Темы дня

Небесные люди

На взлёт и посадку легкомоторным самолётам достаточно  ста метров. Фото: Павел Ворожцов

На взлёт и посадку легкомоторным самолётам достаточно ста метров. Фото: Павел Ворожцов

  • Опубликовано в №12 от 24.01.2017 

Не хотелось бы начинать с грустного, но факт остаётся фактом: после трагической авиакатастрофы в Сочи по указанию Генпрокуратуры транспортная прокуратура начала проверки во всех аэропортах, не избежал этой процедуры и единственный в окрестностях Екатеринбурга частный аэродром, что находится близ Верхней Пышмы, в посёлке Красный Адуй.

«А поеду-ка я полетаю…»

…Прямо скажем, не повезло нам с погодой — сильный порывистый ветер поставил под угрозу все субботние полёты. А вдруг распогодится? Пилоты всё-таки начали прогревать свои самолёты. Делается это с помощью тепловой пушки на дизельном топливе. У пилота Юрия Юферева такая пушка — обычная печка с военной машины, а запальная свеча подпитывается от автомобильного аккумулятора. А вот у Антона Савина цепочка подлиннее: его пушка запитывается от бензинового электрогенератора. Горячий воздух через металлическую трубу-гофру идёт прямо на двигатель.

Цессна, Красный Адуй

На своей «Цессне» Антон Савин (справа) летает не только в гости, но и в командировки, и даже в Крым слетал. Фото: Павел Ворожцов

− Хотел сегодня слетать в гости к приятелю Володе Блинову в Михайловск, может, ещё распогодится, вот и грею. У него тоже есть самолёт, единственный в Михайловске, и полоса есть взлётно-посадочная.

− Вот так запросто — слетать, чайку попить и обратно?

− Конечно, запросто. Тут лёту минут сорок. Я иногда и в командировки летаю — в Тюмень, Сургут. Мы даже в Крым летали на трёх самолётах: Уфа-Самара-Волгоград-Краснодар-Анапа-Геленджик-Крым. Заранее проложили маршрут, есть специальный сайт, на котором выложены контакты всех частных аэропортов, договорились, что примут нас, топлива запасут. Никаких проблем не возникло. Летать на своём самолёте — это такое несравнимое ни с чем удовольствие! И не так уж всё сложно. Заявку на полёт можно подать через Интернет за 30 минут до вылета. Потом тебя ведёт зональный авиадиспетчер. Как только вошёл в зону, диспетчер сообщает тебе атмосферное давление, выставляешь его на своём высотомере, занимаешь свой эшелон и летишь, любуешься пейзажами и никаких пробок… Надо только знать запретные зоны — воинские части, закрытые города, какие-нибудь секретные объекты — и не лезть куда не положено. По Новоуральску, например, запрет не только по периметру, но и по высоте, его даже Боинги облетают. Есть правила визуального полёта, вот по ним и летишь…

Исторически сложилось, что самолёты здесь стоят в две линии: на одной — самоделки, на другой — импортные игрушки, в основном «Цессны» разных модификаций, есть и украинский «Аэрорпракт», и чешский «Евростар». Многие самолёты буквально сложили крылья на зиму — законсервированы до тёплых времён. Но настоящим энтузиастам, как видим, холод не помеха.

Самолет, Красный Адуй, зимовка

У многих самолётов на зиму сложены крылья. Фото: Павел Ворожцов

— Да зимой даже лучше летать, — говорит опытный пилот-инструктор Юрий Юферев. — Погода устойчивей, без всяких потоков и завихрений, взлёт-посадка на лыжах легче, но есть специфика — тормозов-то у лыж нет.

− У вас с десяток самоделок стоит, а как их регистрируют? Помнится, в ГИБДД наотрез отказывали в регистрации автомобильным самоделкам, а тут самолёты…

− Давно уже регистрируют и те, и другие, надо просто процедуру знать. Предоставляешь проектную документацию, фотографии и делаешь экспертизу: на машины — в Московском автодорожном институте, на самолёты — в Московском авиационном институте, потом получаешь сертификат лётной годности и регистрационный номер. Его подтверждать надо каждый год, как техосмотр у автомобиля. Вот это хлопотно и затратно, ближайший сертификационный центр у нас в Самаре, сама сертификация стоит 50 тысяч рублей, плюс командировочные и дорога для специалистов. И нам повезло, что так близко. А представьте, что на всю Сибирь один только Новосибирский центр. И каково человеку, скажем, из Читы заказывать комиссию? Да малая авиация как хобби, вообще вещь затратная. Цены на далеко не новый самолёт начинаются от ста тысяч долларов. Вот Володя Панов купил «Цессну» за два миллиона рублей…

Красный Адуй, лёгкий самолёт, авиетка

Подготовка к полёту. Фото: Павел Ворожцов

Володя тем временем пыхтит и с товарищем пытается из обычных верёвок установить своеобразные растяжки на лыжи, чтобы плотнее их зафиксировать. Чувствуется, что ему невтерпёж обкатать новую машину. Мечта детства — свой самолёт — осуществилась! А начиналось всё с авиамоделей, как и у многих мальчишек.

