Темы дня

Кто и зачем хранит память об исчезнувших из-за аварии на «Маяке» свердловских деревнях?

Марина Цепилова

Марина Цепилова более пяти лет собирает информацию об исчезнувшем селе Четыркино. Фото: Галина Соловьёва

Свердловское региональное отделение Всероссийского общественного движения «Волонтёры-медики» завершает проект «Брошенная, но не забытая земля!» о последствиях катастрофы на химическом комбинате «Маяк» для жителей Среднего Урала. Из-за Восточно-Уральского радиоактивного следа (ВУРС) в 1960-х годах были ликвидированы три населённых пункта Свердловской области. А переселенцы тех сёл и деревень и их потомки до сих пор стараются сохранять память о родных местах.

Тополя-очевидцы

«Облгазета» уже писала об истории уничтоженного из-за аварии на «Маяке» села Тыгиш (см. «ОГ» №111 от 24.06.2021). Две другие ликвидированные деревни – Евсюково (Клюкино) и Четыркино – находились в нескольких километрах восточнее, на берегах озёр Малый и Большой Сунгуль.

Территории уничтоженных населённых пунктов сегодня выглядят абсолютно одинаково: пустые заросшие поля вдоль берегов водоёмов. Этих деревень давно нет на картах, и даже жители окрестных поселений забыли, что на месте этих пустырей ещё 70 лет назад кипела жизнь.

– По одной из сохранившихся в архивах переписей известно, что в Четыркино было около ста дворов, – рассказывает библиотекарь Рыбниковской библиотеки Марина Цепилова. – Люди, которые там жили, называли себя хрустальными – насколько чистыми и доброжелательными в общении и отношении друг к другу они были.

Активисты и переселенцы установили мемориальные комплексы в память о ликвидированных пунктах: в 2010 году – в Тыгише, а в 2016 году – в Четыркино. В планах – поставить последний памятник на месте деревни Евсюково. Но пока о том, что здесь некогда жили люди, напоминают только два высоких старых тополя.

– Только эти деревья помнят всю историю переселения из Евсюково, – говорит руководитель отделения союза «Маяк» в селе Покровском, переселенец из села Тыгиш Виталий Моськов. – По переписи в начале ХХ века тут насчитывался 271 двор и 1 165 человек. Многие тогда переехали в Большие Брусяны, кто-то – в Рыбниковское.

Деревни, пострадавшие от взрыва на Маяке в 1957
Всего через три-четыре года с момента, как была сделана эта фотография, село Четыркино сравняли с землёй. Фото: Из архивов переселенцев из села Четыркино
Деревни, пострадавшие от взрыва на Маяке в 1957
Сейчас сёла Четыркино и Евсюково очень похожи – практически сплошь пустая земля. Фото: Галина Соловьёва
Деревни, пострадавшие от взрыва на Маяке в 1957
В 2016 года на месте ликвидированного села Четыркино установили мемориальный комплекс. Фото: Галина Соловьёва

Кому повезло больше?

Населённые пункты в те годы ликвидировали выборочно, хотя в зону ВУРСа попало куда больше жилых территорий Свердловской области. К примеру, заражение распространилось на часть Каменска-Уральского, захватило Камышлов и Талицу. Хотя переселенцы из трёх исчезнувших пунктов зачастую переезжали на ближайшие территории, где тоже распространились радиоактивные вещества (таким оказалось и село Рыбниковское). Многие при переселении забирали с собой не только утварь, но и заражённый скот, разбирали и перевозили полностью дома, чтобы собрать их на новом месте.

– Бывшие жители Четыркино рассказывали, что перед расселением им объявили карантин по ящуру (опасное вирусное заболевание парнокопытных животных, передающееся человеку. – Прим. ред.), – вспоминает слова очевидцев тех событий Марина Цепилова. – Но даже тогда люди старались спасти свою скотину и увезти с собой.

Теперь уже трудно сказать, кому повезло больше: тем, кого насильно выселяли с родных земель, или тем, кто остался в заражённой местности.

– Сейчас невозможно ответить, по какому принципу ликвидировали и оставляли населённые пункты в зоне ВУРСа, – отмечает руководитель проекта «Брошенная, но не забытая земля!» Павел Чигвинцев. – Можно только логически предположить, что снесли то, от чего было меньше потерь, а крупные города и сёла оставили. Некоторых выселяли на ещё более заражённые территории, чем их родные места. Это выглядит очень хаотично. Но сложно критиковать людей, которые принимали решения в экстремальных условиях. Ведь сейчас мы знаем, чем опасна радиация, а тогда эти последствия только начали изучать.

