Начать свой бизнес... в четыре года

6 апреля 2017, 10:59
Занятия в детской школе бизнеса «ЛюБимый Жук». Фото: Ирина Черкасова

Занятия в детской школе бизнеса «ЛюБимый Жук». Фото: Ирина Черкасова

Какой родитель не мечтает, чтобы в будущем его чадо стало успешным, обеспеченным и реализовавшим себя? Одни записывают детей во всевозможные кружки, рассчитанные на семь дней в неделю, другие подыскивают для наследников самую лучшую школу или гимназию города, третьи просто уповают на талант отпрыска и чудо. В Екатеринбурге же на протяжении нескольких лет успешно работает самая настоящая школа бизнеса для детей под названием «ЛюБимый Жук», франшизу которой сейчас приобретают другие регионы страны. О том, почему к бизнесу нужно готовить практически с пелёнок, какими качествами должен обладать малыш, чтобы увидеть в нём задатки будущего «Рокфеллера» и почему стать бизнесменом больше шансов у ребёнка из простой школы, мы побеседовали с генеральным директором ООО «ЛюБимый Жук» Ириной ЧЕРКАСОВОЙ.

– Ирина Евгеньевна, как вообще пришла идея создать бизнес-школу для детей?

– Сама я определилась с профессией уже в 11 лет – решила, что стану психологом, причём работать всегда хотелось с одарёнными детьми. Своим родителям говорю спасибо за то, что всегда поддерживали словом и делом, давали заниматься тем, чем нравится. Хотя в советское время не было психологических факультетов, да и наука это была закрыта в нашей стране по ряду определённых причин… В 14 лет произошёл переломный момент – в детском лагере на смену не вышел воспитатель, а мы с подругой были вожатыми, и мне доверили большую ответственность – взять на себя его функции. Сейчас понимаю, что это был один из самых счастливых моментов в моей жизни. В это время мы занимались уже и своим бизнесом (при наставниках, конечно) – делали большие декоративные тарелки, причём от нас зависело всё: производство, продажа. Вот так и совпали увлечение психологией и бизнес.

Мне нравится видеть людей, которые находят себя. И прекрасно, если это происходит рано, а не в 50 лет. У всех детей уже есть свои увлечения, хобби, просто потом их ломают, поэтому до самореализации доходит только 1 процент. Я уже 30 лет работаю и прекрасно знаю: чтобы увлечения вышли на бизнес-уровень, человеку нужно помочь. Один в поле не воин.

Фото: Ирина Черкасова

– В бизнес-школу вы принимаете ребят с 4–5 лет. Неужели таких малышей уже можно чему-то научить в такой непростой сфере?

– Дети приходят к нам на любом этапе. Просто если это будет в 4–5 лет, они будут спокойно двигаться по нашей программе до 17 лет, до выпуска. 4 года – возраст, когда наиболее заметен результат нашей работы. Недаром к нам часто приводят детишек родители, которые увидели, как поменялись малыши в детском саду, которые уже у нас занимаются. Они становятся общительнее, быстрее развиваются. Вообще дети в этом возрасте – собственники, когда к нам приходят, даже рассаживаются по отдельности. А мы их соединяем в пары, тройки, они учатся договариваться, помогать, учатся слушать, пока кто-то презентует свои проекты, решают конфликты. Они в том числе учатся владеть своим настроением, знают, что «не хочу», «не могу», «не получается» здесь уже не скажешь. В 8 лет они уже чётко представляют, кем хотят быть – один мальчишка сказал «буду пилотом, и у меня будет своя авиакомпания». Родителям кажется, что это мечта, но из такой мечты и вырастает дело. К 12 годам они уже работают над своими бизнес-проектами. То есть ребёнок как бы выращивает своё дело. Мы – наставники и родители – помогаем, у нас нет коррекции, потому что набираем сразу ресурсных детей, которые действительно хотят заниматься.

Фото: Ирина Черкасова

– Получается, вы помогаете раскрыть их способности, направляете?

– Верно, в нашей команде – десять профессиональных психологов. С малышами работают как раз они, а с теми, кто постарше – уже бизнес-тренеры, финансисты, экономисты, инвесторы.

Мы и называемся школой, потому что у нас есть целая система – родители говорят, что устали от так называемых «развиваек», где проводят разовые занятия, а результата, по сути, нет.

У нас дети занимаются раз в неделю (поверьте, этого вполне достаточно) – в субботу или воскресенье, когда ребята не загружены, потому что нельзя проводить занятия в будние дни, когда у них садик, школа и много всего другого. Маленький ребёнок хорошо работает только до 12 дня. Дети постарше уже могут до трёх-четырёх, но никак не вечером. Мы развиваем их мышление через игру, интерактив, общение, авторские головоломки. У бизнеса должно быть особое мышление – умение быстро адаптироваться, быстро принимать решения. Дети понимают, что даже болеть им некогда, они настроены на то, чтобы и во время эпидемий держаться – была бы цель… У них и курс есть «Психическое и физическое здоровье». Также они изучают психологию развития личности, психологию достижения, самопознания, силы воли, развития лидера. Они сами себя формируют. А уж после того, как сформируются как личности, включается бизнес, финансы и так далее. В простых школах решили преподавать финансовую грамотность, я считаю, что это большая ошибка. Потому что почвы нет, не воспитано отношения к деньгам, и как ребёнок воспримет эту информацию – неизвестно. У нас есть целый курс «Психология финансов», проходят его в 10–11 лет, а уж потом мы разговариваем о финансах, инвестициях, работе с активами, пластиковыми картами.

