Темы дня

Революция 1917-го была несчастьем для России

Борис Вайсберг, член Союза российских писателей, дипломант Бажовской премии, член Общества уральских краеведов:

— На вопрос, что утратила и что обрела Россия в 1917 году, сейчас, пройдя большой жизненный путь, могу определённо сказать: утратила наша страна многое — свободу печати, свободу слова, право на частную собственность. Потеряла крестьянство, сельское хозяйство. Потеряла миллионы людей. Я сам чудом остался жив… Отец предупреждал меня, любителя поговорить: «Слишком много болтаешь, в том числе о политике. Сам загремишь, и вся наша семья пострадает из-за тебя». Осознав наконец опасения отца, я старался не трепаться больше на политические темы.

На второй вопрос, что обрела Россия в 1917 году, могу сказать: ввела сильную «социалку» — помощь малообеспеченным, бесплатное лечение и образование и прочее. Не случайно Октябрьская революция называлась социалистической. К слову, первые десять лет, вплоть до 1927 года, сами большевики называли революцию Октябрьским переворотом. А переворот, да ещё вооружённый, — это практически государственное преступление. Опомнившись, они назвали её Великой Октябрьской. С тех самых пор, как я узнал об этом факте, началось моё прозрение в отношении революции и всего, что последовало.

Помню, мама говорила мне: «Ты — результат голода в начале 30-х, сын». Позднее, прозрев, я поправлял её: «Не голода, мама, а голодомора, понимаешь разницу?» Мама не верила, а отец подтвердил: да, он знал об этом, но не хотел обсуждать это дома. Также как и говорить о том, что две семьи — его и мамы, жившие на Украине, едва не умерли с голоду, точнее — от голодомора…

Поступив в московский вуз, я по заданию комсомола вёл в соседнем ФЗУ кружок изучения биографии Сталина. Конечно, ни одного слова от себя я не имел права говорить. Просто читал биографию вождя по книге «СТАЛИН — биография». Книгу эту, как позднее стало известно, писал сам Сталин…

Через пару лет, в 1953-м, мне, студенту третьего курса, довелось участвовать в прощании с телом Сталина. Сутки протолкались мы в той кошмарной многомиллионной московской мясорубке. На своей шкуре, в прямом смысле, понял я, что такое Сталин, «верный ученик и продолжатель дела Ленина». Октябрьская революция — дело Ленина, а последующий режим — дело Сталина.

В 1956-м мне было поручено читать вслух перед институтским курсом закрытое письмо ЦК ВКП(б) «О культе личности Сталина». Я читал, а самому вспоминалось, как отец рассказывал: наш родич Котов был расстрелян как враг народа. До сих пор не знаем, что ему было инкриминировано… Другой родич отбыл шесть лет лагерей за какой-то дурацкий анекдот. (Такая судьба могла быть и у меня, если бы отец не предупредил вовремя).

Это то, что страна наша «приобрела» в 1917 году, одновременно утратив чувство свободной жизни.

  • Опубликовано в №46 от 18.03.2017 

Сюжет

100 монологов о революции
Что утратила и что обрела Россия в 1917 году? Размышления читателей «ОГ».

Областная газета Свердловской области