Темы дня

Имитация борьбы с коррупцией страшнее самой коррупции

Татьяна Мерзлякова

«Если вы выбрали госслужбу, значит, вы готовы чем-то жертвовать...» Фото Алексея Кунилова.

«Вы попробуйте добиться правды...» — с этого начинаются многие письма в адрес уполномоченного по правам человека. Такое безверие, к сожалению, нередко складывается у человека, безуспешно пытавшегося добиться справедливости.

Чтобы устроить ребёнка в садик, есть электронная очередь, но она отодвигает малыша назад — и никто не объясняет почему. Доказать, что человек не собирался давать взятку, но его спровоцировал сотрудник ГИБДД, — почти невозможно. Наказан человек, а героем стал «борец с коррупцией», спровоцировавший этот поступок.

Могу до бесконечности цитировать авторов обращений, в которых наши жители спорят с моей позицией о том, что если бороться за свои права, то можно добиться результатов. Но не стану утомлять читателей, отмечу другое: в последние годы общество становится не только требовательнее, но и агрессивнее. С утра нас всех оглушают теленовости о преступлениях высоких лиц в «крышевании» игорного бизнеса, разворовывании земли, продаже дипломов и т. д. А в повседневной жизни обычному человеку приходится ходить по кругу для решения своих проблем.

Бумаг по теме борьбы с коррупцией за последние годы у нас написано столько, что, наверное, все, вместе взятые, мои европейские коллеги не прочитали. Но как выглядит эта борьба на практике? Собираемся, разбираем, кто не указал и по какой причине девять копеек в декларации, чтобы наказать человека за сокрытие доходов. Этот случай занесён в число реально выявленных проверками фактов. Ещё пример: в совет по противодействию коррупции обратились сотрудники одной из федеральных структур, по всей вертикали которой во всех докладах прописали нарушение. Оказывается, они не указали, в какой валюте получали зарплату. В другой федеральной структуре рассматривают дело сотрудницы, у которой муж занизил свой годовой доход на 10 тысяч рублей...

На мой взгляд, это всё имитация борьбы с коррупцией, которая ещё страшнее самой коррупции, поскольку подрывает доверие к власти. Лучше, чем сказал в интервью пяти телевизионным каналам Президент России, трудно что-либо придумать: «Никакая борьба с коррупцией не должна сводиться к преследованию должностных лиц и вообще чиновников как класса, потому что в противном случае это создаст у людей действительно ощущение, что все, кто работает, нечисты на руку, просто воры и люди, которым нельзя доверять».

Мне кажется, это уже произошло. И теперь это надо как-то поправить. Как? Привлечением народа, гражданского общества к реальным экспертизам, к реальному влиянию на подготовку стандартов антикоррупционного поведения.

Я пыталась несколько раз приобщить к этой работе наших учёных, в том числе известных в стране, общественников — нет, считаем, что мы умнее: и в государственных комиссиях, и в муниципальных советах сидят чиновники и переписывают бумаги. Но ведь очень важно, чтобы независимые, авторитетные представители гражданского общества входили в разные экспертные сообщества при органах власти и местного само-управления.

Всё время твердим об антикоррупционном законодательстве. Да, всё есть в законах: публичные слушания, общественные слушания. Только как мы их проводим? Заранее подготовленные выступающие, размещённые в непонятных СМИ объявления. У нас даже опытом делятся о том, как это проводить, чтобы тихо, без скандалов. А потом люди под бульдозеры в своих дворах бросаются, защищая детские площадки.

Я очень надеюсь, что мы начнём проводить конкурсы на замещение должностей государственной службы с учётом мнения гражданского общества, уполномоченного по правам человека. Пока же клановость, как явление, есть не только на юге России, но и у нас.

И последнее, главное — борьба с коррупцией в рядах чиновников — это мотивация на госслужбу. Давайте будем откровенны — такого, как сегодня, массового, по сути, без стимулов для работы истребления желания служить человеку и государству, не было никогда. Риторика в СМИ, в блогах страшная: с утра до вечера слышим про то, что вокруг нас сплошные коррупционеры.

Необходимо менять эту атмосферу на более доверительную. Нам нужны стандарты антикоррупционного поведения. Без стимулов здесь не обойтись. Возможно, те, кто принимает клятву, вступая в должность, а такие у нас есть, могут получить презумпцию доверия. Должны быть люди, которые являются образцом поведения на государственной службе по оценке гражданского общества.

Нам предстоит создать в обществе не только атмосферу нетерпимости к коррупции, утвердить антикоррупционные стандарты поведения, но и сформировать особый, неутилитарный подход к государственной службе, понимая её именно как служение государству и обществу. Речь должна идти о менее рекламно-выигрышном, но более последовательном и со стратегической точки зрения более реалистичном и более эффективном подходе к борьбе с коррупцией — постепенном формировании практики, не допускающей возможности коррупционных явлений, максимально их сокращающей. И здесь должны быть не только карательные меры, хотя они тоже обязательно должны быть. На государственную службу должны приходить люди, которые не видят в ней канал быстрого обогащения, а скорее, предрасположены к этому роду деятельности по своим личным качествам, которые хотят реализовать себя в сфере гос-управления, при этом не претендуя на то, что зарплата будет сопоставима с зарплатами менеджеров крупных компаний. То есть это ваш крест: если вы выбрали госслужбу, значит, вы готовы чем-то жертвовать, не одеваться в роскошных бутиках и не строить себе дач на Лазурном Берегу.

Областная газета Свердловской области