Темы дня

Тема революции 1917 года — словно рана, которую как ни тронь — всё равно больно

Татьяна Зыкова, заместитель директора Красноярского краеведческого музея, участник российского проекта «Музей в революции\Революция в музее»:

— О плюсах и минусах событий 100-летней давности мы можем судить только по тому, какой памятью они остались в истории. И хотя те же музеи во все времена были призваны отражать историю бесстрастно и объективно, но было ли так? Из 1970-х, когда я пришла работать в музей, больше всего помню восемь накрепко запечатанных коробок с надписью «Не вскрывать!».

И не вскрывали. Когда же в перестроечные годы открыли этот «тайник», обнаружили внутри документы, которые советская власть, понятное дело, и не хотела обнародовать — уж слишком неприглядной показывали они власть большевиков. Первые документы, законопроекты советского времени… Чехословацкие, венгерские листовки… Они открывали такие неприемлемые для традиционного восприятия факты правления большевиков, что даже в то время нам кое-что предложено было «изъять»…

Екатеринбург — второй после Красноярска город, который принял участников всероссийского форума музейщиков, призванного в дискуссионной форме обсудить — как «показывать» 1917 год, как правильнее говорить с современниками о революции. Увидела, что ситуация в Екатеринбурге лучше: присутствие здесь Романовых, трагедия царской семьи, связанная с Уралом, уже и раньше, в прежние годы, объективно подвигала к тому, чтобы в разговоре о русской революции показывать не только «большевистскую правду». В других городах сложнее. Если сделать акцент на второй части названия нашего проекта, то я бы сказала так — революции в музее пока нет, есть предреволюционная ситуация.

…Ещё в марте, во время встречи музейщиков в Красноярске, родилась идея, осуществлённая и в Екатеринбурге: выдавать участникам для работы ручки разного цвета — белые и красные. Каждый выбирал сам, руководствуясь какими-то своими предпочтениями. Но ведь почти так же, только на ином — мировоззренческом уровне, 100 лет назад каждый выбирал, какую сторону принять в бело-красном противостоянии.

Музеи всегда были и есть в сфере идеологической работы, но, думаю, сегодня не надо, нельзя выбирать (кроме цвета ручек) — за «белых» ты или за «красных». Нельзя, руководствуясь благими идеями или идеологическими соображениями, ничего выкидывать из прошлого. Это наша История. Это было!

Тем не менее сегодня, когда нам дали свободу и возможность говорить о революции 1917 года без купюр, мы продолжаем оставаться в шорах традиционных представлений о тех давних событиях. Русская революция — неудобная тема. Она как рана, которую как ни тронь — всё равно больно.

Зато из положительного хотелось бы отметить вот что: в разговоре об утратах и обретениях русской революции многим россиянам сегодня интересно не только, как и за что боролись наши предки, а элементарно — как они жили в те переломные годы?

  • Опубликовано в №135 от 27.07.2017

Сюжет

100 монологов о революции
Что утратила и что обрела Россия в 1917 году? Размышления читателей «ОГ».

Областная газета Свердловской области