Начнётся ли строительство собора святой Екатерины в столице Уральской области?

Каждый год во время Царских дней десятки тысяч людей идут крестным ходом  от Храма-на-Крови в Екатеринбурге до Ганиной Ямы под Среднеуральском. Пешком от начала  и до конца. Более 20 километров. Фото: пресс-служба екатеринбургской епархии

Каждый год во время Царских дней десятки тысяч людей идут крестным ходом от Храма-на-Крови в Екатеринбурге до Ганиной Ямы под Среднеуральском. Пешком от начала и до конца. Более 20 километров. Фото: пресс-служба екатеринбургской епархии

Русская православная церковь — единственная организация на Урале, которая способна вывести на улицы по одному только зову десятки тысяч активных сторонников. И не против чего-то или кого-то, а ради созидания, милосердия, покаяния. О том, какими ценностями руководствуются эти люди и куда они идут крестным ходом, «Областная газета» узнала у викария Екатеринбургской епархии, епископа Среднеуральского Евгения.

Идеальный город

В Екатеринбурге состоялся самый массовый крестный ход в России — почти 60 тысяч человек. Кто эти люди? Зачем они шли ночью до Ганиной Ямы?

— Это люди, которым дорога память о государе. Они не охами-вздохами в социальных сетях Интернета вспомнили о скорбном дне, а лично прошли по пути, где убийцы везли бездыханные тела членов царской семьи, и поклонились тому месту, где страстотерпцы срослись с нашей русской землёй.

— Можно сказать, что по числу людей целый город (такой как Ревда или Асбест) переместился ночью на два десятка километров. При этом криминальная и чрезвычайная сводки не зафиксировали ни одного инцидента.

— Шли неслучайные люди. Они выросли и сформировались в определённой культуре в приходах Русской православной церкви. Если продолжать вашу мысль, то идеальный город, который мы увидели, — это результат ежедневной деятельности, общения и воспитания внутри нашего сообщества.

— Любым городом надо руководить. Это предполагает, что должны быть привлечены не только добровольцы, а прежде всего профессионалы.

— Да, здесь надо отметить высокую степень координации с внешними структурами: администрациями города и области, силовыми ведомствами и гражданскими службами. Они откликнулись на призыв митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла о содействии в организации и проведении Царских дней. Все отработали отлично.

Епископ Евгений, викарий Екатеринбургской епархии

Епископ Евгений: «Мы собираемся с добром и памятью о государе, а не с проклятиями по отношению к его убийцам». Фото: Павел Ворожцов

Оргкомитет заранее пошагово изучил весь путь крестоходцев, подготовил памятки со всеми контактами, максимально информировал людей о том, как получить помощь, если она понадобится. 200 добровольцев вместе со священниками и медиками отвечали за социальный компонент и примерно столько же за порядок.

По пути крестного хода были проверены и закрыты все люки, расчищены и выровнены все обочины, подрезаны кустарники, убран мусор, подремонтирована проезжая часть.

Делатели будущего

Левада-центр зафиксировал двукратное уменьшение за последние три года числа атеистов в стране. О чём это говорит: о второй постсоветской волне моды на «духовность» или в нашем народе происходят качественные изменения?

— Мода — это внешняя сторона жизни. Она мало связана с содержанием. Если в 90-е годы люди сотнями приходили в Церковь и не всегда понимали, как должна измениться их жизнь после крещения, то сейчас они идут осознанно, имеют представление о вере. Конечно, этому способствует улучшение условий донесения нашего слова до человека: работают три телевизионных канала, радио, огромный кластер в социальных сетях посвящён вопросам веры, проводится множество открытых лекций и обсуждений на самых разных площадках. Если за землёй ухаживать, засеивать, удобрять, то семена взойдут, она непременно даст урожай. По моему мнению, социологи сумели увидеть, зафиксировать и подсчитать в осязаемом цифровом выражении результаты многолетнего ухода за нашей землёй отцов Церкви, водимой Святейшим Патриархом Кириллом.

— На исповедь приходят каяться, на паперть — просить. А много ли людей приходит в храмы помогать, благотворить, жертвовать? Можем ли мы назвать тех, кто помогал в обеспечении Царских дней?

