Реки Свердловской области 10 лет загрязняют стоки с карьеров

25 августа 2020, 18:20
Так выглядит река Шегультан – то синяя, то зелёная Фото: общественная организация «Живой Шемур»

Так выглядит река Шегультан – то синяя, то зелёная Фото: общественная организация «Живой Шемур»

Пробы воды, сделанные летом в северных уральских реках, вновь показали кратное превышение предельно допустимых концентраций (ПДК) разных металлов. Директор заповедника «Денежкин Камень» и эксперт общественной организации «Живой Шемур» Анна Квашнина уже несколько лет бьёт тревогу по поводу продолжающегося загрязнения северных рек Ольховки, Тальтии, Банной, Чёрной. В конце прошлого года «Саумская горнорудная компания», подконтрольная новосибирскому «Полиметаллу», выкупила право на разработку Саумского медно-цинкового месторождения, которое находится в 60 километрах от Ивделя. У экологов появились опасения, что добиться чистоты рек не удастся.

Мёртвые берега

Проект «Полиметалла» прошёл соответствующую экспертизу, проведены были и общественные слушания в Ивделе, и уже начались вскрышные работы, но у всех в памяти постоянные сбросы от карьера Шемурский, который разрабатывало подконтрольное УГМК ОАО «Святогор». Там тоже работают очистные сооружения, но их мощности так до сих пор и не хватает. В марте прошёл даже протестный митинг в Ивделе с требованием провести опрос местных жителей и манси, которые живут по берегам Лозьвы. Дело в том, что стоки планируется сливать в Северную Тошемку, а она впадает в Лозьву.

Начиная с 2011 года местные жители и туристы, у которых маршрут на гору Денежкин Камень один из самых популярных, стали замечать, что вода в этих реках становится то синей, то зелёной. По берегам этих рек стоят высохшие деревья, не растут ни трава, ни кусты. Да и рыба исчезла, тут уже и местные жители, манси, которых в этих местах живёт несколько семей, стали жаловаться в администрацию Ивделя, в Росприроднадзор. Пик загрязнений пришёлся на 2017-й, очень дождливый год. Тогда анализы, взятые Роспотребнадзором, показали превышение предельно допустимого коэффициента загрязнений в сотни раз. Активисты-экологи «Живого Шемура» в 2018 году пригласили за пробами из реки ещё и специалистов из Пермского университета. Результаты те же, удручающие. Проводившая экспертизу в лаборатории геологического факультета эколог Евгения Ворончихина назвала всё происходящее на северных реках экологической катастрофой.

– 14 июня этого года мы взяли очередные пробы в реках Шегультан, Ивдель и Тальтии, – рассказала «Облгазете» Анна Квашнина. – Анализ проб заказывали в Перми, там их делают достаточно точно. Во всех реках выявлено превышение содержания алюминия, марганца, меди и цинка (см. таблицу). В Тальтии и Шегультане – повышенное содержание кобальта. По сравнению с прошлым годом в Ивделе и Шегультане выросло содержание тяжёлых металлов, особенно в Шегультане. Содержание алюминия выросло во всех трёх реках. Но самая грязная река – Ольховка. Мы берём пробы обычно весной и осенью, когда наблюдается повышенная концентрация вредных веществ – весной, оттого что стоки на отвалах Шемурского карьера начинают таять, а осенью срабатывает накопительный эффект за лето. В это время не только реки становятся синими или зелёными, но и придорожные канавы. По нашему заповеднику отравленные реки не текут, они у нас берут начало, а сбросы происходят ниже в трёх-четырёх километрах от границы заповедника. Но в них исчезла рыба, в том числе и потому, что у нас она нерестилась, а по отравленной воде вверх она уже не пойдёт, да и кормовой базы для неё не стало. Нарушена полностью ихтиофауна в заповеднике.

Как едко заметил сотрудник заповедника «Денежкин Камень» Константин Возмитель, все и так, без анализов, знают, что вода отравлена – она стала кислая, как медный купорос.

«Если и гадили, то все понемногу, а разгребаем сейчас мы»

Все грешат на УГМК, у которой здесь три карьера – два выработанных (Тарньерский и Шемурский) и один, Ново-Шемурский, – действующий. И у него самая большая зона водосбора, в которую просачиваются с отвалов заражённые тяжёлыми металлами воды.

