Темы дня

«Русские евреи». Часть I

Кадр из фильма «Русские евреи»: «чёрная сотня» вышла  на охоту

Кадр из фильма «Русские евреи»: «чёрная сотня» вышла на охоту

  • Опубликовано в №072 от 23.04.2016

В совместном кинопроекте студии «Намедни», фонда «Генезис» и Центра документального кино (Москва) журналист, телеведущий Леонид Парфёнов и кинорежиссёр Сергей Нурмамед расскажут о влиянии на историю и культуру России трёх народов — немцев, евреев и грузин. «Русские евреи» — первая серия из «еврейской» трилогии, она посвящена периоду с XI века до 1917 года (во вторую серию войдут события с 1918 по 1948 год, в третью — с 1949 года до наших дней). Презентация прошла в Ельцин-Центре накануне дня рождения Владимира Ленина, совпадение случайное, но символичное — Ленину и активному участию еврейской молодёжи в терроризме и революции в фильме уделено значительное внимание. Впрочем, по порядку.

Фото: Александр Исаков

Фильм снят в жанре исторической реконструкции и фейстрекинга (живые лица). В съемках первой серии приняли участие 84 актера. Музыку для проекта написала Анна Друбич. Режиссер - Сергей Нурмамед.

Почему начали опять с евреев?

Вопрос резонный, поскольку в фильме прозвучала цифра — в Российской империи этот народ составлял всего около пяти процентов населения. Парфёнов отшутился: они быстрее других деньги нашли. Впрочем, в каждой шутке, как известно, есть доля шутки. Предприимчивость, живость ума за тысячелетия преследований и изгнаний спасли народ как этнос и стали его национальной чертой, своеобразной визитной карточкой. Еврейский квартал из торговцев и ремесленников был ещё в древнерусском Киеве, но о массовости можно говорить лишь после раздела Польши в 1772 году, когда часть страны отошла к России. Не евреи пришли в Россию, она пришла к ним, установила черту осёдлости и ряд других ограничений по сравнению с титульной нацией.

— И тем не менее именно Россия при Екатерине II стала страной с самым большим еврейским населением, а с XIX века «чужие всем и считающие всех чужими» инородцы преодолевают самоизоляцию и начинают успешно ассимилироваться в русское общество, — подчёркивает Леонид Парфёнов.

Но путь этот был труден. У присоединённых евреев даже фамилий не было. Спохватившись, Александр I издаёт указ об обязательном их присвоении. Подбирали их чаще всего по месту жительства: городок Татары — Татарский, Высоцк — Высоцкий, Броды — Бродский и так далее. А как начинающий одесский артист Лейзер Вайсбейн подбирал себе творческий псевдоним? Хотелось чего-нибудь основательного, впечатляющего. Но Скалов уже был, Горский тоже. О, есть хорошее русское слово «утёс» — так появился Леонид Утёсов, вклад которого в русскую культуру вряд ли кто будет оспаривать.

Но был и Мишка Япончик, урождённый Мойше-Яков Вольфович Винницкий. В октябре 1905 года, буквально на следующий день после издания царского манифеста, даровавшего населению многочисленные свободы, в Одессе начался еврейский погром: полиция бездействовала, и в еврейских кварталах появились вооруженные отряды самообороны, где и начал свою бандитскую карьеру Мишка Япончик. А кого грабил-то? Да своих же соплеменников. И слова «блатной», «фраер» — они оттуда, из той Одессы. А ещё без перевода, латиницей, в европейские языки вошло страшное слово «погром»… Обо всём этом и рассказывает фильм Парфёнова.

Пух и перья — спутники погромов

Фото: Александр Исаков

На развернувшейся после просмотра дискуссии у Парфёнова спросили — каковы же были всё-таки причины многочисленных погромов? Убивали и грабили тех, у кого и взять-то нечего, по злобе непременно распарывали подушки, летели перья и пух под истошные женские и детские крики.

— Я тоже много думал об этом, — отвечал журналист. — Очевидно тайное подстрекательство властей — вот они, дескать, источники ваших бед. Не сеют, не пашут, ищут, где полегче да поприбыльней. Образ жизни чужой и непонятный. Предрассудков много было, вроде того, что у христианских младенцев кровь пили. Агрессивных людей всегда и везде хватало, а тут и жертва, практически беззащитная, рядом. Очень показательно в этом отношении дело Бейлиса…

В фильме ему уделено достаточно много времени, и неслучайно. В марте 1911 года в Киеве, в пещере у кирпичного завода было найдено тело убитого 12-летнего мальчика. Насчитали 47 ножевых ранений швейкой, что-то вроде шила. Черносотенцы подняли крик: ритуальное убийство! Под подозрение попал приказчик завода Менахем Мендель Бейлис. Расследование вёл полицейский пристав Красовский, и официальная версия ритуального убийства его никак не устраивала, не было тому никаких доказательств, а были косвенные улики в пользу обычной воровской мести и устранения возможного свидетеля. Его отстранили и отправили в отставку, но он продолжал частное расследование. Дело довели до суда, где предъявили обвинение в ритуальном убийстве. Ситуация расколола русское общество на два лагеря. Судьбу Бейлиса должны были решить специально подобранные присяжные, а они взяли и оправдали приказчика, несмотря на все старания властей. То есть в России стало возможным обвинить, но уже не осудить невиновного еврея!

«Пятая графа» уже ничего не значит

Фото: Александр Исаков

Что интересно, и это нашло отражение в фильме, а потом тема всплыла и на обсуждении, властей в царской России мало интересовала национальность подданных, их больше всего волновало вероисповедание. Выкрестам, то есть перешедшим в православие евреям, давали определённые преференции, например, они могли жить, где хотели.

— Пятую графу в анкетах, где нужно было обозначить свою национальность, ввела советская власть, и она же создавала для неё проблемы — нормы представительства, кадровая политика и, как следствие, движение диссидентов, — считает Парфёнов. — Но, как только государство прекратило муссировать этот вопрос, национальность перестала иметь значение. Никого уже не удивляет, что министр обороны — тувинец, МВД долгое время возглавлял татарин, а бизнес в какой-то отрасли принадлежит еврею. В семидесятые годы эти обстоятельства были бы предметом долгих кухонных дискуссий.

Удалось и мне вклиниться со своим вопросом: «Помогла ли авторам в изучении еврейского вопроса книга Александра Солженицына «Двести лет вместе»?»

— Александр Исаевич писал немного о другом. Но мы хотим использовать в качестве эпиграфа в третьем фильме одно его высказывание, где он говорит — без евреев большевистский фанатизм не только потерял в горячности, но даже и перестал быть фанатизмом, он по-русски оленивел, обрежневел.

Досье «ОГ»

Леонид Парфёнов родился в 1960 году в Череповце. Окончил Ленинградский госуниверситет имени Жданова. В 1982 году после стажировки в ГДР по распределению вернулся обратно в Череповец, а в 1989 году у него уже вышла первая передача «Намедни», наиболее известная из 38 его успешных проектов на телевидении, с которым он расстался в 2004 году. Сейчас у него своя студия «Намедни», он регулярно пишет и издаёт книги преимущественно публицистического и исторического характера.

В Екатеринбург Леонид Парфёнов прилетел вместе со съёмочной группой, чтобы отснять два сюжета для следующего фильма, связанных с комендантом дома Ипатьева и одним из организаторов убийства царской семьи Яковом (Янкелем Хаимовичем) Юровским.

Областная газета Свердловской области