Темы дня

«Что-то героическое в этом есть»  7 фото

ЕМУП «Спецавтобаза», МСК «Широкореченский»

На площадке мусороперегрузочной станции. Фото: Павел Ворожцов

Сбор, вывоз и утилизация мусора – одно из значимых направлений деятельности работников сферы ЖКХ. Журналисты «Областной газеты» побывали на мусоросортировочном комплексе «Широкореченский», куда свозятся твердые бытовые отходы из Екатеринбурга, и воочию увидели, как его сотрудники в круглосуточном режиме и в буквальном смысле своими руками делают жизнь столицы Урала чище. Что это, если не героизм.

Широкореченский полигон хранения ТБО прекратил прием мусора в 2015 году. Сейчас проходит его рекультивация. Огромная гора бывшего мусора засыпана землей. Будет чем заняться через тысячу лет будущим археологам, раскапывая этот курган.

Завод по мусоросортировке у подножия этой горы – словно шустрый лилипут возле спящего Гулливера. Здесь круглосуточно работают около ста человек, плюс ездит туда-сюда сотня мусоровозов, которые свозят отходы из нескольких районов города.

«Экскурсия» начинается как раз с заезда на территорию комплекса очередной машины с мусором.

«Первым делом мусоровоз проходит взвешивание. Нам нужно понимать вес и объем поступающего мусора. Далее оператор весового комплекса направляет машину на свободную в данный момент площадку. На мусоросортирующем комплексе – две линии, которые осуществляют сортировку твердых отходов», – поясняет заместитель по транспортированию и обращению с ТКО Сергей Тесля.

Машина проезжает на площадку перегрузочной станции. Ее содержимое вываливается на асфальт и с помощью бульдозера сгребается вплотную к конвейерной линии, на которую загружается уже вручную. В какой-то момент человек в спецодежде оказывается в центре мусорного развала. Ручного труда на комплексе очень много, но по-другому пока никак. Технологии не позволяют.

Мусоровоз привез груз с площадок, где установлены контейнеры для раздельного сбора пластика и органических отходов. Но, глядя на содержимое, этого не скажешь.

«Морфология мусора очень разнится в частных домах и в многоквартирниках. В частном секторе пластик составляет примерно половину от общего объема. В многоквартирниках – до восьмидесяти процентов», – поясняет начальник МСК «Широкореченский» Игорь Брусницын.

После выгрузки из машин все отходы попадают на линию сортировки. Она расположена в здании завода на втором этаже. Вместе с Игорем Брусницыным поднимаемся сюда по железной лестнице.

Сначала попадаем в небольшое помещение, где проходит предварительная сортировка. Вдоль движущихся линий конвейера стоят люди в спецодежде, в масках и перчатках. Их задача – вскрыть пакеты с мусором (если они сами собой на разорвались в процессе транспортировки) и вытрясти все на ленту. Уже на этом этапе отбирается особый пластик, стекло. Под линией огражденные ячейки, куда сортировщики сбрасывают разделенный мусор. Светлое и коричневое летят вниз в разные отверстия, находящиеся справа-слева от сортировщика. Предприятия вторсырья берут стеклобой, а при падении со второго этажа бутылки и банки бьются сами.

Проходим во второе помещение, которое называется «кабина основной сортировки». Оно не отапливается, поэтому спецодежда у работников надета поверх теплых вещей. Пространства здесь больше, но и людей больше, так что все равно особо не развернешься. Сразу вспоминается фраза персонажа Игоря Кваши из фильма «Тот самый Мюнхгаузен»: «Я каждый день хожу на службу. Не скажу, что это подвиг, хотя что-то героическое в этом есть».

Сортировщики трудятся стоя, все делается руками. Ни поговорить, ни отвлечься некогда: стандарты допускают не более 5% пропуска отбираемых компонентов. Перед выходом на линию работники проходят специальное обучение. Но в качестве напоминания вдоль стены стенды с образцами материалов, подходящих для отбора.

«Здесь выбирают порядка семнадцати фракций. Рабочее место устроено так, чтобы рабочий мог трудиться в двух направлениях, выбирать две фракции. Не весь пластик подходит сортировке, потому что не все принимают предприятия вторсырья. Не отсортировываются пластик из-под бытовой химии, растительных масел, ячеек для яиц, пластиковые ящики для овощей и фруктов», – перечисляет Игорь Брусницын.

Выходим из кабины и попадаем на площадку, где работает единственный автоматический элемент линии сортировки – магнитный сепаратор. Устройство, используя силу электромагнитного поля, втягивает с движущейся линии отходов железосодержащие фракции – жестяные банки, лом металлов. Тяжелые металлы и бытовая техника отбираются до этого этапа вручную. Попадая в зону действия магнита, банки вылетают из мусора и всасываются внутрь механизма.

Отходы, которые не подходят для вторичной переработки, на профессиональном сленге называются «хвостами»: пенопласт, строительные материалы, вся органика. Ветошь идет только для очистки прессов и других механизмов. «Хвосты» загружают в бункеры и при помощи автомобиля типа мультилифт отвозят на накопительную площадку. И уже потом транспортируют на захоронение на полигон ТБО «Северный», что возле поселка Садовый под Верхней Пышмой. А отобранное вторичное сырье прессуют, взвешивают и отправляют покупателю переработки.