– Есть стереотип, что бизнес-школа в первую очередь – для детей богатых родителей, для тех, кто растит себе наследников бизнеса…

– Я этот миф развею, потому что, как показала практика, в основном дети таких родителей уже поздно к нам приходят. У нас занимаются самые обычные ребята, разные – это дети и рабочих, и служащих, и управленцев, и бизнесменов тоже. Просто с родителями из сферы бизнеса нам легче – мы уже говорим на одном языке, не нужно ничего объяснять. Но я никогда не ставила задачу сделать занятия по невероятной стоимости: 3 200 рублей в месяц – это доступно. И самое главное здесь не деньги, а время, которое родители готовы потратить на своего ребёнка. У бизнесмена должна быть дисциплина. А если родителям в субботу или воскресенье в 7–8 утра лень встать, какая может быть школа бизнеса? Здесь нельзя повторить, нельзя взять книгу и прочитать – это живой процесс. Многие говорят, что у нас строго. Я говорю – если еда не нравится, мы её не едим… Тут либо принимаете наши правила, либо нет. Это очень близко к спорту. Если пропустишь тренировки – то всё. Как есть олимпийский резерв спортсменов, так есть олимпийский резерв бизнесменов. Это наше будущее, дети, которые дальше будут выстраивать все процессы – экономические, политические и так далее. Сейчас к нам ездят и из области – из Первоуральска, Верхней Пышмы, в летнее время в наш лагерь привозят ребят из Тюмени, Нижнего Тагила.

Причём в основном у нас занимаются дети из простых школ. И это правильно. Жизнь тоже потом не будет им создавать идеальных условий, тем более бизнес. Родители это понимают и сознательно не переводят их в гимназии. Ребёнок способен и в простой школе достичь результатов.

Фото: Ирина Черкасова

– Как отбираете ребят? Какими качествами должен обладать ребёнок, чтобы родитель понял – ему в школу бизнеса?

– У нас проходит очень строгое собеседование, но не в плане интеллекта. Мы должны понять, насколько мотивирован ребёнок. Это ни в коем случае не тесты – я убеждена, что этого делать нельзя, поскольку ребёнок постоянно меняется. Мы только беседуем. Недавно пришёл 12-летний мальчик с мамой – я его спрашиваю, принял ли он решение, он говорит – «пока нет». Спрашиваю, когда примет – говорит «не знаю». Таких мы не берём. Мы здесь учим предпринимать, у тебя может быть много идей, но если не будешь ничего делать – ничего и не получится.

Фото: Ирина Черкасова

– Не забираем ли мы у детей детство? Сегодня столько кружков, где ребят нацеливают на успех, а ведь предыдущие поколения просто играли во дворах, у них было полноценное детство, и многие сейчас преуспевают…

– Вы понимаете, это их детство, их динамика. Да, наше поколение практически жило во дворах, я сама везде всё организовывала, мы целыми днями прыгали, скакали. Мы могли большими компаниями всё это создавать, и время было другое… Раньше и Интернета не было – сегодня коммуникации, связи совсем на другом уровне. Это их новый мир, их детство. Тем, кому сейчас 4–5 лет – совсем другие дети. А через меня много поколений прошло. Были те, кто ничего не знают, не понимают, среди них было много иждивенцев, всё бы им дали да раздали. А новое поколение – труженики, мотиваторы, такие харизматики. Каждый хочет высказаться, провести, сделать, организовать. Единственное – не надо в ребёнка пихать всё: за папу, за маму – всё, что они не реализовали. Не надо ему и английский, и спорт, и рисование, и танцы, и бизнес. Нужно просто определиться с двумя-тремя направлениями, за неделю это можно успеть. Мир сейчас нуждается в управленцах, в лидерах.

– Но есть мнение, что управленец должен узнать свою сферу с самых низов. Ребята учатся чему-то на практике?

– Летом многие из них работают. У некоторых наших тренеров есть собственный бизнес, они показывают им его изнутри. Одна наша девочка, специализирующаяся на строительстве, прочитала уже всего Дональда Трампа. Нам было ясно, почему он стал президентом, он ничего не делает просто так. К успеху он шёл с низов, своим трудом. Наши дети прекрасно понимают, кто такой бизнесмен. Что это не человек, который зарабатывает деньги, а тот, кто созидает, создаёт то, что необходимо другим людям.

Автор