Темы дня

«Колесо» революции проехало по судьбам, талантам, надеждам. И именам людей

Ирина Карпенко, учёный секретарь Государственного музея истории Санкт-Петербурга, кандидат исторических наук, участник российского проекта «Музей в революции\Революция в музее»:

— Наш музей расположен на территории Петропавловской крепости, которая напрямую связана с историей Февральской и Октябрьской революций 1917 года. До конца 2000-х основным объектом показа и рассказа о событиях революции была тюрьма Трубецкого бастиона — место заключения царских министров, а затем и министров Временного правительства. Но в 2009-м во время строительных работ мы наткнулись на захоронение 16 человек. Это был неприятный сюрприз, поскольку, по имевшимся документам, никаких расстрелов и захоронений на территории крепости не было!

С 2009-го по 2015-й целенаправленно вели археологические раскопки — и в общей сложности на территории Заячьего острова обнаружили останки 190 человек. Мужчины, женщины и… около сорока подростков 15–16 лет.

Повторяю: юридически их словно и не существовало! На некоторых останках были обнаружены нательные кресты либо медальоны, но они не позволяли идентифицировать тела.

Можете представить наши чувства: перед нами были безымянные жертвы, но по-человечески и с точки зрения профессии хотелось вернуть из небытия эту тайну. С именами и судьбами людей.

Сначала сделали выставку «Возвращение имён» — питерцы должны были узнать о нашей находке: вдруг кто-то где-то что-то слышал-читал. Параллельно изучали следственные дела в архиве УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. И однажды возникло это самое «вдруг». В ряде газет за декабрь 1918 года обнаружили информацию о расстреле людей, проходивших по политическому делу. Появились некоторые фамилии. Через фамилии нашли людей, которые могли иметь родственные связи с погибшими. Далее — установление и проверка этих родственных связей через ДНК… Работа долгая и сложная. Но по крайней мере есть шанс установить имена и судьбы. И некоторые личности уже установлены. Но сорок подростков просто-напросто не могли оставить потомства. В этом случае надежда на успех весьма призрачная…

Современные технологии расширяют наши возможности. По антропологическим данным, по знаменитому методу Герасимова мы делаем сейчас попытку реконструировать, где это возможно, лица некоторых погибших и представить их в специальном разделе на сайте, посвящённом узникам Петропавловской крепости. Такая вот репрезентация истории 1917–1919 годов. Делаем что можем. Что в наших профессиональных силах. Но не оставляет мысль: наша случайная находка — не единственная же в числе трагических последствий красного террора. Мы нашли — а сколько не найдено, сколько навсегда останутся безымянными? И потому, когда речь идёт об утратах России в ходе революции, для меня и моих коллег это прежде всего люди. Противостояние соотечественников — величайшая катастрофа России в ХХ веке. Сколько судеб, талантов, надежд переехало «красное колесо»…

  • Опубликовано в №126 от 14.07.2017

Сюжет

100 монологов о революции
Что утратила и что обрела Россия в 1917 году? Размышления читателей «ОГ».

Областная газета Свердловской области