Ивдельлагу исполнилось 75 лет

Игорь Глуцкий корреспондент
2012 год. Территория  ИК-62: преступление  и покаяние. Фото автора.

2012 год. Территория ИК-62: преступление и покаяние. Фото автора.

25 августа 1937 года был подписан приказ о переводе имущества Ивдельского леспромхоза «Свердлес» в систему ГУЛАГа НКВД СССР. Так было положено начало Ивдельлагу, одному из винтиков колоссальной тюремной машины.

Поначалу лагерный контингент составляли в основном так называемые «враги народа». При освоении новых территорий советскому государству понадобилась дешёвая рабочая сила. Ею-то и стали заключённые. Условия, в которых они содержались, пища, которой питались, соответствовали неким лагерным нормам, но не здравому смыслу. Для значительного числа осуждённых эти условия оказались несовместимыми с жизнью.

Следует также упомянуть и о депортации немцев в начале 1940-х годов, несколько тысяч человек попало и в Ивдель. Хотя официально они не были заключёнными, их участь мало чем отличалась от судьбы лагерников. Эти люди были обязаны жить на одном месте и работать в трудармиях. Поэтому их называли «без вины виноватые».

Освоение заключёнными ивдельского севера началось с деревни Бурмантово, расположенной в 83 километрах от Ивделя. Именно здесь появилась первая колония, дальше лагпункты возникали с завидной скоростью и постоянством. Они появлялись рядом с крохотными селениями, деревнями, колхозами, а то и просто в лесу. Вскоре сложилась целая разветвлённая сеть. Значительными лагерными подразделениями стали посёлки Понил, Шипичное, Вижай (тот самый, остатки которого сгорели во время лесных пожаров 2010 года). Вижай в 1940-е годы был, пожалуй, самым большим подразделением, здесь действовало даже два аэродрома. Крупным лагерным подразделением был посёлок Талица, населённые пункты Бор, Юртище, Пристань, Лача, Митяево и другие.

Одно из первых лагерных подразделений основали к югу от Ивделя, в посёлке Сама. Это были «ворота», куда поступали и откуда распределялись осуждённые, попавшие в систему Ивдельлага. Вскоре подразделение стало центром окрестных лагерей, силами заключённых началось строительство железной дороги от станции Сама до Ивделя. Здесь же были женская зона и крупное подсобное сельхозпредприятие, которое обеспечивало продуктами растениеводства и животноводства ивдельских сидельцев.

Другие колонии занимались преимущественно лесозаготовками. Лес сплавляли по рекам и вывозили по узкоколейке. Кроме того, открыли несколько рудников по добыче полезных ископаемых. Появились колонии в посёлках Лангур, Лосиный, Глухарный и в других местах южнее Ивделя.

Возникли колонии и в самом Ивделе и его окрестностях. Короче говоря, спустя каких-то пятнадцать лет ивдельский район был, как паутиной, опутан системой лагерей. В 1951 году насчитывалось 57 лагерных подразделений, в которых содержалось одновременно около 22 тысяч осуждённых. Для сравнения: население Ивделя в то время составляло 26 тысяч человек.

Нельзя не сказать о том вкладе, который внёс Ивдельлаг в победу советской армии в Великой Отечественной войне. В адрес наркомата обороны шли эшелоны с большим количеством качественных пиломатериалов: вагонной обшивки, досок для автокузовов, заготовок для снарядных ящиков, авиабруса, артлафетов, ружейных болванок, железнодорожных шпал, судостроительных материалов, блиндажного накатника, лыж и полозьев для саней. Полуноченское месторождение давало марганец — необходимый ингредиент для производства бронированной стали.

1940-60-е годы — период бурного развития Ивдельского района. Сюда приехала масса людей, ведь если тут сидят, их должен кто-то охранять, а самих охранников нужно кормить, лечить, учить, развлекать. В конце 1950-х годов население Ивделя уже превысило 50 тысяч человек. Строятся жилые дома, больницы, школы, детские сады, дома культуры, появляются новые микрорайоны с необходимой инфраструктурой.

В 1970-х годах ивдельский лесозавод (Першинский деревообрабатывающий комбинат) стал одним из крупнейших предприятий страны в системе Главспецлес МВД СССР. В лучшие времена он выпускал до полумиллиона кубометров пиломатериалов в год, отгружал продукцию в 12 союзных республик, в адрес двух тысяч потребителей.

Его «побочным сыном» стал гидролизный завод. Перерабатывая древесные отходы лесозавода, он выпускал технический спирт. Было организовано немало других, менее крупных, производств. Так, можно вспомнить центральные ремонтно-механические мастерские — предприятие, где ремонтировали автомобили и всевозможное оборудование, изготавливали чугунное и стальное литьё.

Через 20 лет после основания Ивдельлага число «контрреволюционеров» в лагерях пошло на убыль. Но вплоть до середины 1980-х количество заключённых в Ивделе оставалось значительным — до 12-15 тысяч человек. А за все годы здесь отсидело от четырёхсот тысяч до полумиллиона заключённых.

...Перестройка развалила систему Ивдельлага. Лагеря из ведения МВД перешли в руки ГУИН Минюста России. В настоящее время в системе Ивдельлага (если её ещё можно так назвать) работают шесть подразделений ГУФСИН (всего в Свердловской области — 43). Расположены они, в основном, в черте города и в микрорайонах. Из северных колоний осталась, по сути, одна — в посёлке Лозьва.

Из названия ИТК (исправительно-трудовая колония) исчезла буква «т», иначе говоря, исчез труд. Трудиться вне зоны попросту негде. Поэтому в лагере особое внимание уделяется внутренним работам и дисциплине. На территории колоний очень чисто. В отрядах — идеальный порядок, простыни на кроватях натянуты, как в пионерлагере. С вновь входящими на каждом шагу здороваются, и невольно вглядываешься в лица: не пересекался ли с человеком где-нибудь на воле?

Куда больше теперь уделяют внимание воспитанию, будущей социализации. Много времени колонисты посвящают школьной учёбе, профессиональному обучению, культурному развитию. В середине 1990-х годов «за решёткой» стали появляться культовые здания, для проведения духовно-просветительской работы допускаются священнослужители.

Развал Ивдельлага обернулся трудными временами для самого города, ибо Ивдель вырос и возмужал благодаря работе колоний. Построенное в середине прошлого века стало ветшать, пришли в упадок жилые дома, больницы, детские сады, учреждения культуры. И всё это мёртвым грузом легло на баланс города. Давно канули в Лету Першинский ДОК и гидролизный завод. Практически исчезли все северные поселения, а те, что ещё живы, дышат на ладан. Молодёжь редко связывает своё будущее с малой родиной.

...Ну, а то, что карательная машина перестала быть Молохом всепожирающим, что система лагерей пришла в упадок и минимизировалась, это логично. И хорошо. Именно демократическую систему взаимоотношений между человеком и государством хотелось бы видеть впредь.

(По материалам книги ивдельчанина Феликса Соломоновича «Ивдельлаг. Этапы большого пути»)

Областная газета Свердловской области