Темы дня

Год в центре внимания

Год назад, 25 ноября, в Екатеринбурге открылся первый в России президентский центр — Ельцин Центр. Его многие хвалили, столько же, если не больше, ругали, но интерес к объекту продолжает расти до сих пор. Фото: Александр Зайцев

Год назад, 25 ноября, в Екатеринбурге открылся первый в России президентский центр — Ельцин Центр. Его многие хвалили, столько же, если не больше, ругали, но интерес к объекту продолжает расти до сих пор. Фото: Александр Зайцев

  • Опубликовано в №221 от 26.11.2016

Год назад, 25 ноября, в Екатеринбурге открылся Ельцин Центр – первый в России президентский центр. За этот год его многие хвалили, столько же, если не больше, ругали. Интерес к нему не ослабел до сих пор. Исполнительный директор фонда «Президентский центр Б.Н. Ельцина» Александр ДРОЗДОВ в разговоре с «ОГ» подвёл первые итоги работы.

– Александр Алексеевич, чего удалось достичь за этот год?

– Интерес города к объекту постоянно растёт. Есть, конечно, так называемый «эффект первого года», когда всё новое привлекает, заставляет пробовать на вкус. Но мне кажется, уральцы ещё не насытились этим объектом, он по-прежнему является инновацией в городском организме. Тот факт, что здесь постоянно происходит какая-то самостоятельная жизнь, говорит сам за себя. Здесь развиваются какие-то сюжеты, которые никто не режиссирует и не контролирует. Сюда приходят летом молодожёны, дети плещутся в фонтане, вечером на набережной танцы… Я считаю, что проект состоялся.

– На что вы ориентировались при создании Ельцин Центра?

– Мы изучили американский опыт. Там уже около двух десятков президентских библиотек. Мы подробно осмотрели три – Рональда Рейгана, Джорджа Буша-старшего и Билла Клинтона. На меня наибольшее впечатление произвела президентская библиотека Рейгана – наиболее человеческий вариант получился. Но было совершенно ясно, что этот опыт нельзя дословно перенести на нашу почву. Мы заимствовали там в основном технологические решения.

Источник: фонд «Президентский центр Б.Н. Ельцина»

– Ядро президентского центра – это всё-таки музей или образовательная и развлекательная площадка?

– Музей. Ради него и создавался этот центр на основе федерального закона № 68 «О центрах исторического наследия президентов Российской Федерации, прекративших исполнение своих полномочий», принятого в 2008 году. Он пользуется популярностью. Только за Ночь музеев экспозицию посетили семь тысяч человек. Но также нам важно было насытить эту довольно большую территорию центра каким-то осмысленным содержанием, сделать так, чтобы она была обитаема. Планированием мероприятий занимается программная дирекция. Часть придумываем мы, часть зарождаются сами.

– С Москвой их необходимо согласовывать?

– В основном всё варится здесь. В Москве мы в курсе того, что здесь происходит, но далеко не всего, если честно. Глубоко не влезаем в работу программной дирекции. Любой человек может прийти и предложить свой проект. Никаких специальных требований нет. Если есть желание сделать что-то на нашей территории или вместе с нами, то это только приветствуется. Конечно, мы отбираем проекты, но критерии этого отбора не всегда чисто экономические. Чаще всего наоборот. Мероприятия, которые здесь проходят, не становятся источником нашего процветания, у них другая задача.

– Кто-то из посетителей в полном восторге от экспозиции, а кто-то возмущён тем, как поданы 90-е и деятельность Бориса Ельцина. Вы сами как оцениваете уровень объективности музея?

– Резонно, что фигура президента представлена здесь с положительной стороны – музей-то Ельцина. Для нас самое главное в деятельности Бориса Николаевича – это попытка реформации и модернизации страны. Сейчас Ельцину приписывают какие-то сверхчеловеческие свойства – он, дескать, взял и разрушил страну. Ну помилуйте, Борис Николаевич – просто человек. История в силу стечения обстоятельств вынесла его на гребень. Он оказался на линии огня и принял на себя этот удар. К развалу Советского Союза привело много факторов. Он хорошо понимал, как удержать эту территорию от дальнейшей фрагментации. И притом – вспомните, крови-то не было. А экономически жизнь была суровая, спору нет, я на себе испытал все эти взлёты и падения.

– За год центру удалось выйти на самоокупаемость?

– Вообще, в сфере культуры и образования очень сложно заработать много денег, но музей экономически себя неплохо оправдывает. По крайней мере, в состоянии покрыть затраты на зарплату сотрудников и текущие операционные расходы. Наши арендаторы «Ньютон Парк» к концу года уверенно выходят на самоокупаемость. Причём этот парк, образовательный центр, коворкинг, другие помещения, в которых идёт просветительская деятельность, имеют социальную ставку аренды, цена для них существенно ниже рынка.

А вот аренда коммерческих площадей идёт не очень, хотя цена у нас средняя по городу. Причина – тяжёлое экономическое положение в стране и падение деловой активности. Пока нам удалось сдать порядка 20 процентов площадей. В основном это компании, которые работают в нематериальной сфере – реклама, маркетинг, IT-технологии и так далее. Именно на эту аудиторию мы хотели бы ориентироваться. Задача максимум – насытить площадку каким-то качественным содержанием. Это не торговля в самом примитивном виде. Такие арендаторы к нам просятся, но трудно представить, чтобы мы открыли здесь, например, точку «Вино – Табак».

– Год назад вы говорили, что обязаны вернуть долг в два миллиарда рублей в областной бюджет до конца 2015 года, но вынуждены будете просить о пролонгации…

– Да, у нас не получается пока рассчитаться, мы запросили пролонгацию до конца 2017 года. Из нашей повседневной деятельности этот долг закрыть невозможно, поэтому мы будем привлекать какие-то внебюджетные источники. Мы от наших обязательств не бегаем, хотя с учётом дефицита бюджета региона наш долг несильно на что-то влияет. Разговоры о том, что мы обобрали местных старушек и пустили под откос жизнь пенсионеров, на мой взгляд, не по делу. Мы за этот участок социального пространства ответственности не несём, у нас другая задача. Есть федеральный закон, мы его исполнили.

– Какие планы на следующий год?

– Одна из главных задач – это создание полноценного архива документов и фондохранилища. Также планируем открыть президентскую библиотеку со свободным доступом для всех горожан. Ну и, конечно, продвижение образовательных проектов. Мы заинтересованы в создании информационно-технологического кластера на территории Ельцин Центра и привлечении иностранных компаний. В частности, возможно, здесь будут располагаться офис и учебные классы китайской компании «Хуавей».

ДОСЬЕ «ОГ»

Александр Алексеевич ДРОЗДОВ родился 21 ноября 1952 года в Москве. Окончил факультет международного права МГИМО. В 1974–1990 годах – офицер КГБ СССР. Свободно владеет японским и английским языками. Более десяти лет работал в газете «Комсомольская правда». С 1991 по 1996 год – главный редактор еженедельника «Россия». С 2004 года – исполнительный директор фонда «Президентский центр Б. Н. Ельцина». Женат. Имеет сына и дочь.

Фото: Александр Зайцев

Областная газета Свердловской области