уровень контроля. Мы одни из первых избавились от лейкоза коров в России. После этого молочная продуктивность уральских коров сразу выросла на 15–20 процентов. Сейчас у нас получают одни из самых высоких надоев в стране, Свердловская область уверенно входит в пятёрку лучших по производству молока.То, что Средний Урал свободен от лейкоза коров – наше конкурентное преимущество, но оно ещё не в полной мере используется сельскохозяйственными предприятиями.

Сейчас в России от этой болезни, кроме Свердловской,  свободны Ленинградская и Вологодская области. В некоторых других регионах количество больных животных может доходить до 70–80 процентов, и наши наработки могут помочь им с этой проблемой. Мы работаем с Тюменской и Курганской областями, Пермским краем. Сейчас с просьбой помочь оздоровить стадо от лейкоза к нам обратились и власти Башкортостана. 

– В чём секрет уральской технологии борьбы с вирусом лейкоза?

– Секрет в индивидуальном подходе к каждому сельскохозяйственному предприятию. Если раньше борьба с лейкозом велась только путём уничтожения больных животных, то сейчас предложена технология разделения стада. Мы разработали методику ранней диагностики заболевания. Если ранее по инструкции кровь животных на наличие вируса исследовали с шести месяцев, то сейчас мы уже с 15-дневного возраста определяем, является ли тёлочка или телёнок вирусоносителем. Благодаря этому реально раньше отделить здоровых животных от больных. Животное-вирусоносителя можно вырастить на мясо и получить нормальный продукт, но в племенной работе использовать его нельзя. Нельзя использовать и молоко больного животного.

Уральский научно-исследовательский ветеринарный институт
В лаборатории молекулярно-генетических методов исследования ветеринарного института легко определяют возбудителей болезней животных. Фото: Галина Соловьёва

– Чем опасен вирус лейкоза коров для человека?

– Долго доказывали, что молоко лейкозных коров неопасно для человека, ссылались на американские исследования, но это были единичные и непродолжительные опыты. Сейчас появились данные, что вирус лейкоза обнаруживается даже в опухолях молочной железы у женщин. Возможно, существует межвидовая передача этого вируса, и это опасно. Вирус уничтожается при пастеризации молока, но продукты его распада всё равно могут остаться. Лейкоз – коварное заболевание. Оно долго не даёт о себе знать, но у нормальной на вид коровы уже начинает снижаться иммунитет и появляются другие заболевания. Качество молока у больных лейкозом коров также хуже.

– А как обстоит дело с другими болезнями сельскохозяйственных животных? Складывается впечатление, что Средний Урал временами находится в осаде: то птичий грипп у наших границ, то африканская чума свиней…

– Ветеринарная служба Свердловской области сплочённая и сильная. Слава богу, африканской чумы свиней мы не допустили, потому что проводили жёсткие профилактические мероприятия. Не было у нас и гриппа птиц, хотя в соседних Челябинской и Тюменской областях болезнь уничтожила поголовье крупных птицефабрик. Но появляются новые болезни сельскохозяйственных животных, например, нодулярный дерматит. Занос этого инфекционного заболевания произошёл летом прошлого года в частном секторе Пышминского района, однако мы достаточно быстро с этим справились.

– Что изменится в вашей работе в связи с избранием членом-корреспондентом РАН?

– Ответственности, конечно, прибавится. Сейчас перед нашим институтом стоит задача выйти на уровень лучших мировых исследований. Прежде всего – в генетике, геномном редактировании, вопросах типизации возбудителей различных заболеваний животных, изучения механизмов заболеваний. Мы стараемся решать те проблемные вопросы, которые появляются в сельском хозяйстве.

ДОСЬЕ «Облгазеты»

Ирина ШКУРАТОВА родилась 13 мая 1956 года в Свердловске. По её словам, с детства любила книжку Корнея Чуковского «Айболит» и уже тогда сказала родителям, что будет лечить животных. Окончив школу в 1973 году, поступила на ветеринарный факультет Свердловского сельскохозяйственного института, который с отличием окончила в 1978 году. Закончила аспирантуру, защитила кандидатскую, затем докторскую диссертацию, более 20 лет проработала в родном институте, заведовала кафедрой. В 2003 году перешла на работу в Уральский научно-исследовательский ветеринарный институт, в 2011 году возглавила его. В 2017 году назначена директором Уральского федерального аграрного научно-исследовательского центра УрО РАН.

Подготовлено в соответствии с критериями, утверждёнными приказом Департамента информационной политики Свердловской области от 09.01.2018 №1 «Об утверждении критериев отнесения информационных материалов, публикуемых государственными учреждениями Свердловской области, в отношении которых функции и полномочия учредителя осуществляет Департамент информационной политики Свердловской области, к социально значимой информации».

  • Опубликовано в №230 от 13.12.2019 под заголовком «Мы одни из первых избавились от лейкоза коров»
Областная газета Свердловской области