Темы дня

Большевикам институт земств был неинтересен...

  • Опубликовано в №20 от 03.02.2017 

Николай Шевченко, кандидат исторических наук, доцент Уральского государственного юридического университета:

— На мой взгляд, мы потеряли такую сильную и эффективную систему местного самоуправления, как земства. С появлением в 1864 году этого института Россия начала уверенно подниматься в образовании, медицине. Помните — земский врач, земский учитель… Филипок в одноимённом рассказе Льва Толстого учился именно в такой сельской школе, сейчас бы её назвали малокомплектной, а потом, глядишь, и совсем бы закрыли, ссылаясь на затратность и малоэффективность.

А секрет успеха был прост: у земств были деньги на развитие территорий — от введённых местных налогов и от меценатов. В традициях русского предпринимательства всегда было обязательным меценатство. Кто-то покупал у бедных художников картины, кто-то по недомыслию помогал революционерам, а кто-то вкладывался в земские проекты. Эти органы управления в прямом смысле слова работали на земле, занимались социально-экономическим развитием территорий, содержали школы, больницы, дома призрения и сиротские приюты. И не участвовали принципиально в политической борьбе, за что Ленин и обозвал их «пятым колесом в телеге». Хотя, когда сам вернулся из ссылки в Шушенском, устроился лесоустроителем именно в земскую структуру.

Большевикам институт земств был неинтересен, их больше увлекало переустройство мира. И тут уместно, наверное, вспомнить известную фразу Столыпина в адрес противников государственности, сиречь революционеров из его выступления в 1907 году в Государственной думе с речью об устройстве быта крестьян и о праве собственности: «Вам нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия».

Большевики, когда взяли власть, полностью изменили политическую систему, а земства не трогали. Земства действовали до 1918 года, пока сами потихоньку не сошли на нет — не на что было содержать и аппарат, и созданные структуры. Не стало ни налогов, ни меценатов. А сейчас мы наблюдаем, как в образе муниципалитетов возрождаются те же самые земства. Но у них пока мало средств, немногие предприятия регистрируются на местах, в основном — в Екатеринбурге, а то и в Москве, значит — и налогов нет. Самый яркий пример — дорога на Серебрянку, с которой мы прозвучали в федеральной повестке. Местному бюджету строительство такой дороги оказалось просто не по карману.

Но то, что муниципальная власть крепнет, для меня очевидно. То, что потеряли, обретаем вновь…

Сюжет

100 монологов о революции
Что утратила и что обрела Россия в 1917 году? Размышления читателей «ОГ».

Областная газета Свердловской области