Темы дня

Как наши соседи-пермяки избавлялись от детских домов

Есть мнение: детские дома должны стать классными, богатыми, замечательными. Есть другое — детских домов не должно быть вовсе. На недавней своей пресс-конференции Уполномоченный по правам ребёнка в Свердловской области Игорь Мороков назвал цифры: свердловские сироты (круглые и социальные) проживают в 51 детском доме. В Пермском крае учреждений такого рода девять. У нас что, дети остаются без родителей чаще, чем в Перми?

Общественная организация «Семья детям» отказалась от всякого рода догадок и предположений, а просто пригласила в гости руководителя общероссийского детского телефона доверия «Перемена плюс», директора пермского Регионального центра практической психологии и социальной работы «Вектор» Веру Кожарскую. Она-то и рассказала, как пермякам удалось «дойти до жизни такой», поделилась наработанным опытом.

В 2005 году наши соседи поставили перед собой нешуточную задачу — снизить количество детей-сирот. И для начала поделили всё имеющееся в наличии детское население края на целевые группы. В первую вошли те, у кого есть папа с мамой и нет семейных проблем. Вторую обозначили как группу риска и наметили заняться профилактикой грядущих бед на ранней стадии семейного кризиса. Третья охватила деток, уже попавших в поле зрения комиссии по делам несовершеннолетних. Дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, попали в четвёртую группу, а в пятую отнесли тех, кого кратко и понятно назвали постинтернатскими.

Поделив детей, за каждой группой закрепили соответствующее ведомство. Сироты — это соцзащита, группа риска — образование, совсем крохи — здравоохранение и так далее. Разработали стандарты и критерии. Подобрали специалистов. Приступили к деятельности. Шли методом проб и ошибок. Поощряли семьи приёмные, опекунские, воспитательные. Главное было, объясняет Вера Ивановна, ликвидировать детские дома. И, если честно, процесс шёл крайне болезненно, тяжело и даже кроваво (образ переносный, но яркий). Было много жалоб. Очень сильно сопротивлялись сотрудники детских домов. Скорее всего, конечно, боялись остаться без работы. Но благие порывы тоже не исключались. Люди много лет делали своё дело. Полагали, что делали его хорошо. Зачем же искать добра от добра?

А всё-таки инициаторы, при абсолютной поддержке губернатора, действовали жёстко. Поскольку подсчитали, что содержание ребёнка в детском доме обходится государству в 800 раз дороже, чем профилактика сиротства. То есть акцент перенесли на тех, кто вроде бы пока в полном порядке, то есть на ребят и взрослых из первых трёх групп. Детские дома железной рукой начали преобразовывать в центры семейного жизнеустройства, оставив лишь несколько из них для подростков с девиантным поведением, которым не удалось ещё подобрать родителей. Поставленная цель звучала так: приложить все усилия к тому, чтобы дети в детдома не попадали. А для этого открыли, например, школы для ответственных родителей. Удвоили работу с теми из них, кто уже вызывает сомнения, но сохранил вменяемость. Создали «институт бабушек», которые призваны были помогать молодым неумехам становиться настоящими мамами и папами. Подключили психологов, которые учат взрослых управлять своими эмоциями, гневом в том числе. Организовали телефон доверия, с помощью которого большим и маленьким можно получить экстренную помощь.

Самое же любопытное, пожалуй, что пермяки не побоялись создать рынок услуг. И сейчас 57 процентов из них выполняют, по заказу государства, представители того же некоммерческого сектора. Как вам, например, нравится заказ на реабилитацию семьи! А знаете, получается. Причём подсчёты показали: получается втрое дешевле. И, кстати, многие бывшие сотрудники детских домов нашли в этой деятельности себя. Другими словами, не пропали, не затерялись.

Теперь насчёт качества. Чтобы предложенные стандарты исполнялись качественно, а государство было спокойно, людей, которые занимаются столь тяжёлой работой, не только контролируют, но и учат. А чтобы не выгорали душевно, с ними занимаются специалисты более высокого класса. А с теми — ещё более высокого. Со стороны, между прочим, и вероятную ошибку во взаимоотношениях разглядишь скорее. И совет разумный дашь. А ещё… Оставаться один на один со сложными случаями — опасно. Слишком много боли, слишком много страданий. Вынести постоянный стресс по силам не каждому. А скорее — никому. Если нет поддержки, люди расплачиваются здоровьем. Душу требуется восстанавливать.

В общем, так: пять лет назад было в Перми 53 детских дома. Сейчас, мы уже упоминали, девять. И работа продолжается.

  Между тем

В Екатеринбурге тоже заговорили о необходимости устройства детей-сирот в семьи и о привлечении к этой работе общественных организаций. Недавно прошедшая конференция, организованная некоммерческим партнёрством «Семья детям», как раз была посвящена профилактике социального сиротства и жестокого обращения с детьми.

Областная газета Свердловской области