Узники бывают и без совести

9 сентября 2016, 18:17
Международная правозащитная организация Amnesty International назвала блогера Соколовского, ловившего покемонов в екатеринбургском Храме-на-Крови, узником совести. Областной омбудсмен Татьяна Мерзлякова с такой трактовкой не согласна.Фото: Алексей Кунилов

Международная правозащитная организация Amnesty International назвала блогера Соколовского, ловившего покемонов в екатеринбургском Храме-на-Крови, узником совести. Областной омбудсмен Татьяна Мерзлякова с такой трактовкой не согласна.Фото: Алексей Кунилов

От редакции. Международная правозащитная организация «Эмнисти интернешнл» (Amnesty International) назвала блогера Соколовского узником совести. Главная правозащитница Свердловской области Татьяна Мерзлякова с такой трактовкой не согласна. Свою позицию она решила высказать в «ОГ». А предыстория такова: Соколовский ловил покемонов в Храме-на-Крови, снимал это на видео, а затем выложил ролик с оскорбительными комментариями на Ютуб (YouTube). За что оказался в СИЗО, а затем – под домашним арестом.

Узник совести – человек, физическая свобода которого ограничена тюремным заключением или иным способом из-за его политических, религиозных или иных убеждений, а также этнического происхождения, пола, расы, языка, национального или социального происхождения, родственных отношений, имущественного статуса, сексуальной ориентации и других характеристик личности. При этом узниками совести не считаются люди, прибегающие к насилию или пропагандирующие насилие и вражду.

У меня трепетное отношение к словам «узник совести». Всегда казалось, что это своего рода общественное признание, которое надо заслужить, узники совести в моём понимании – это убеждённые люди, которые не побоялись бросить вызов власти и обществу. Они защищают своё право думать, говорить и действовать иначе. Для меня эталон узника совести – Андрей Сахаров. Может, это очень высокая планка. Мало людей столь сильных духом, готовых действовать не в своих интересах, а в интересах большинства, своими интересами при этом поступаясь.

Смотрю список людей, которых международная правозащитная организация Amnesty International причислила к узникам совести за последние годы, и вижу: расходимся мы с пониманием терминов, может, слово «совесть» трактуем по-разному.

Эталоном узника совести Татьяна Мерзлякова считает Андрея Сахарова. Согласитесь, фигура ну никак не сопоставимая с каким-то там ловцом покемонов... Фото: РИА «Новости»

По словарю Даля СОВЕСТЬ – нравственное сознание, нравственное чутьё или чувство в человеке; внутреннее сознание добра и зла; тайник души, в котором отзывается одобрение или осуждение каждого поступка; способность распознавать качество поступка; чувство, побуждающее к истине и добру, отвращающее ото лжи и зла; невольная любовь к добру и к истине; прирождённая правда, в различной степени развития.

Можно взять определение попроще из популярной сегодня Википедии: «Совесть – способность личности самостоятельно формулировать нравственные обязанности и реализовывать нравственный самоконтроль, требовать от себя их выполнения и производить оценку совершаемых ею поступков; одно из выражений нравственного самосознания личности». Как-то не получается у меня назвать людей, выражающих свой протест Русской православной церкви путём оскорбления чувств верующих, узниками совести, потому что их поведение совестливым не является.

Мы много говорим об уважении прав и свобод человека. Но часто забываем о том, что не может быть абсолютной свободы в обществе. Ограничения прав и свобод отдельного человека возможны и даже необходимы во имя уважения и соблюдения прав других людей, во имя сохранения общественного порядка. Потому что все мы равны и достойны уважения. И каждый человек должен иметь право на выбор своей линии поведения, своих ценностей, жить, согласно своим представлениям, если своим поведением он не ущемляет права других людей.

Мне всегда казалось, что это очень простые, даже хрестоматийные вещи, элементарные правила общежития, которые можно применить буквально к любой сфере нашей жизни. Но почему-то вызывающее поведение в православных храмах у многих правозащитников не вызывает порицания. Чувства верующих, их права защищать не надо?

