Темы дня

Больниц в области станет меньше, но они будут лучше

После реформы жителям области на некоторые процедуры (например, на УЗИ) поž-прежнему придётся ездить в другие города, но сами исследования станут для пациентов бесплатными. Фото Алексея Кунилова

После реформы жителям области на некоторые процедуры (например, на УЗИ) поž-прежнему придётся ездить в другие города, но сами исследования станут для пациентов бесплатными. Фото Алексея Кунилова

В результате реформы больше людей смогут получать качественное лечение, а управлять больницами станет легче. К тому же реорганизация позволит сэкономить средства, так что перемены будут к лучшему. Об этом заявил «ОГ» министр здравоохранения Свердловской области Аркадий Белявский.

 В последние три года в глубинке Среднего Урала то роддом закроется, то стационар, то две или три больницы вдруг объединяются в одну. Свердловчане звонят и пишут об этом нам, в «Областную газету». Что происходит?

— Оптимизация и реструктуризация связаны с самой важной задачей — повышением качества медицинской помощи, — отвечает Аркадий Белявский. — Мы делаем всё для того, чтобы помощь врача стала доступной и качественной. Главное при оказании плановой медицинской помощи — правильная постановка диагноза, от этого зависит результат прописанного больному лечения. При оказании экстренной медицинской помощи важнее то, насколько быстро её оказали. Опираясь на эти принципы, мы и вносим изменения в систему здравоохранения. Возьмём для примера ситуацию в Каменске-Уральском. Сейчас мы объединяем три самостоятельные больницы в этом городе: детскую поликлинику, детскую больницу и перинатальный центр. У каждой из них до сих пор был свой штат управленцев, сейчас эту структуру мы значительно сократим. Все врачи и медсёстры остались на своих местах, они по-прежнему принимают и лечат пациентов. Сокращения коснулись 61 штатной единицы немедицинского персонала. За год это сэкономит 5,5 миллиона рублей, деньги мы сможем направить на повышение зарплаты медицинскому персоналу. Мы стремимся выполнить майские Указы Президента России о стабильном повышении зарплаты врачам и медсёстрам.

Во многих городах Свердловской области сегодня закупили аппараты ультразвуковых исследований, компьютерной и магниторезонансной томографии. Но пациенты, которые не приписаны к больнице, где она установлена, вынуждены платить деньги за диагностику на ней. У медучреждений есть такое право — оказывать платные услуги. Однако теперь, когда больницы объединяются, к учреждениям, обладающим хорошей диагностической аппаратурой, приписано намного больше жителей. И повода брать с них деньги за приём и обследование не будет. Так мы объединили взрослую и детскую больницы Асбеста, Ревды и Краснотурьинска, сократив при этом штат административных работников.

Некоторое время назад к Тавдинской больнице мы присоединили Таборинскую. Не буду скрывать, в Таборах не хватало специалистов. А лечиться-то людям надо! На каждый приём к неврологу в Екатеринбург не наездишься — очень далеко, одни билеты во сколько обойдутся! Да и Ирбит, где расположен межмуниципальный центр, тоже не близок. Больные ехали в Тавдинскую больницу, она находится в 80 километрах, платили там деньги за консультацию, выходило подешевле. Но разве это было справедливо, когда по закону люди имеют право на бесплатное медицинское обслуживание? Так что после объединения двух этих медучреждений пациенты только выиграли. В Таборах мы ничего не закрыли, там действует местный филиал Тавдинской больницы. Но сейчас жители этой отдалённой территории получают законную помощь в соседнем муниципалитете, и за это с них никто не имеет права брать деньги.

Подобным образом объединили больницы Верхнего Дуброво и Белоярского. Как правило, маломощная больница присоединяется к более крупной. Это происходит не столько ради экономии средств, сколько для улучшения качества медицинской помощи.

Важно

О скорой медпомощи

В ходе реорганизации учреждений здравоохранения Свердловской области ни один населённый пункт не останется без оказания первичной медико-санитарной и неотложной медицинской помощи, заверили «ОГ» в региональном минздраве. Сегодня в области работают 64 учреждения службы скорой медпомощи, из них восемь самостоятельных станций и 56 отделений скорой помощи в лечебно-профилактических учреждениях, три отделения скорой медицинской помощи Федерального медико-биологического агентства РФ — в Заречном, Новоуральске и Лесном, а также «Территориальный центр медицины катастроф». Круглосуточно на Среднем Урале работают 355 бригад «Скорой». Все общие врачебные практики оснащены сантранспортом для обслуживания вызовов в отдалённых сельских районах. В 2013 году в регионе организованы кабинеты неотложной помощи в 86 медорганизациях, 17 из них — в Екатеринбурге. В 2014 году во всех свердловских медорганизациях, имеющих прикреплённое население, будут оказывать неотложную помощь (их 121).

О роддомах

После того, как в Ачитском и Кировградском городских округах закрыли роддома и женщины стали рожать в других городах, здесь снизились показатели перинатальной смертности (гибель детей от 22 недель беременности до 7 дней жизни). В Кировграде — с 10,6 до 7,1 процента, в Ачите — с 24,6 до 11,1 процента.

