Темы дня

«Я не верю в добрую волю марксистов, для меня Карл Маркс смешон»

Ю. Анненков «Портрет писателя Г. Уэллса». 1920 г.

Ю. Анненков «Портрет писателя Г. Уэллса». 1920 г.

Ирина Клепикова, первый заместитель главного редактора «ОГ»:

— Ради этой картины я пошла на выставку «Русские «парижане» в Музее ИЗО ещё раз. Уж слишком неожиданным предстал образ любимого с детства писателя-фантаста. Правда, в старших классах школы и университете «идеология» уже покуражилась над кумиром: оказалось, автор «Человека-невидимки», «Машины времени», «Войны миров» был с визитом в Кремле у Ленина — и, как нам объясняли, вождь мирового пролетариата в пух и прах разбил уэллсовскую формулу «Россия во мгле».

С тем и жили многие десятилетия. Но история «Портрета писателя Г. Уэллса» представляет совсем иной сюжет. Неизвестно, кто был больше пророк в том идеологическом споре — «вождь» или «фантаст»? Во всяком случае на портрете Герберт Уэллс не подавлен, а пристально внимателен. И ретироваться явно не собирается.

В 1920-м, приехав в Россию, Уэллс на приёме у большевиков раздражал благополучием и особенно возмутил всех фразой о «курьёзном историческом опыте, который развёртывается в стране, вспаханной и воспламенённой социальной революцией».

Вернувшись домой, Уэллс записал свои впечатления о поездке, где вдогонку пустил ещё одну плюху в адрес «р-р-революционеров»: «Я не верю в добрую волю марксистов, для меня Карл Маркс смешон». «Карл Маркс был смешон для всех, кто присутствовал на этом собрании, — прокомментировал впечатления Уэллса россиянин, внимательно наблюдавший за гостем из Туманного Альбиона, впоследствии автор его портрета Юрий Анненков. — Марксисты формировались только среди людей, которые никогда не читали его анахронических теорий, давно отброшенных в прошлое естественным развитием условий человеческой жизни». Собственно, из-за этой позиции Юрий Анненков и покинул потом Россию, став русским «парижанином» и оставив нам неожиданный портрет писателя-фантаста.

Понятное дело: в советское время эти цитаты и не могли у нас появиться. Это сегодня мы возвращаем из небытия оценки современников революции, что приближают к более адекватному восприятию «дней, которые потрясли мир». И получается: и товарищ Ленин небезупречен в предсказаниях судьбы России, и зарубежный фантаст не так уж неправ. К чему я? Не надо создавать идолов (тем более — на незнании). Из одного дерева, как известно, можно сделать и икону, и дубину. Но любая революция начинается именно с абсолютизации идей, однобокой правды. Наша — тоже. Вот в этот момент мы и потеряли почву под ногами. Что обрели? Опыт, как НЕ надо? Вряд ли. Мы и потом продолжали создавать идолов в Отечестве…

  • Опубликовано в №115 от 29.06.2017 

Сюжет

100 монологов о революции
Что утратила и что обрела Россия в 1917 году? Размышления читателей «ОГ».

Областная газета Свердловской области