У нас светское государство. Каждый выбирает для себя сам, верить или не верить. Но храм – это в первую очередь место для общения с Богом, где принято соблюдать тишину, определённым образом одеваться. Неверующие люди приходят в храм в гости и не вправе навязывать свои порядки. Так принято во всех храмах, не только в православных.

С удивлением наблюдаю накал страстей, разгорающихся вокруг нашего блогера Руслана Соколовского. Я навестила его в СИЗО-1 практически сразу после того, как мне стало известно о его задержании. Хотелось понять мотивы его поведения, разобраться с тем, в чём его обвиняют, оценить, так ли он опасен для общества, что его необходимо изолировать.

Нет, я не поддерживаю столь суровую меру, которая к нему была применена. На мой взгляд, Руслан – талантливый молодой человек, просто незрелый, решивший примерить на себя роль провокатора-бунтаря, скандалом привлечь внимание к себе и своему блогу. Но давайте называть вещи своими именами. Он не скрывал, что скандальный ролик о ловле покемонов в Храме-на-Крови делал не просто, чтобы выразить свои мысли и свою позицию, а с целью получения вознаграждения, и размер вознаграждения, выплачиваемого YouTube, зависит от числа его подписчиков. Это был и есть коммерческий проект, а не только защита свободы поведения в православной церкви, как он пытается представить свой поступок.

Хотел ли Руслан Соколовский такой известности? Не думаю. Он имел свою ограниченную аудиторию. Если верить СМИ, состоящую из подростков. И если бы не новость, размещённая на сайте ura.ru, мало бы кто о нём знал. У меня не меньше вопросов к журналистам, которые считают мальчишескую выходку поводом для новости. Провокации привлекают внимание читателей, но иногда имеют печальное продолжение.

Я принимаю все возможные меры к тому, чтобы мера пресечения Руслану Соколовскому была изменена и расследование велось максимально объективно. Уже встретилась с адвокатами Соколовского. Считаю, что этот молодой человек просто запутался и заслуживает порицания, а не сурового наказания. Но мне неприятно, что сегодня некоторыми СМИ он подаётся как герой, тем самым мы девальвируем это понятие. Разве нет других героев, поступки которых достойны подражания? Не понимаю, как можно считать узником совести человека, позволяющего себе глумиться над чувствами других людей? Просто считаю, что совестливые люди так поступать не должны.

Эта ситуация – повод нам всем задуматься о пределах допустимости выражения своего мнения. Я призываю всех быть терпимыми и уважительно относиться к людям, действия и поступки которых нам непонятны, убеждений которых мы не разделяем. Ведь завтра блогер может снять оскорбительный ролик о вас и поглумиться над тем, что дорого вам. Просто для того, чтобы доказать, что имеет на это право.

На заседании комиссии по помилованию мы обсуждали этот случай. Наш известный публицист Валентин Петрович Лукьянин назвал всё это социальной болезнью сегодняшнего общества. Конечно, людям старшего поколения трудно понять живущих в Интернете внуков. Но всё-таки явно живущий там Руслан считает Интернет своим спасителем. Он получает от своих подписчиков средства на жизнь, ему всё это интересно. Он готов поступиться многим ради нескольких минут интереса YouTube. Увы, обычная жизнь многих в наше время молодых людей. Только вот делать его страдальцем за идею не стоит. Не было там идей. Тем более героя. Я сейчас помогаю Рефтинскому спецучилищу подобрать состав попечительского совета. Этим трудным ребятам может помочь настоящий герой, желательно не из прошлой жизни. Сергей Чепиков, Антон Шипулин, Костя Цзю, Павел Дацюк – заняты-перезаняты. А других мы не имеем. Не потому, что их нет. А потому, что мы сегодня пытаемся делать героев из ловцов покемонов. А это не герои. Парню надо помочь. Согласна. Только парню, который запутался в информационной паутине.

Я работала и работаю с Amnesty International, но, думаю, они поспешили с «узником совести». Мы унижаем этим настоящих узников совести.

Автор