Темы дня

«Мой старший брат служил в разведке»

Хочу выразить благодарность «ОГ» за то, что вы бережно сохраняете память о погибших на полях сражений солдатах Великой Отечественной войны. Взяться за перо меня побудила заметка «Хочу поклониться могиле отца» (опубликована 21 мая 2014 года). Недавно мне довелось побывать на могиле моего брата Феоктиста, который погиб под Ленинградом.

В нашей большой старообрядческой семье я был одиннадцатым ребёнком. Моя мать Агафья Фёдоровна Корюкова получила после моего рождения орден «Материнская слава» и денежное пособие.

У нас из семьи воевали трое старших братьев: Феоктист был комсомольцем и ушёл на фронт, по словам матери, добровольцем, Авдей уже с 1940 года служил матросом на Тихоокеанском флоте, воевал с Японией. Весной 1944 года был призван Иван, которому только что исполнилось восемнадцать лет. Живым с войны вернулся только Авдей.

Своего самого старшего брата Феоктиста я не помню. Летом 1942 года на него пришла похоронка — сержант Корюков Феоктист Саввич убит 13 марта 1942 года, проявив верность воинской присяге, геройство и мужество в бою, похоронен близ шоссейной дороги у деревни Кондуй Ленинградской области. Но побывать там нам всё никак не удавалось.

Мать рассказывала, что брат служил в разведке, куда часто направляли уральцев и сибиряков, особенно, тех, кто был охотником или жил в сельской местности. Они умели ориентироваться в лесах и хорошо стреляли. Однажды разведчики возвращались с задания и напоролись на засаду. Четверо, в том числе брат, погибли. Об этом написал маме сослуживец брата.

А в начале 2014 года мне пришло приглашение от главы администрации городского поселения Любань Тосненского района Ленинградской области приехать на открытие памятной стелы на братском захоронении, где увековечено имя и моего брата.

Мы с женой и сыном полетели в Санкт-Петербург. Кстати, я в городе-герое Ленинграде служил в зенитно-ракетных войсках. На станции Любань собрались школьники, отряды поисковиков, ветераны войны и труда. У некоторых в руках были фотографии погибших родственников. Я тоже достал фото брата с надписью о месте и дате его гибели. Люди подходили, расспрашивали о брате, где и кем воевал, в каком полку. Были здесь и семьи с Урала.

Я смотрел на окрестности, местные леса и болота — этих молчаливых свидетелей трагических событий военных лет. Представил, как было сложно воевать в этих местах, где не было ни твёрдых дорог, ни сухих мест, где частые дожди и гнус летом, а зимой морозы и глубокие непроходимые снега. Фашистские каратели сожгли здесь много деревень и сёл, в том числе и деревню Кондуй, около которой погиб брат — там сейчас всё заросло и никто не живёт.

На кладбище, где перезахоронены останки бойцов, состоялся митинг, на котором выступили представители местной власти, командиры поисковых отрядов, ветераны войны и труда. Затем прошло захоронение останков лётчиков с найденного в болотах советского самолёта.

На одной из плит мемориала мы увидели фамилию моего брата. Я взял горсточку земли, чтобы рассыпать эту ленинградскую, политую кровью землю, на могиле моих родителей в уральском селе Быньги. Может, их души успокоятся, что их сын навеки обрёл покой и его имя увековечено в памяти народной.

И спасибо жителям Ленинградской области, поисковикам, которые восстанавливают имена погибших и приводят в порядок захоронения.

Сюжет

«Старшее поколение»
Об активной жизни людей предпенсионного и пенсионного возраста.

Областная газета Свердловской области
.