Алапаевский священник благословил погибших князей в последний путь

24 июля 2013, 20:26
В жизни всё связано.  Трагедия царского дома Романовых тесно переплелась с судьбой большой  семьи Александры Морозовой. Фото Владимира Быкодорова.

В жизни всё связано. Трагедия царского дома Романовых тесно переплелась с судьбой большой семьи Александры Морозовой. Фото Владимира Быкодорова.

Журналисту «Областной газеты» удалось побеседовать с внучатой племянницей священника, отпевавшего представителей царского дома, сброшенных в шахту под Алапаевском. Времена это были смутные. Большой популярностью Романовы в тот момент ни у одной из сторон не пользовались. В общем, мужество человека, благословлявшего погибших в последний путь, сомнений в любом случае не вызывает.

Теперь — по сути. Москвичка Александра Морозова, преподающая немецкий язык в православной гимназии Марфо-Мариинской обители, в Екатеринбург наведалась, чтоб поставить памятник на могиле своего деда Ивана Дмитриевича Троицкого. В какой-то момент, задумавшись, куда пойти в свободную минутку, обратила внимание на название выставки «Романовы. На изломе Российской истории», проходящей в Областном краеведческом музее. Старая семейная легенда всколыхнулась в душе. Зашла, спросила: «Знаете, кто отпевал Великих князей?» Услышала — «Нет».

Выросла Александра Александровна в семье стопроцентно атеистической. Папа — офицер, коммунист, о Боге, о церкви дома словом не упоминали. Уже в конце восьмидесятых, маме оставалось жить всего ничего, Александра Александровна решила свозить её на родину. В Свердловске ещё жила тётка Ариадна Ивановна. И вот как-то днём, собравшись за столом и почаёвничав, разложили женщины перед собой старые фотографии. И одна особо привлекла внимание: семейный клан, 22 человека, мужчины в рясах, а среди прочих — маленькая 5-летняя девочка. Выяснилось: мама.

Получается, что в роду все священники, заинтересовалась Александра Александровна. Получается, да, сказали ей. И, ткнув пальчиком, Ариадна Ивановна добавила: «А это дедов родной брат, Михаил Дмитриевич Троицкий, дядя Миша, человек интересной судьбы». И замолчала.

Троицкий Михаил Дмитриевич с дочерью Ниной и женой Анной. Фотография сделана в Алапаевске, владелец фотоателье И. Ярославцев

Довольно долго другой информации не поступало. Да и спрашивать было вроде бы не у кого. А потом старшая двоюродная сестра из Кривого Рога написала: «Приезжай, поговорим». Вот тогда-то от Тамары Александра и узнала: Михаил Дмитриевич отпевал Великих князей и княгиню Елизавету Фёдоровну перед тем, как тела отправили в далёкий путь, кого в Китай, кого в Иерусалим.

Если честно, даже не удивилась. Ожидала уже чего-то такого. Но прошло ещё немало дней, прежде чем удалось получить документ о том, что в те смутные времена настоятелем алапаевской Свято-Троицкой кладбищенской церкви был именно Михаил Дмитриевич Троицкий.

Потом, перед возвращением красных, началась паника. В числе многих Михаил Дмитриевич бежал в Омск. Потом вернулся. Жил в Алатыре. К церкви уже отношения не имел. Не то что был отлучён. Нет, просто служить было негде. Последние годы провёл в Свердловске. Видимо, не работал. Писал стишки. Публиковался в журналах.

В 1955-м ещё был жив. Точная дата смерти неизвестна. Но прожил, говорят, 86 лет. Александра Александровна однажды его видела — была в гостях в маленьком частном домике. Но ничего, кроме вспышки света при входе, не запомнила.

Перед отъездом в Омск Михаил Дмитриевич вырезал свой лик из семейного фото. Очевидно, чтобы не навредить родным. Спустя десятилетия потомки фотографию восстановили.