Темы дня

Как в Китае борются с коррупцией?

Пятое пленарное заседание Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины 19-го созыва в Пекине 23 января 2021 года.

Председатель КНР Си Цзиньпин видит будущее Компартии Китая в неустанной борьбе с коррупцией. Фото: Синьхуа

В конце января в Пекине прошёл Пятый пленум 19-й Центральной комиссии по проверке дисциплины Коммунистической партии Китая (КПК) — высшего органа по борьбе с коррупцией и злоупотреблениями властью среди партийных чиновников. Председатель КНР Си Цзиньпин подчеркнул на заседании, что мздоимство остаётся самым большим фактором риска в управлении Компартией. Поэтому нужно усилить антикоррупционную работу, чтобы дать людям чувство справедливости и обеспечить процветание страны.

«Тигры», «лисы» и «мухи»

Крупномасштабная чистка партийных рядов началась в Китае в 2012 году после избрания Генеральным секретарём КПК Си Цзиньпина. Одним из первых его действий, предпринятых на новом посту, стало ужесточение партийного контроля в высших эшелонах власти. Результат не заставил себя ждать: в 2013 году бывший секретарь парткома города центрального подчинения Чунцин Бо Силай, входивший до этого в состав Политбюро Центрального комитета КПК, был исключён из партии и приговорён к пожизненному лишению свободы за коррупцию и растрату государственных средств в особо крупном размере. Следом за ним по аналогичным статьям и на тот же срок осудили экс-министра общественной безопасности КНР, одного из девяти членов Постоянного комитета Политбюро в 2007–2012 годах Чжоу Юнкана. Уголовное дело против чиновника, который курировал правоохранительные органы Китая, дало ясный сигнал всем нечистоплотным членам КПК: неприкасаемых не будет.

Коррупцию в Китае искореняют не точечно, когда сажают одних мздоимцев, не трогая других, а системно — от возмездия не уходит никто. Условно все партийные коррупционеры разделены на три категории: «тигры» – должностные лица центральных органов КПК и правительства, крупных государственных предприятий и финансовых учреждений, «мухи» – чиновники низкого ранга в уездах и городских районах и «лисы» – функционеры, сбежавшие за рубеж с награбленным. Есть ещё и так называемые «голые богачи» – государственные служащие, которые переправили за пределы КНР свои семьи, а незаконно нажитые средства спрятали в оффшорах.

Всех их выявляют и ловят сотрудники Центральной комиссии по проверке дисциплины (ЦКПД), образованной в 1978 году с началом политики реформ и открытости Дэн Сяопина. По сути, это партийная спецслужба с разветвлённой сетью территориальных органов и своими оперативно-розыскными, силовыми и следственными подразделениями. Зона их ответственности не ограничена Китаем и негласно распространяется на страны, где скрываются от правосудия беглые чиновники, — сотрудники ЦКПД выезжают за границу и принуждают лихоимцев вернуться на родину вместе с похищенными деньгами. И многие возвращаются: в традиционном китайском обществе коррупция — это клеймо на весь род.

Основной источник информации о коррупционерах — доносы граждан. В Конституции КНР прямо указано, что они вправе обращаться в соответствующие органы власти по поводу нарушения закона или служебного долга госслужащими. С доносов начинается в среднем 60–70 процентов антикоррупционных расследований в стране: ежегодно в адрес органов партконтроля их приходит около трёх миллионов. Ещё один простой способ найти взяточника – мониторинг аккаунтов чиновников, их жён и детей в социальных сетях. Сфотографировался с эксклюзивным дизайнерским портфелем или в лаунж-зоне элитного загородного клуба – будь готов объяснить, откуда у тебя деньги на это.

Обращения граждан и компрометирующие материалы рассматривают незамедлительно: если подозрения подтверждаются, мздоимца изолируют от общества, чтобы он не мог воспрепятствовать следствию, и передают дело в Верховную народную прокуратуру КНР. Наказание ждёт не только коррупционера, но и членов его семьи вплоть до дальних родственников: у них конфискуют имущество, исключают из партии и увольняют с работы.

Пятое пленарное заседание Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины 19-го созыва в Пекине 23 января 2021 года.
В работе Пятого пленума 19-й ЦКПД участвовали председатель КНР Си Цзиньпин и члены Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК Ли Кэцян, Ли Чжаньшу, Ван Ян, Ван Хунин, Хань Чжэн и Чжао Лэцзи. Фото: Синьхуа

Не смею, не могу, не буду

Во время выступления на Пятом пленуме 19-й ЦКПД Си Цзиньпин заявил, что работа по искоренению коррупции в партийных кругах будет продолжена. Прежде всего это касается таких областей, как образование, социальное обеспечение, медицинское обслуживание, экология и ликвидация бедности. Для защиты интересов людей и социальной справедливости председатель КНР призвал всесторонне развивать систему, при которой чиновники не осмеливаются, не могут и не имеют желания совершать коррупционные действия.

– Альтернативы борьбе с коррупцией нет, и мы должны двигаться вперёд, несмотря на трудности, – подчеркнул Си Цзиньпин. – Необходимо усилить надзор за высшими руководителями и ведущими должностными лицами, а также ужесточить наказание за неправомерные действия при назначении на официальные должности, включая взяточничество на выборах и продвижение по службе. КПК, как крупная партия со 100-летней историей, должна неустанно работать в этом направлении, если она хочет навсегда сохранить свою передовую природу, чистоту и жизнеспособность.