Деревни, пострадавшие от взрыва на Маяке в 1957
Записи из дневника приказов села Четыркина от 1959–1960 годов. Фото: Галина Соловьёва
Деревни, пострадавшие от взрыва на Маяке в 1957
Записи из дневника приказов села Четыркино от 1959–1960 годов. Фото: Галина Соловьёва

Догадки стали историей

Недостаток информации – одна из основных проблем, с которой сталкиваются люди, решившие разобраться в истории ликвидированных пунктов. Во-первых, вследствие засекреченности и ограниченного доступа к информации об аварии на ПО «Маяк» практически нет документов о расселении свердловчан из зоны ВУРСа. Во-вторых, минувшие с тех пор десятилетия сыграли свою роль: осталось немного людей, которые помнят историю исчезнувших мест. В основном о населённых пунктах рассказывают дети переселенцев.

– Всю информацию о Четыркино приходится собирать по крупицам в архивах и краеведческом музее Каменска-Уральского, – говорит Марина Цепилова, которая с 2016 года разрабатывает материалы об истории деревни Четыркино. – Нигде нет точных подтверждений, что людей переселяли из-за заражения территорий радиоактивными отходами, об этом мы можем только догадываться из разных источников.

Такими знаками могут быть, на первый взгляд, самые незначительные записи. Например, в дневнике приказов деревни от 1959–1960 годов встречается запись о шестичасовом трудовом дне для рабочих машинно-технического отряда, тогда как во все времена колхозники трудились от рассвета до заката. Или другая запись о выдаче рабочим в качестве спецодежды респираторов и очков, а также о премировании людей за особые полевые работы или срочный отзыв из отпусков. Историю Четыркино дополняют ещё и воспоминания переселенцев и старые фотографии.

– Со временем все эти данные удалось оформить в информационный стенд и буклеты. Теперь этим пользуются дети для составления докладов и проектов о ликвидированной деревне. Мы хотим собрать всю информацию воедино в книге или фильме о Четыркино, – добавляет Марина Цепилова.

Интерес к ликвидированным деревням возрос в 1990-х годах, когда информация о катастрофе на «Маяке» была рассекречена и гражданам, которые проживали и проживают в населённых пунктах, подвергшихся радиоактивному загрязнению, начали предоставлять государственные льготы и компенсации. Однако, по словам главы Рыбниковской сельской администрации Вячеслава Заостровных, мониторинг здоровья населения этих территорий с тех пор практически прекратился.

– В 1990-е годы в Рыбниковское приезжала целая комиссия областных врачей, чтобы обследовать состояние здоровья всех жителей села, – рассказывает Вячеслав Заостровных. – Медосмотры и такое внимание продолжалось примерно до середины 2000-х годов. А со временем всё стихло. Сейчас уже не проводят массовые обследования нашего населения, хотя люди признаны пострадавшими от радиационного загрязнения. Хотелось бы, чтобы врачи продолжали следить за здоровьем людей, изучать, как радиация спустя почти 65 лет воздействует на них и их детей.

Деревни, пострадавшие от взрыва на Маяке в 1957
В последние годы движение за сохранение памяти о ликвидированных населённых пунктах в Свердловской области стало особенно заметным. Фото: Галина Соловьёва
Деревни, пострадавшие от взрыва на Маяке в 1957
Проект «Брошенная, но не забытая земля!» имеет и второе название – «Уроки «Маяка». Фото: Галина Соловьёва

СПРАВКА «ОГ»

Проект «Брошенная, но не забытая земля!» – интерактивная фотовыставка о техногенной аварии на ПО «Маяк», её последствиях и ликвидации трёх населённых пунктов в Свердловской области. Проект получил субсидию министерства образования и молодёжной политики Свердловской области. Экспозицию представили в Каменске-Уральском, Новоуральске, сёлах Рыбниковском, Больших Брусянах и Покровском. Также в онлайн-формате материалами фотовыставки смогли воспользоваться учителя школ Свердловской области для демонстрации на уроках истории и ОБЖ.

Подготовлено в соответствии с критериями, утверждёнными приказом Департамента информационной политики Свердловской области от 09.01.2018 №1 «Об утверждении критериев отнесения информационных материалов, публикуемых государственными учреждениями Свердловской области, в отношении которых функции и полномочия учредителя осуществляет Департамент информационной политики Свердловской области, к социально значимой информации».

    • Опубликовано в №206 от 09.11.2021
    Областная газета Свердловской области