Темы дня

В коллективной памяти остались только гнетущие воспоминания о 1917 годе

Евгений Бурденков, научный сотрудник Музея истории Екатеринбурга:

— Не люблю обобщений, когда речь идёт о больших исторических периодах. Ко всему надо подходить индивидуально. В данном случае — особенно. 1917-й и Гражданская война на каждой семье отразились вполне конкретно. Да, можно посчитать: сколько людей погибло, кто лишился какой-либо собственности. Но это была настоящая трагедия — для страны, для поколений, для тысяч россиян. Тем более что продолжением революции стали кровавые двадцатые, тридцатые годы…

С другой стороны, кто-то берёт среднестатистические сведения об экономическом состоянии государства в середине прошлого века и сравнивает с дореволюционным периодом. Это не совсем правильно, как мне кажется. Ведь говорить о стране того времени как о чём-то едином целом бессмысленно. На мой взгляд, нельзя даже ставить вопрос о каких-либо обретениях дореволюционной России. Россия ничего не приобрела. Она просто погибла. После 1917-го всё строилось заново. Народонаселение России стало совершенно иным. Аристократия, интеллигенция, включая «научный потенциал» страны, оказались полностью вычищены. Даже история отдельно взятого Екатеринбурга — убедительное тому подтверждение. Была элита: промышленники, домовладельцы, научные деятели, а потом в один миг этих людей не стало. Все они, по большому счёту, закончили свою историю в 1917 году. В частности, в наших архивах есть воспоминания банкира Владимира Аничкова о том сложном периоде, о плеяде замечательных людей, которые были вынуждены эмигрировать. Уезжали целые семьи. Например, знаменитые купцы Агафуровы, Злоказовы. Многие уважаемые уральцы просто погибли. Чего стоит одна только история о 19 заложниках из числа известных екатеринбуржцев, что были расстреляны в 1918-м из-за убийства комиссара Ивана Малышева. Среди расстрелянных был Александр Фадеев, управляющий Верх-Исетским горным округом, ходячая энциклопедия Екатеринбурга, член Уральского общества любителей естествознания, который перевёл книгу француза де Билли «Производство чугуна». А сколько таких утрат для города, для Урала было? Белые, кстати, занимались аналогичными вещами. Колчаковцы расстреляли около 20 рабочих только по подозрению в причастности к красным.

Имел место серьёзный слом по всем направлениям жизни. Вот мои предки, например, были крестьянами. В коллективизацию они прошли через раскулачивание, потеряли землю, скот. А до революции сумели сколотить крепкое хозяйство, никто не голодал. И таких семейных историй можно привести тысячи. В коллективной памяти остались гнетущие воспоминания о революционном переломе. Так что говорить о приобретении чего-либо, по крайней мере, странно, на мой взгляд.

  • Опубликовано в №40 от 10.03.2017 

Сюжет

100 монологов о революции
Что утратила и что обрела Россия в 1917 году? Размышления читателей «ОГ».

Областная газета Свердловской области