Темы дня

Станки работали под открытым небом

1943 год. Кадр из фильма

1943 год. Кадр из фильма

Вчера в Екатеринбурге состоялась премьера документальной киноэпопеи «Равная величайшим битвам». Работа над четырёхсерийным фильмом об эвакуации промышленности на Урал шла почти два года. 15 городов Большого Урала, 30 командировок, 300 героев и ещё 400 часов не вошедшего в фильм материала. Как создавался фильм, и что осталось за кадром, нам рассказали режиссёры Георгий Негашев и Андрей Титов (ещё один автор – Павел Фаттахутдинов – увы, не смог принять участие в беседе).

– О войне снято уже очень много. Но за тему эвакуации до вас так масштабно никто не брался…

Георгий Негашев: – …Мало того, этот аспект войны абсолютно не изведан и не освещён. Эвакуация, как правило, рассматривается в чисто бытовом аспекте – люди приехали на Урал, чтобы пережить тяжёлые времена. На уроках истории моей дочери в этом году про эвакуацию рассказывали лишь вскользь – про то, как к нам вывозили сокровища Эрмитажа и Русского музея… Мы посмотрели на эвакуацию иначе, отталкиваясь от цитаты из воспоминаний маршала Жукова, с которой и начинается фильм – эвакуация не как бегство от войны, а как стратегическая операция, как манёвр. И на такую операцию уж точно не рассчитывали гитлеровские стратеги. У меня на полке стоят четыре тома – это военный дневник начальника генштаба фашисткой Германии Франца Гальдера. Читаю и удивляюсь – они видели, что идёт эвакуация промышленных предприятий, авиационная разведка работала… Так почему спокойно смотрели на это? Да потому, что никогда в истории войн ничего подобного не совершалось. Немцы и представить не могли, что эти заводы смогут заработать на другом месте, да ещё и с удвоенной силой. Они были нацелены на уничтожение живой силы, бомбили эшелоны с людьми – в этом была идея Гитлера. И он ошибся.

Андрей Титов: – Перед командировками на предприятия, к ветеранам я думал: мы переворошили такую гору информации, что фильм сложился – осталось только снять. Но каждая поездка дарила новые и новые факты. Если бы мы съездили только в Челябинск, Пермь, Екатеринбург, возможно, фильм бы тоже получился, но масштаб преодолённого бедствия нам бы вряд ли удалось передать. На Урал были перевезены 667 предприятий. И только ради одного из них с другой части страны шло более тысячи вагонов. Это история о невозможном.

– Это история и о техническом прогрессе. В фильме говорится, что руководители эвакуированных предприятий думали даже не о том, как бы завод заработал, а о том, как быстрее начать выпускать то, что необходимо фронту. И без новаторства было нельзя. Но в то же время у каждого из них в кармане всегда был пистолет – за ошибку люди платили свободой или жизнью. А чтобы не подставить семью, всегда были готовы покончить с собой.

Кадр из фильма

А.Т.: – Руководители чувствовали колоссальнейшую ответственность. В фильме мы беседуем с современными директорами заводов – они считают это подвигом. Руководитель завода тогда отвечал за всё: он думал, как вместо дворов сделать грядки, чтобы зимой была картошка, обуты ли дети рабочих, как отстоять парней, которым приходили повестки на фронт – а они были нужны на производстве. Это была особая когорта людей – не менеджеры, а хозяева.

Г.Н.: – У нас в фильм не вошла история про Лазаря Кордунера, главного инженера Уральского танкового завода. Он умер в 1946 году от истощения. Он не голодал. Это было общее истощение – физическое, моральное…

Кадр из фильма

– Сегодня трудно представить ситуацию, когда руководитель государства напрямую обзванивает предприятия. Герои фильма вспоминают, как Сталин лично звонил на Лысьвинский завод и спрашивал, когда у солдат, наконец, будут каски (это было единственное предприятие в стране, производившее стальные шлемы СШ-40. За годы войны изготовлено более 10 миллионов шлемов. – Прим. «ОГ»).

А.Т.: – Война – время ручного управления, бюрократическая машина просто не справилась бы в срок. Заводы должны были заработать уже через 55 дней после эвакуации. Ждать было просто нельзя, иначе немцы подошли бы от Смоленска к Москве. Сталин это прекрасно понимал. У рабочих смена длилась 12 часов. Отец и сын, жившие в одном городе, в своей квартире, виделись не больше пяти раз в год. Потому что удобнее было спать на рабочем месте – идти до дома долго, обувь снашивалась, а в их квартире уже жили эвакуированные из других городов. Иногда перевозили завод, а помещения для него не было. Пример – эвакуация завода «Большевик» из Киева – будущего Уралхиммаша. Станки выгрузили прямо на пустыре. Главное – подвести электричество, а станки могли работать и под открытым небом. Помещение для завода строили параллельно. Крыши ещё нет, снег идёт, а продукция выпускается… В Златоусте завод размещался в театре… Сегодня трудно определить, сохранился ли в нас этот ген Победы. В фильме люди того времени говорят, что они не были особенными и даже не подозревали о таких мощных внутренних ресурсах. Но был вызов – и была отдача, готовность к преодолению и терпению ради великой цели. Я считаю – наряду с акцией «Бессмертный полк» у нас должен быть и «Бессмертный цех».

  • Опубликовано в №110 от 22.06.2016
Областная газета Свердловской области