Скорая превратилась в услугу: с какими проблемами сегодня сталкиваются работники неотложки?

28 апреля 2021, 06:00
Год назад 28 апреля стало в России официальным праздником Скорой медицинской помощи.  Фото: Галина Соловьёва

Год назад 28 апреля стало в России официальным праздником Скорой медицинской помощи. Фото: Галина Соловьёва

Год назад 28 апреля стало в России официальным праздником Скорой медицинской помощи. Сейчас в столице Среднего Урала работает 122 бригады медиков на 12 подстанциях. Они круглосуточно выезжают на вызовы, оказывают медицинскую помощь и госпитализируют больных. Журналисты «Облгазеты» попали на станцию №1 скорой помощи в Екатеринбурге в разгар рабочего дня, чтобы узнать, как сегодня работают люди, готовые прийти на помощь в любую минуту.

Военная обстановка

В длинном кабинете единого диспетчерского центра Скорой помощи Екатеринбурга сидят несколько человек за столами, разделёнными пластиковыми защитными экранами – коронавирусное нововведение. Они круглосуточно принимают звонки со всего города.

– Скорая Екатеринбурга, здравствуйте. Адрес говорите, пожалуйста. Домофон у вас есть? Нужно будет обеспечить доступ бригаде скорой помощи. Номер вашего телефона. Контакты с коронавирусными пациентами были? Фамилия, имя? Вызов принят, ожидайте, – эти фразы диспетчеры скорой помощи произносят на автомате и тут же вбивают информацию в электронную анкету на компьютере.

Далее заявки выстраиваются в порядке очереди по степени важности и экстренности ситуации и поступают к диспетчерам в другой кабинет. Они выбирают свободную профильную бригаду, которая находится ближе всего к месту вызова, учитывают пробки и отправляют заявку медикам. Порой на один адрес в экстренных случаях выезжают несколько бригад – кто быстрее прибудет, тот и станет оказывать медпомощь. Здесь же на одной из стен на четыре больших монитора выводится карта Екатеринбурга, где в режиме реального времени отображаются все машины скорой помощи и их статус. Вся эта система и отлаженная работа напоминает военную обстановку.

– Все, кто сейчас работает в диспетчерской, раньше ездили на скорой. У каждого – стаж около 20 лет. А когда здоровье кончается, сотрудники переводятся в диспетчерскую: тут конец всей твоей судьбы, – усмехается диспетчер Игорь Харин. – Я сам всю жизнь на скорой проработал – с 2001 по 2019 год. А потом у меня случилась клиническая смерть сразу после вызова.

Сотрудники признаются, что и в диспетчерской психологическая нагрузка отнюдь не маленькая. Нужно не просто принять вызов, но и решение по оказанию помощи, успокоить человека, дать рекомендации. Также нередко в скорую звонят невменяемые или просто некультурные люди.

– Нам поступает обращение: у девушки температура – 37,5 градуса, но других жалоб нет, – рассказывает типичный случай заведующий оперативным отделом станции скорой медицинской помощи в Екатеринбурге Матвей Дёмин. – Врач-консультант даёт исчерпывающие рекомендации, предлагает записать девушку на следующий день на приём в поликлинику. Пациентка всё понимает, разговор завершён. Но через 15 минут нам звонит её мама и категорично требует срочного приезда бригады скорой помощи, развивается конфликтная ситуация с оскорблениями и угрозами. В итоге нам пришлось направить и так загруженных медиков на обычный вызов ОРВИ. Такие случаи, к сожалению, происходят постоянно.

Скорая помощь
Все диспетчеры ранее несколько лет проработали в бригаде скорой помощи, поэтому они могут не просто принять обращение граждан, но и дать рекомендации по улучшению состояния пациента. Фото: Галина Соловьёва

Нагрузка растёт

По статистике в скорую помощь за сутки поступает около 1 800 звонков, примерно на 1 300 вызовов выезжают бригады. Однако, по словам Матвея Дёмина, который также работал врачом-реаниматологом в бригаде, 80–90 процентов вызовов не относятся к скорой помощи.

