Темы дня

Разве народ поднялся бы на революцию от хорошей жизни?

Ольга Пермина, пенсионерка, г. Туринск:

— Сто лет назад революция была неизбежна: разве народ поднялся бы на неё от хорошей жизни? Революция перевернула весь социально-экономический уклад страны, но её роль я оцениваю через призму судьбы конкретного человека — моего отца Василия Ивановича Орлова. Папка с его воспоминаниями и документами тех лет — наша главная семейная реликвия.

Отец родился в бедной безлошадной семье в деревне Подозёрки Архангельской области: на пятерых детей приходились одни лапти. После трагической смерти обоих родителей он устроился чернорабочим в московское акционерное общество «Трудовая копейка» — работал по 12 часов в сутки за гроши и без всяких социальных гарантий. Неудивительно, что уже в 14 лет он начал помогать ссыльному соседу распространять революционные листовки, а в Москве — не пропускал ни одной демонстрации рабочих.

Революцию отец встретил на фронте: очевидцы рассказывали, как он ходил с красным флагом и распевал революционные песни. А в ноябре 1917 года, когда вернулся в Подозёрки, на первом волостном сходе был избран членом волисполкома, и первое, что сделал, — вместе с крестьянами поехал на приём к Ленину: ходоки советовались с Лениным по проведению в жизнь «Декрета о земле». При царской власти о возможности иметь землю простому человеку никто и подумать не мог. Бережно храню вырезку с публикацией отца в ветлужской газете «Ленинское знамя» о самом первом Первомае. Это очень тёплые воспоминания: жизнь изменялась к лучшему…

Революция принесла людям равенство и свободу выбора. Разве мог прежде выходец из крестьянской семьи получить, причём — бесплатно, хорошее образование и жильё? Отец окончил Ленинградский ветинститут, затем аспирантуру, устроился на хорошую работу, женился. Было ещё одно событие, которое повлияло на его судьбу. По распределению он уехал работать начальником ветуправления в Туркменскую ССР, а оттуда, по доносу, его на 10 лет отправили в исправительно-трудовой лагерь в Тавдинский район: отказался списать пять литров спирта. Первая семья была разрушена — жене пришлось отречься от «врага народа» ради ребёнка: она боялась, что лишится работы и средств к пропитанию. Уже на Урале, после лагеря, он познакомился с моей мамой. Реабилитировали отца только в 1956 году, и сразу же он написал письмо руководству страны с просьбой восстановить его в рядах КПСС. Мне отец объяснял потом: виновата не система, не политический режим — виноваты отдельные люди. И никому не позволял разрушить свою веру в идеалы революции.

Очень жаль, что сейчас стараются замалчивать память о тех событиях или толковать их негативно. Жертвы были, но без них невозможна ни одна революция: люди шли на смерть за свои убеждения. Поразило, что в Верхней Пышме переименовали проспект Ленина в Успенский. У нас в Туринске есть улица Революции и площадь Восстания. Не хотелось бы, чтобы и они сменили имена, потому что это История — моей семьи и моей страны.

  • Опубликовано в №25 от 10.02.2017 

Сюжет

100 монологов о революции
Что утратила и что обрела Россия в 1917 году? Размышления читателей «ОГ».

Областная газета Свердловской области