Казалось бы, процесс завершен. Но нет. Идем дальше, и чуть в стороне стоит отдельный стол, вокруг шесть человек. Один лопатой выгружает мусор из контейнера. Остальные опять-таки вручную распределяют его по желтым пластиковым бачкам. Бачки взвешивают. Подходим. Оказывается, это пост проведения морфологического анализа мусора.

«Здесь мы определяем компонентный состав отходов: сколько в отходах бумаги, пластика, картона, металлов. Всего выделяем 42 компонента. Это делается для того, чтобы оценить эффективность уже внедренного раздельного накопления. Как люди сортируют и что. Чего выбрасывают больше, чего меньше. Эти данные будут использованы для проектирования мусоросортировочных комплексов будущего, чтобы подобрать максимально эффективный состав оборудования. Одним словом, научно-исследовательская деятельность», – объясняет ведущий инженер-эколог Илья Ковригин.

Направляют эти данные и в министерство ЖКХ и переработчикам. Они тоже должны знать, как настраивать свои мощности, какой объем и чего они могут получить.

«Это делается для того, чтобы пускать во вторичное производство максимум отходов, а значит, использовать меньше площадей для их захоронения, меньше загрязнять окружающую среду. Мы стараемся постоянно совершенствовать нашу работу, модернизироваться. Думаю, лет через пять все вообще забудут, что раньше мусор вручную отбирали. Будут новые технологии, новые линии, где процент участия людей будет очень мал. Для этого мы с коллегами и работаем», – подытоживает Наталья Зубова, директор ЕМУП «Спецавтобаза», подразделением которого является МСК «Широкореченский».

От первого лица

Роман Орлов, заведующий складом МСК «Широкореченский»:

«В мои обязанности входит хранение вторичных материальных ресурсов: прием, отгрузка, подготовка сопроводительных документов. Есть специальное образование: защитил диплом по теме оптимизации складских процессов в колледже социального управления и предпринимательства, Я горжусь своей работой. Своим друзьям и знакомым говорю, что работаю на мусоросортировочном комплексе: помогаю делать мир чище. И жена у меня тоже трудится здесь».

Алексей Гущин, водитель вилочного погрузчика:

«Работаю на мусоросортировочном комплексе уже год, а на спецавтобазе – четвертый. Тружусь, что называется, в самой гуще. Запах через час после начала работы уже не ощущаешь. Взвешиваю кипы, которые выходят с пресса, ставлю на место или гружу в машину. Мне очень нравится эта работа. Даем жизнь вторичному сырью. Если у кого и есть пренебрежительное отношение к «мусорщикам», то меня это нисколько не смущает. Друзья и жена относятся к моей работе хорошо».

Евгений Леонов, водитель мультилифта:

«Работаю в зоне остатков мусора после сортировки. Их сгружают в контейнеры, и я отвожу на площадку хранения. Работа отличная, и платят нормально. Все четко, чистенько, машина новая. До этого работал на «Скорой помощи». Здесь гораздо спокойнее. Никакого пренебрежения со стороны никогда не замечал».

Леонид Лаптев, слесарь промышленного оборудования МСК «Широкореченский»:

«Я занимаюсь обслуживанием и ремонтом оборудования, сортировочных линий завода. На оперативном дежурстве находимся круглосуточно. Трудная, но благородная работа. Мы обеспечиваем чистоту нашего города. Обсуждали с семьей, конечно, долго – идти не идти на работу сюда, но приняли положительное решение. Средства защиты используем, конечно, – специфика определенная есть».

Справка

Свою историю ЕМУП «Спецавтобаза» ведет с 1892 года, когда Екатеринбургская санитарно-исполнительная комиссия по принятию мер против заноса и распространения эпидемии холеры приняла решение создать городской конный обоз для вывоза мусора и нечистот. Организованная служба занималась сбором отходов на улицах города и их последующим вывозом на свалки.

Сегодня «Спецавтобаза» – региональный оператор по обращению с твердыми коммунальными отходами на территории Восточного административно-производственного объединения Свердловской области, в которое входят Екатеринбург и еще 33 муниципалитета.

Мусоросортировочный комплекс «Широкореченский», подразделение «Спецавтобазы», – самый крупный в Свердловской области, ежедневно обслуживает до 100 мусоровозов. Работает круглосуточно. На «Широкореченский» свозится мусор со всех точек раздельного сбора мусора Екатеринбурга и все ТБО Чкаловского и Академического районов, частей Верх-Исетского и Ленинского районов. Совокупная мощность переработки отходов составляет 158 тысяч тонн в год.


  • Опубликовано в №57 от 18.03.2023
Областная газета Свердловской области
Сортировка мусора проходит вручную. Фото: Павел ВорожцовДиректор ЕМУП «Спецавтобаза» Наталья Зубова. Фото: Павел ВорожцовНачальник МСК «Широкореченский» Игорь Брусницын. Фото: Павел ВорожцовЗавскладом МСК «Широкореченский» Роман Орлов гордится работой на мусоросортировочном комплексе. Фото: Павел ВорожцовЕвгений Леонов, водитель мультилифта. Фото: Павел ВорожцовАлексей Гущин на вилочном погрузчике перевозит спрессованный мусор. Фото: Павел ВорожцовСлесарь Леонид Лаптев считает свою работу трудной, но благородной. Фото: Павел Ворожцов