– Скорая помощь необходима в случае инфаркта, инсульта, отравления или травмы, которая не позволяет пациенту самому добраться до лечебного учреждения, – утверждает Матвей Дёмин. – Это те состояния, которые напрямую угрожают жизни и требуют немедленного реагирования, по всем остальным вопросам можно обратиться в поликлинику планово и самостоятельно. Ведь если все бригады разъедутся по больным с насморком, то когда человек попадёт под машину или случится инфаркт, приехать на вызов будет просто некому.

Из-за этого за последние 30 лет нагрузка на сотрудников скорой помощи выросла колоссально. График бригады остался суточным. Но если раньше, по словам Максима Дёмина, за смену медики успевали отдохнуть и спокойно поесть, то теперь катаются с вызова на вызов, спят в дороге, а на станции бывают максимум дважды: быстро перекусить и сменить водителя. И мужская, и женская комнаты отдыха практически всегда пустуют, на кухне тоже никого.

Принято считать, что на скорой должны работать молодые специалисты короткий период времени, но на деле средний стаж работника скорой помощи составляет 20 лет. Как говорят сами сотрудники, изматывающий график – трудность, к которой можно привыкнуть. Намного тяжелее даётся общение с людьми, которые нередко оказываются в самом неприятном расположении духа, а также в наркотическом или алкогольном опьянении.

– Абстрагироваться от негативных эмоций во время работы практически невозможно, – отмечает Матвей Дёмин. – Отношение общества к медицине теперь потребительское. Люди стали чаще вызывать врачей на дом не потому, что они заботятся о своём здоровье, а от нежелания самостоятельно что-то ради себя сделать. Тезис «наше здоровье — в наших руках» сегодня, к сожалению, совсем не работает.

Скорая помощь
Матвей Дёмин, как и все заведующие станции скорой помощи, несколько раз в месяц работает врачом в бригаде. Фото: Галина Соловьёва

Будем через 20 минут

Поймать бригаду скорой помощи на подстанции практически нереально, но нам везёт. С вызова возвращается реанимационная бригада, в которой работают две медсестры и врач-реаниматолог Сергей Субботин. В скорой Екатеринбурга он с 1986 года. На вопрос о том, почему за эти 35 лет не бросил такую непростую профессию, Сергей Субботин отвечает просто: «Надо один раз вытащить больного с того света, чтобы понять, насколько это замечательно и стоит всего».

У бригады скорой помощи есть четыре категории сложности вызовов. Первые три считаются экстренными, когда машина обязана ехать со спецсигналом – мигалками. На дорогу можно потратить не более 20 минут, а на сам приём – около получаса, но в зависимости от ситуации медики могут задержаться на несколько часов.

– Чтобы приехать вовремя на вызов, приходится нарушать правила ПДД, – рассказывает водитель реанимационной скорой помощи Михаил Лебедев. – Чувствуешь большую ответственность каждый раз, потому что в машине находятся врач, два медика и ещё пациент. Но другие водители не всегда относятся с пониманием, могут перегородить дорогу, да и пешеходы часто бегут чуть ли не под колёса.

Несмотря на хорошие зарплаты, сотрудников в скорой помощи всё равно не хватает, и причина этого – не только в тяжёлых нагрузках, которые выдерживают не все, но и в сокращениях. Новые машины и современное оборудование простаивает просто так.

– В России люди умирают в подавляющем случае от сердечно-сосудистых болезней. Притом умирают быстро, – говорит Сергей Субботин. – А у нас бригады реаниматологов постоянно сокращают. Скоро вместо семи подстанций, при которых работают реаниматологи, в городе останутся только пять. Медиков, конечно, распределят по этим подстанциям, но, вероятно, у нас уменьшатся зарплаты, а часть районов останутся без местной реанимационной бригады.

– Первая бригада – на вызов, – раздаётся на всю подстанцию.

На планшете Сергея Субботина высвечивается адрес и данные пациента: женщина, 56 лет, стенокардия в анамнезе, случай – острый коронарный синдром. Через минуту бригада выезжает на вызов.