— Словосочетание «закрывается больница» страшно именно тем, что без больницы в деревне не получить экстренную помощь. Коснулась ли реорганизация служб «Скорой помощи»?

— Станции «Скорой» продолжают работать по-прежнему. Реорганизация и оптимизация не снижает объёмы медпомощи, не ведёт к закрытию участков, поликлиник и стационаров, она изменяет лишь администрирование, управление ими.

— Но роддома в Кировграде и в посёлке Пышма всё-таки закрылись, и женщинам сейчас приходится ездить рожать в другой город...

— С роддомами иная ситуация, не имеющая отношения к реструктуризации. В Кировграде оставался единственный доктор, способный принимать роды. Он заболел, ушёл на больничный — пришлось возить рожениц по соседству, в Новоуральск, где роддом вполне укомплектован грамотными врачами. В Пышминском роддоме в 2013 году в области была самая высокая перинатальная смертность — гибель детей в родах. При этом за год приняли всего 140 родов — в среднем, здесь было две роженицы в неделю. Сейчас эти женщины рожают в соседнем Камышлове, число трагедий в родах значительно сократилось. Установка Минздрава России — закрывать роддома, где проходит менее 500 родов в год. Мы на это не пойдём, в регионе закроются лишь те учреждения, где принимают менее 150 родов в год. У нас слишком большие расстояния. Мы не можем закрыть роддома в Ивделе или в Шале, к примеру, потому что они находятся слишком далеко от других крупных населённых пунктов. Кстати, больницы Михайловска и Нижних Серёг мы тоже объединили, и на базе двух родильных отделений создали одно, укомплектованное специалистами и оснащённое современным оборудованием.

Пациентам не важно, кому на бумаге принадлежит больница, главное — чтобы она оставалась на том же месте и с теми же услугами. Фото Станислава Савина.

— Кроме роддомов, в Свердловской области закрылись и несколько стационарных отделений...

—Стационары мы закрывали только в одном случае — если это отделения медико-социального ухода. Средний срок госпитализации в регионе — 10 дней, а в этих отделениях люди лежали по три-четыре месяца. Здесь медики не занимались лечением, а именно ухаживали за старыми и больными людьми, а это профиль служб социальной защиты населения. Прежде чем закрыть такие стационары, мы обратились в министерство по социальной политике с просьбой принять их у нас. Главные врачи больниц, где были такие отделения, могли их перепрофилировать, на этом месте открыть койки другого отделения, к примеру, терапевтического. Так поступили в Кочнево, что под Камышловом, вместо 30 коек медико-социального ухода там теперь работают 10 коек отделения терапии.

 Свердловчане опасаются, что оптимизация здравоохранения приведёт к тому, что жители малых и отдалённых селений останутся без медицинской помощи. Это вероятно?

— Никто и никогда не закроет общеврачебную практику, фельдшерско-акушерский пункт в отдалённом населённом пункте. Это принципиальная позиция — помощь должна быть доступна пациенту. К сожалению, некоторые ФАПы сейчас стоят закрытыми из-за нехватки специалистов. Но в эти деревни и посёлки мы обязательно снаряжаем передвижные пункты с грамотными специалистами из близлежащих больниц. Ситуация с медицинскими кадрами в регионе непростая, их не хватает. Но в последние годы положение стало меняться к лучшему. Ещё в 2011 году был отток врачей, но в 2012 году мы справились с проблемой, в больницы пришло больше докторов, чем уволилось. А в 2013 году у нас стало на 222 врача больше, чем было в предыдущем году. Кроме того, мы стремимся удержать в здравоохранении всех врачей и средний медперсонал. В одном населённом пункте мы даже выделили главврачу деньги на покупку машины для того, чтобы специалисты ездили из посёлка на работу в районную больницу. Вне зависимости от дефицита медицинских специалистов пациенты имеют право получать качественную и доступную медицинскую помощь.

Кстати

  • 1 января 2014 года число мест в круглосуточных стационарах в Свердловской области уменьшилось на 0,1 процента по сравнению с 2012 годом. Обеспеченность свердловского населения коечным фондом в круглосуточных стационарах сегодня — 85,3 койки на 10 000 жителей, это на 5,8 процента выше российского норматива.
  • Число коек в дневных стационарах увеличивается, организуется их работа в две смены. За последний год число мест для лечения в дневных стационарах области увеличилось на 500.
  • В 2012 году коечный фонд региона был занят 318 дней в году, в 2013 году этот показатель увеличили до 319. По рекомендациям Минздрава РФ, каждое место в стационаре должно быть занято больными 331 день в году. В прошлом году средний срок лечения пациентов в свердловских стационарах составлял 12,3 дня. Минздрав РФ рекомендует лечить пациентов в больнице не более 11,7 дня.

Сюжет

Сокращенная помощь
Хроника оптимизации здравоохранения в Свердловской области.

Областная газета Свердловской области