С 2012 по 2020 год число наказанных за коррупционные преступления чиновников перевалило за 4 миллиона. С учётом того что количество членов КПК составляет около 90 миллионов человек, цифры впечатляющие. Уголовная ответственность и срок от 1 до 7 лет светят при взятке от 5000 юаней (примерно 58,5 тысячи рублей), если же сумма меньше, то коррупционера ждёт строгое дисциплинарное взыскание и понижение в должности. За последние пять лет к уголовной ответственности привлекли 101 функционера центрального аппарата КПК: чаще всего попадаются на мзде руководители провинций, городов центрального подчинения, национальных топливно-энергетических, финансовых, страховых и транспортных компаний. Кроме того, в 2017–2020 годах из-за рубежа в Китай репатриировали более 6 тысяч беглецов: только в 2019-м они возвратили в бюджет страны около 586 миллионов долларов США.

Деньгами взятки в Китае обычно не берут: доходы и расходы чиновников находятся под пристальным вниманием дисциплинарных и надзорных комиссий ЦКПД. Коррупционеры низкого звена не чужды незаконным подаркам, субсидиям, нецелевому использованию служебных машин, путешествиям и покупкам за государственный счёт, расточительным свадьбам или похоронам. А те, кто летает под «небесами», предпочитают получать за своё покровительство бизнесменам и организованным преступным группам материальные блага иного рода — дворцы на берегу моря, роскошные квартиры, дорогие яхты и автомобили, которые записывают на подконтрольных лиц или родственников.

В частности, в 2012 году весь Китай потрясла история гибели 23-летнего сына экс-начальника канцелярии ЦК КПК Лин Цзихуа. Молодой человек врезался в бетонную стену на автомобиле «Феррари» стоимостью полмиллиона долларов. Этот факт привлёк внимание органов партконтроля: официальной зарплаты Лин Цзихуа не хватило бы на покупку спорткара. Он попытался замять гибель отпрыска, используя связи в полиции, но это ему не помогло: за коррупцию суд приговорил высокопоставленного чиновника к пожизненному сроку.

Смертную казнь к государственным ворам в Китае применяют всё реже: она возможна при получении взятки на сумму от 100 тысяч юаней (более 1,1 миллиона рублей). Однако в последнее время высшую меру наказания заменяют на пожизненное заключение. Если же суд всё-таки выносит смертный приговор, то его исполнение придаётся огласке по центральному телевидению КНР. После казни родственникам коррупционера предъявляют счёт на 8 юаней (93,5 рубля) за две пули, которыми его расстреляли. Буквально на прошлой неделе суд в Тяньцзине казнил экс-председателя государственной компании по управлению активами China Huarong Лай Сяоминя. Следствие установило, что во время работы на этом посту он получил взятки на 280 миллионов долларов, у него было свыше ста квартир и столько же любовниц, которых он устраивал на работу в госкомпанию.

Одобрение народа

Китайская цивилизация насчитывает не одно тысячелетие: в её истории были разные династические периоды, которые сменяли друг друга в результате народных восстаний и крестьянских волнений. Одной из их главных причин были коррупция и произвол чиновников. Так, в 184–205 годах в Поднебесной произошло восстание Жёлтых повязок — оно привело к падению династии Хань, в 1628–1647 годах крестьянская война послужила концом империи Мин, а Тайпинское восстание 1850–1864 годов было предвестником свержения последней китайской империи Цин. К слову, первый председатель КНР Мао Цзэдун рассматривал тайпинов как революционеров-героев, поднявшихся против коррумпированной феодальной системы.

Исторический опыт всегда был предметом пристального изучения Компартией Китая. Её руководство провозгласило искоренение мздоимства ключевым фактором политической стабильности в стране. В 1997 году председатель КНР Цзян Цзэминь в статье для газеты «Жэньминь жибао» отметил, что борьба с коррупцией является серьёзным политическим сражением, от которого зависит существование либо гибель партии и государства. Такой же точки зрения придерживался следующий руководитель страны Ху Цзиньтао. В докладе на XVII съезде КПК в октябре 2007 года он прямо заявил: «Решительная борьба с коррупцией и эффективное предупреждение её возникновения определяют симпатии и антипатии народа, являются залогом жизнеспособности самой партии, основными политическими задачами, которым партия должна уделять постоянное внимание».

Поэтому вполне естественно, что нынешний председатель КНР Си Цзиньпин видит свою первостепенную цель в борьбе с коррупцией. По его инициативе в 2012 году в Устав КПК внесли «правила восьми пунктов», которым неукоснительно должны следовать партийные чиновники. С тех пор их постоянно обновляют, но суть остаётся прежней: члены Компартии обязаны вести скромный образ жизни, поддерживать самодисциплину, строго выполнять предписания партийного руководства, не предаваться гедонизму, формализму и расточительству. Особую актуальность эти правила приобрели в этом году, который открывает в Китае 14-ю пятилетку. Она должна обеспечить социально-экономическое развитие Поднебесной путём строгого политического надзора за членами КПК.

Китайский народ одобряет антикоррупционную кампанию: люди видят, что власти их слышат и молниеносно реагируют на любые проявления взяточничества. По данным директора Центра демократического управления и инноваций Эш при Гарвардском институте в США Тони Сайча, с 2003 года доверие к КПК неуклонно растёт: 15-летние социологические опросы в разных провинциях Китая показали, что 95,5 процента граждан КНР полностью или частично удовлетворены действиями Компартии. Прогресс, достигнутый в борьбе с коррупцией, построении чистого правительства и улучшении партийного поведения, позволил Поднебесной стать одним из мировых лидеров в экономике и полностью ликвидировать бедность к началу новой пятилетки.

  • Опубликовано в №19 от 04.02.2021

Опубликовано на правах рекламы

Областная газета Свердловской области