Скорая помощь
Скорой помощи постоянно обновляют паркинг. Например, у кардиологической бригады каждые пять лет машина меняется на новую. Фото: Галина Соловьёва
Скорая помощь
Ранее вместе с врачом в бригаде скорой помощи ездили фельдшера и могли самостоятельно оказать медицинскую помощь, сейчас вместо них работают медсёстры, у которых этой возможности нет. Фото: Галина Соловьёва

СПРАВКА «ОГ»

28 апреля признано Днём рождения скорой помощи в России, потому что именно в этот день в 1898 году в Москве был издан указ о закреплении за двумя полицейскими участками города карет скорой помощи. Для врачей также были выделены отдельные помещения, в которых круглосуточно дежурил один из медиков. Вскоре этот опыт подхватили другие города.

Установить 28 апреля официальным профессиональным праздником работников службы скорой медицинской помощи предложил Президент России Владимир Путин во время совещания с губернаторами регионов по вопросам противодействия распространению коронавируса. Вскоре соответствующее постановление подписал председатель Правительства России Михаил Мишустин.

СКОРАЯ В ЕКАТЕРИНБУРГЕ

На Урале первый пункт скорой помощи открылся в 1923 году на Верх-Исетском заводе с персоналом в три человека. Скорой помощью в столице Урала руководили разные люди, но наибольший вклад в её развитие внёс Владимир Капинос, именем которого названа современная станция скорой помощи в Екатеринбурге. Именно он создал объединённую станцию скорой помощи с единым номером «03» для вызова и впервые в стране предложил ступенчатый график работы сани­тарных машин и линейных бригад с учётом почасовой нагрузки. Это сразу положительно отразилось на уменьшении опозданий к больным, более экономной и безаварийной работе сантранспорта.

Постепенно на станции скорой помощи в Екатеринбурге стали появляться бригады разных врачей. С 2010 года станцией руководит Игорь Пушкарёв. Сегодня на ней трудятся более 1 900 сотрудников, включая водителей и диспетчеров.

АУТСОРСИНГ

С 2014 года 3 из 13 подстанций скорой помощи Екатеринбурга работали на аутсорсинге. В министерстве здравоохранения Свердловской области объясняли это тем, что другой возможности обновить автомобильный парк этой организации нет. Но такая организация работы скорых показала, что при этом есть и большие риски (подробнее – см. «ОГ» №210 от 11.11.2020).

Судя по тому, что большая часть подстанций сохраняла свой транспорт, в Екатеринбурге не делали ставку на аутсорсинг. И при первой возможности, когда предприниматели-меценаты передали городу две партии новых автомобилей скорой медицинской помощи, тем самым решив проблему обновления автопарка скорых, просто не продлили контракт с фирмой аутсорсером. Сейчас на бригады скорой помощи Екатеринбурга приходится 167 автомобилей, практически на каждую городскую подстанцию есть две-три запасные машины, чего не было никогда.

При этом сами сотрудники скорой помощи Екатеринбурга также без восторга отзываются об аусорсинге. По словам Михаила Лебедева, автомобили скорой помощи марки «Мерседес», которые передавали на подстанции по контракту, оказались некачественными. А работать на новых машинах наняли сотрудников без навыков вождения медперсонала.

– Водитель скорой помощи должен иметь многолетний опыт вождения, чтобы уверенно чувствовать себя на дороге во время нарушения правила дорожного движения, – считает Сергей Субботин.

Тем не менее в Нижнем Тагиле, Первоуральске и Каменске Уральском с февраля 2021 года перевели на аутсорсинг все подстанции скорой медпомощи (см. «ОГ» №228 от 05.12.2020).

Подготовлено в соответствии с критериями, утверждёнными приказом Департамента информационной политики Свердловской области от 09.01.2018 №1 «Об утверждении критериев отнесения информационных материалов, публикуемых государственными учреждениями Свердловской области, в отношении которых функции и полномочия учредителя осуществляет Департамент информационной политики Свердловской области, к социально значимой информации».