Темы дня

Кодекс строителей коммунизма не остановит от греха

Евгений Ячменёв, журналист «ОГ»:

— Осенью 1987 года мне довелось присутствовать на заседании комсомольского актива, посвящённого методам контрпропаганды в период неумолимо надвигающегося 1000-летия Крещения Руси. А уже через несколько месяцев этот юбилей праздновали на государственном уровне, и лидер коммунистической партии Михаил Горбачёв принимал патриарха и членов Синода в одном из парадных залов Кремлёвского дворца. И хотя в официальной риторике ещё вовсю провозглашалось возвращение к ленинским традициям как к путеводной звезде, контрреволюция уже началась.

Всеобщие крестные ходы (они же — демонстрации трудящихся) в честь очередной годовщины Великой Октябрьской социалистической революции какое-то время ещё продолжались, но постепенно почти сошли на нет. И сейчас эту традицию поддерживает лишь небольшая группа продолжающих неистово верить в святую троицу МарксЭнгельсЛенин.

Можно долго и на все лады сравнивать экономические показатели 1913 года с достижениями советской экономики, жонглируя лукавыми цифрами в любую сторону. Но это всё вторично. Главное, чего лишилась Россия вследствие революции — это нравственного стержня, которым на протяжении многих веков была религия. Если Бога нет, то всё дозволено — вопреки всеобщему заблуждению Достоевский этого, конечно, не писал, но от того справедливость высказывания нисколько не страдает. Более того, его верность сполна доказана семью десятилетиями советской власти. Человек по природе своей слаб и без всевидящего ока склонен к неблаговидным поступкам. Ничто другое — ни кодекс строителей коммунизма, ни уголовный кодекс, ни камеры видеонаблюдения не останавливают его от греха.

Коммунизм или хотя бы социализм в отдельно взятой стране построить можно, если при этом отгородить её жителей от остального мира. Пока подавляющее большинство населения СССР не знало, что творится вокруг, оно было безмерно счастливо. Но есть и обратная сторона у этой медали. Вроде как в Швеции построили социализм с человеческим лицом и даже без всякой революции. Но и тут всё испортило отсутствие «забора» — после того, как к хорошей шведской жизни массово потянулись беженцы из менее благополучных регионов планеты, там стало тоже не так уж замечательно.

А вот всеобщее равенство — это полная химера. Полного равенства не бывает нигде и никогда. Даже в бане, которую так любят приводить в пример. Потому как одним доступна только общественная, а для людей с достатком существуют другие.

  • Опубликовано в №69 от 20.04.2017 

Сюжет

100 монологов о революции
Что утратила и что обрела Россия в 1917 году? Размышления читателей «ОГ».

Областная газета Свердловской области