А здесь всё начиналось с самоделок ещё в 90-е годы прошлого столетия. И очень, скажу я вам, оригинальных конструкций. У многих винт стоит сзади, так сказать, толкающий вариант. У него есть свои плюсы перед классическим, тянущим, принципом, когда двигатель и винт находятся впереди: при посадке на грунт не летят камушки и мусор на кабину пилота.

И «От винта!» не скажешь…

- Самая большая проблема для всех частных аэродромов — это земля. То, что подходит — близко от областного центра, есть дорога, ровное место для полосы — стоит очень дорого, — рассказывает учредитель некоммерческого объединения (НКО) «Урал-Авиа» и председатель Ассоциации развития малой авиации «АвиаУРА», пилот—инструктор, в недавнем прошлом военный лётчик Геннадий Волчихин. — Нам просто повезло, что на свою территорию — бывший пионерлагерь имени Кузнецова — нас пустил практически даром предприниматель, неровно дышащий в сторону авиации. Он тоже летает, но уже на вертолёте. И есть люди, готовые серьёзно вложиться, но… Прокуроры нас проверяли дотошно, и у них к нам, да и не только к нам, одна претензия. Речь идёт о так называемых «покатушках» — экскурсионных полётах, за которые мы брали деньги. Мы в принципе не коммерческая организация, но какую-никакую структуру надо содержать, сторожей нанимать, собак-охранниц кормить, оборудование для обеспечения полётов покупать. Поэтому мы и проводили экскурсионные полёты, один час стоил 13,5 тысячи рублей, но обычно все брали полчаса, этого вполне хватало, чтобы над родным огородом помахать маме ручкой. Прокуратура считает такую деятельность коммерческой и ей не скажешь: «От винта!» Мы заказывали юридическую экспертизу, юристы дали оценку — нет, это не коммерция. Прокуратура подала на нас иск в суд. Вот как он решит, так дальше и развиваться будем. Если признают коммерческой деятельностью, будем такую лицензию оформлять, что очень хлопотно и накладно. И ведь что интересно — мы, владельцы частных аэропортов, общаемся же — у всех эта проблема возникает рано или поздно. И в одном месте суды признают «покатушки» коммерческой деятельностью, в другом — нет. Небольшие деньги приносили и курсанты, которые обучались практическому вождению. Но вот сейчас только один курсант, Илья Вдовин, парашютист, решил стать пилотом. У нас ведь, как и на больших самолётах, всё управление двойное. Так что пока ведём своё хозяйство на средства от платы за стоянку. Одно самолётоместо стоит в месяц четыре тысячи. Народ, конечно у нас не бедный, но далеко не олигархи, в основном энтузиасты, навсегда «захворавшие» небом…

Замечено — на аэродромах всегда ветрено, а тут ещё и порывы сильные. В общем, ноги замёрзли, и пошли с Пашей Ворожцовым, нашим фотографом, погреться к Андрею Ковязину в каморку при ангаре. Там все приехавшие пилоты собрались, как только зарядили свои тепловые пушки. Сидим, разговоры говорим, как вдруг с рёвом пронеслась какая-то техника. Кто-то крикнул: «Это Игорь, наверное, на своём «бэрдээме» приехал, сейчас нам всю взлётку перепашет!» Все выбежали на улицу, но оказалось, что это на взлётку отправился Володя Панов, который разобрался-таки со своими растяжками, да как-то неудачно снесло ветром с накатанной полосы и застрял в снеге. Но выбрался, прикатил обратно. Тревога оказалась ложной — это не Игорь на своей броневой разведывательно-дозорной машине (БРДМ) приехал. Вот такой здесь необычный и весёлый народ собирается.

Летать на своём самолёте — это не сравнимое ни с чем удовольствие! Фото: Павел Ворожцов

Когда немного поутихло, в полёт отправился опытный пилот Юрий Юферев. Сделал круг над аэродромом и, когда вышел из самолёта, сообщил:

− Ребята, здорово болтает. Я уж и не помню, когда на все ремни пристёгивался, а тут пришлось. Никакого удовольствия…

- Да что вы, ребята, в самом деле, боевая задача что ли поставлена? Завтра полетаем, — откликнулся Андрей Ковязин. Но через полчаса всё-таки выкатил свой «Евростар» и пошёл в небо…

Кстати

Формулировка «частный пилот» появилась недавно, несколько лет назад. До этого была «пилот-любитель». Следующая ступень — «коммерческий пилот», он уже имеет право на работу в небе. А дальше — только профессионалы.

В тему

Стать пилотом частного самолёта может любой после 18 лет, если здоровье позволяет водить автомобиль — особых медицинских требований нет. Сначала нужно пройти 200 часов теоретического курса в Уральском учебно-тренировочном центре в Кольцово и отработать 20 часов на тренажёрах. Потом практические полёты — надо налетать 40 часов. Вся эта процедура растягивается примерно на год и стоит около 500 тысяч рублей.

Справка «ОГ»

У нас в области три частных аэропорта: в Быньгах, Михайловске и Красном Адуе. Обычно лётчики охотно летают друг другу в гости и ежегодно — на свой фестиваль в Первушино, что находится под Уфой.

Областная газета Свердловской области
.