Стоки из карьеров попадают сначала в реку Ольховку, она впадает в Шегультан, а та, в свою очередь, в Ивдель, из которой идёт водозабор в городской водопровод. Там есть, конечно, очистные сооружения, но они маломощные и обветшали, достались городу от пенитенциарной системы. В том же, 2017 году, когда из кранов ивдельцев потекла зловонная жижа, за дело взялись Росприроднадзор, прокуратура и администрация Ивделя. Но УГМК тогда отделалась штрафом в 40 тысяч рублей.

Осенью 2018 года состоялась большая пресс-конференция с участием общественности, экологов, надзорных ведомств, представителей УГМК. Медники не отрицали своего участия в загрязнении, но всю вину на себя не взяли. Григорий Рудой, директор по горному производству УГМК, сказал тогда так: «На севере с 1954 года ведётся геологоразведка. Существуют старые бокситовые отвалы, к которым УГМК никакого отношения не имеет. Раньше там велись разработки, но никто карьеры не ликвидировал. Погодные условия внесли вклад в то фоновое состояние, которое сложилось. Из-за смены климата нарушилось равновесие из-за ветра, солнца и паводков. Приливы привели в движение меднорудные минералы, и в реки начали попадать целые глыбы горных пород». В самой компании по этому поводу говорят так: «Если и гадили, то все понемногу, а разгребаем сейчас мы».

Действительно разгребать начали, но до полностью чистой воды ещё далеко.

В тему

В декабре прошлого года кинорежиссёр Роберт Карапетян представил в Доме кино свой документальный фильм «Мёртвая река» о том, как выглядят пять северных отравленных рек. Фильм демонстрировался позже на десяти кинофестивалях и скоро будет показан на ежегодном международном фестивале документальных фильмов о природе и экологии в Ханты-Мансийске.

На пути исправления

Как уже было сказано, УГМК от своего участия в загрязнении не отрекается. Оказывается, с 2017-го и по первое полугодие 2020 года на исключение негативного воздействия хозяйственной деятельности ОАО «Святогор» на экосистему компанией было направлено 1,5 млрд рублей. В дальнейшем объём природоохранных проектов запланирован на 2 миллиарда рублей, сообщила «Облгазете» пресс-служба компании. 13 пунктов, содержащих информацию о той работе, которая делается, чтобы перекрыть попадание отравляющих веществ в реки.

– Сейчас мы ведём горнотехнический этап рекультивации отвалов. Прежде чем укрывать склоны, нам пришлось сделать их более пологими. Для этого в 2019 году закупили два экскаватора и бульдозер. Большую часть отвалов уже привели в состояние, удобное для дальнейших работ. Подготовили под укладку бетонитовыми матами 65 тысяч кв. м, заканчиваем их укладку на площади 180 тыс. кв. м, – сообщает Александр ХВАТОВ, директор Северного медно-цинкового рудника.

Мнение

Владимир БОЛЬШАКОВ, академик РАН, доктор биологических наук:

– Как только слив загрязнений в реки прекратится, они очистятся. Если вода в северных реках снова станет чистой, то рыба вернётся. Но если останется хоть часть вредных примесей, рыба будет их накапливать в себе. Есть её будет нельзя, у неё поменяются в худшую сторону вкус и запах. Так, в деревне Фомино под Арамилем был пруд, в который сливали стоки с суконной фабрики чуть ли не со времён Петра I. Рыба там имелась, но есть её было невозможно.

– Бетонит — многослойный материал, в составе которого есть глина. «Его основная задача — не допустить попадание осадков и талых вод в тело отвала. Раз воды внутри нет, нечему будет и просачиваться наружу, никакого воздействия на окружающую среду не произойдёт, — объяснила Ирина Бичукина, начальник экологического управления ОАО «Святогор», куда входит Северный медно-цинковый рудник.

Отметим, Саумская компания за три года до начала вскрышных работ заключила соглашение о сотрудничестве с администрацией Ивделя и уже многое сделала для развития инфраструктуры города. Например, обязались помогать лозьвинским манси – в том числе построить дорогу и мост через Лозьву. Между тем экологи считают, что защищающие природу мероприятия надо делать ещё до того, как начнут производить добычу, а не после начала загрязнений.

Результаты анализа проб воды, взятые активистами 14 июня нынешнего года

Кратность ПДК (предельно допустимой концентрации)в северных реках

Медь

Алюминий

Кобальт

Марганец

Цинк

р. Шегультан,посёлок Половинка

512,0

5,8

2,6

11,2

71,1

р. Тальтия выше устья

327,0

6,2

3,8

10,4

58,4

р. Ивдельвыше водозабора

55,0

6,3

0,5

6,3

9,2

Кратность в таблице заложена, исходя из норм для объектов водоёмов рыбохозяйственного назначения.