Темы дня

«А на работу с Химмаша Берия ездил на велосипеде»

Нынешние обитатели этого дома наверняка и не догадываются, кто жил в последнем подъезде в квартире  № 51. Хозяйка квартиры дверь нам открыла и...  тут же закрыла. Можно понять... Фото: Алексей Кунилов.

Нынешние обитатели этого дома наверняка и не догадываются, кто жил в последнем подъезде в квартире № 51. Хозяйка квартиры дверь нам открыла и... тут же закрыла. Можно понять... Фото: Алексей Кунилов.

Десять лет – с 1954-го по 1964 годы – в Свердловском научно-исследовательском институте «п/я 320» (ныне – НПО автоматики имени академика Н.А. Семихатова) работал инженер Сергей Алексеевич Гегечкори. Настоящее имя этого человека – Сергей (Серго) Берия, сын расстрелянного Лаврентия Берии.

«Я выбрал Свердловск»

24 ноября 1954 года Серго Берии исполнилось тридцать лет. Этот юбилей он встретил в одиночной камере Бутырки. Сын ближайшего помощника Сталина и блестящий учёный-радиоэлектронщик, который уже успел защитить докторскую диссертацию и даже получить Сталинскую премию за участие в разработке секретной ракетной системы «Комета», он теперь оказался сыном расстрелянного врага народа, лишённым всех наград и званий. Волновал его только один вопрос: расстреляют или нет?

Вопрос решился спустя три дня. Решение ему огласил Генеральный прокурор СССР Роман Руденко:

— Советская власть решила вас помиловать.

Согласно решению Политбюро ему разрешили не только жить на свободе, но и работать по специальности, но — вдали от Москвы.

«Я выбрал Свердловск, — писал позже Серго в книге «Мой отец — Лаврентий Берия». — Мне уже не раз доводилось там бывать, я хорошо знал инфраструктуру военных заводов. Ещё до моего ареста мы начали создавать там филиал.

Ехали под охраной. Мне выписали паспорт на имя Сергея Алексеевича Гегечкори, а на все мои недоумённые вопросы я получил единственный ответ: «Другого у вас не будет»… Меня ждала должность рядового инженера».

Жена Серго Берии Марфа была внучкой писателя Максима Горького и при разводе взяла девичью фамилию, снова став Пешковой. На снимке Серго и Марфа с сыном Сергеем — тем самым, который коллекционировал «мерседесы».

В Свердловске семья Гегечкори — Серго с женой Марфой, тремя детьми и матерью Ниной (по-грузински Нино, Гегечкори — её девичья фамилия) — поселилась в самом простом рабочем районе, на Химмаше. Выбор объяснялся тем, что только там мама Серго смогла найти работу (в заводской лаборатории «Химмаша»), и сын решил, что жить они будут поблизости, несмотря на то, что самому ему приходилось ездить до работы очень далеко — в самый центр Свердловска, на улицу Мамина-Сибиряка.

«Очень приветливый, мягкий человек»

О Гегечкори-Берии нам удалось поговорить с человеком, проработавшим с ним бок о бок почти десять лет. Это инженер, лауреат Государственной премии за разработку систем управления баллистическими ракетами Юрий Шилко, стаж работы которого в НПО автоматики составляет 52 года.

— Это был очень мягкий и вежливый человек, который за все эти годы ни с кем не поругался, ни на кого не повысил голос, — вспоминает Юрий Иванович. — Одевался он как все, а это значит — очень скромно, а на работу с Химмаша ездил, когда позволяла погода, на велосипеде.

— Вам его представили как Гегечкори?

— Да, все его называли Сергеем Александровичем Гегечкори. Хотя все знали, что он — сын Лаврентия Берии.

— ?!!

— Нам сразу так и сказали, чтоб потом слухов не было. Всё равно за стены института это вряд ли бы просочилось: мы же все секретные были, все под подписками. А за разглашение сами знаете, что бывало в те годы…

— Насколько близко вы общались?

— Не могу сказать, что был ему близким другом, но дома у него бывал и знал всех домашних. Ну и не раз ездили вместе в командировки, останавливаясь в одном гостиничном номере на двоих…

— Когда-нибудь он рассказывал об отце, о своей жизни до Свердловска?

— Поначалу — никогда, эта тема просто была закрытой. Потом, когда мы уже доверяли друг другу, кое-что рассказывал. Например, версию о том, что его отца убили ещё летом 1953 года, сразу при аресте, я знал ещё тогда.

— А о семье что вы знали?

— Приехал он в Свердловск не только с матерью, но и с женой и детьми. Однако жена вскоре уехала обратно в Москву, а через некоторое время они оформили развод. Как-то мы были вместе с ним в командировке в Москве, Сергей Александрович показал мне на какой-то дом и сказал: «Здесь живёт моя жена с детьми». А потом долго рассказывал о старшем сыне, который уже учит иностранные языки и разбирается в иностранных машинах, что у него коллекция моделей «мерседесов»…

— А на работе у коллег какое было мнение о Берии?

— В первую очередь — прекрасный специалист. Все знали, что он только числится обычным инженером, а на самом деле — один из ведущих конструкторов. И при этом он никогда не кичился этим…

— А грехи какие-то за ним были?

— Мог уехать без спроса в Москву, и ему прощали. Ну а потом, уже в 64-м, он сам, через голову начальства, попросил о переводе в Киев. И его перевели. Он потом там работал конструктором ракет до самой пенсии.

— Вы виделись после его отъезда из Свердловска?

— Как-то встретились в Москве. Просто случайно, прямо на улице. Много говорили. Он рассказал, что ему вернули звание доктора наук. А вот боевые ордена не вернули — сказали, что не смогли их найти…

«Десятилетняя ссылка»

В своих воспоминаниях Серго Берия называл период пребывания в Свердловске «десятилетней ссылкой», однако добавлял при этом, что «со временем забывается плохое, а вспоминается то хорошее, что оставил. Для меня таким городом стал Свердловск, откуда мы уехали лишь из-за того, что врачи рекомендовали маме сменить климат».

С теплотой он вспоминал о людях, с которыми вместе работал. Но при этом сетовал, что здесь ему не давали руководить.

«Мы делали ракеты, целый ряд модификаций: надводный старт, подводный старт, «воздух-воздух», «земля-воздух». Я был главным конструктором всех этих систем, но числился рядовым инженером…».

За рамками рассказа Юрия Шилко остались и некоторые подробности личной жизни. Например, что развод с мужем инициировала Марфа Пешкова — из-за измены мужа в Свердловске.

«Когда я однажды приехала из Москвы, — рассказывала она потом в одном из интервью, — мы с Серго вышли погулять, вдруг появляется разъярённая девица, которая идёт прямо на нас и кричит ему: «Ты с кем?». Я ничего понять не могу, а он стоит красный, молчит. Я пролепетала: «Я жена!». А она кричит ему: «Ты же мне паспорт показывал, что не женат!». Действительно, у него в паспорте на фамилию Гегечкори штампа о браке не было, и он, оказывается, этим пользовался! Я собрала вещи, купила билет и тем же вечером уехала в Москву. Потом позвонила Серго и сказала: «Я с тобой развожусь».

Сам Серго Берия о подробностях своей личной жизни не распространялся никогда. А все слухи о том, что его отец был бабником или тем более насильником, категорически отвергал.

В Свердловске о себе Гегечкори-Берия оставил память в первую очередь как о высококлассном специалисте, который поднял уровень науки в области систем управления ракетами на принципиально новый уровень.

Областная газета Свердловской области