— Удивительно, я не могу назвать главного благотворителя. Но не потому, что он хочет себя засекретить, а потому, что нет одного, отдельно взятого человека, который бы нёс основную тяготу обеспечения этого дела. Дело было общее, народное. Народ собрался вместе вокруг митрополита и по его приглашению. Призыв впервые прозвучал со страниц «Областной газеты», люди услышали его и проявили себя в своих делах. Пришли предприниматели и предоставили крестоходцам воду для утоления жажды, другие привезли и поставили санитарные кабины, у Храма-на-Крови установили сцену и звук, у монастыря на Ганиной Яме развернулись полевые кухни. Лично я не знаю и десятой доли этих людей. В каждом храме есть деятельные прихожане, а здесь они все объединились.

Камень преткновения

— Известно, что Патриарх всея Руси имеет намерение посетить через год Царские дни в Екатеринбурге. Помня о призыве митрополита Кирилла («Верим! Действуем!»), какими словами и делами мы будем встречать предстоятеля нашей Церкви?

— Владыка Кирилл ставит перед нами задачу подготовиться к достойной встрече Патриарха. Но это заключается не в наведении марафета, хотя, конечно, стричь газоны и красить бордюры тоже надо, а в объединении вокруг добра, вокруг наших заповедей, любви, милосердия и нравственной чистоты. Если в обществе Екатеринбурга, в церковном и общественном пространстве будут доминировать эти ценности, то, безусловно, Первоиерарх это почувствует. Очень хотелось бы, чтобы он ощутил искренность и радушие жителей нашего региона.

Мы собираемся с добром и памятью о государе, а не с проклятиями по отношению к его убийцам. Мы приходим с покаянием. 100 лет назад люди были такими же, как мы. И у нас, и у них были и есть страсти и искушения. До сих пор шумят острые споры вокруг событий вековой давности. Приди сегодня Христос или царь Николай, где гарантия того, что мы не повторим распятие или расстрел? Если мы сможем взращивать сегодня в обществе ценности добра и мира, а не те тленные и страстные, то для Святейшего это будет лучший подарок.

— Означает ли это, что нужно простить большевиков и оставить области её нынешнее название — Свердловская?

— Есть разница между личностью и культом, вокруг личности сформированным. Я лично не знал Якова Свердлова, не был знаком с его друзьями. По информации о его делах, которая дошла до нас, можно сделать вывод, что дела эти — злые по отношению к нашей стране и её жителям. Насколько он лично был причастен к расстрелу царской семьи, я судить не возьмусь. Готов ли я простить? Есть такая молитва во время исповеди, где мы всем людям желаем познать истину и спастись. Всем! И даже Иуде Искариотскому.

Яков Михайлович сам держит ответ перед Богом. Мы же должны разделять отношение к человеку и к его делам, идеям и намерениям. Если дела злые, то их нельзя поддерживать. Кто сегодня готов повторять вслед за Яковом Свердловым его призыв залить кровью и выжечь калёным железом всё, что не соответствует идеям мировой революции? Если мы сохраняем за нашей областью имя такого вождя, то это означает, что мы сохраняем приверженность той злой идеологии. Бог — судья Свердлову. А нам, я надеюсь, Он даст разума, чтобы выбрать области такое наименование, которое бы стало основой для примирения, мотивировало бы нас на любовь к Уралу, а не возвращало к идеям столетней давности, принёсшим столько зла и горя нашим предкам и нам самим.

— Главный аргумент против переименования — это размышления материального порядка о больших затратах денег и времени как для региона в целом, так и для каждого гражданина в отдельности: замена географических карт, нормативных актов, паспортов и других документов.

— Человек платит за то, что ему важно. Кто-то готов купить бутылку заморского шампанского за сто тысяч рублей. А слёзы и кровь, которыми омыта наша земля, они чего-нибудь стоят? Хотя бы каких-то копеек, которые я могу сегодня заплатить ради восстановления справедливости и мира в своём доме? Неужели ради этого дела мы не сможем пожертвовать маленькой капелькой своего времени и усилий. Убеждён, когда имя богоборца и убийцы уйдёт из нашего обихода и с наших улиц, то благословение и затраты на переименование восполнятся многократно и несчётно.

Краеугольный камень

Недавний опрос заметных людей Свердловской области, проведённый «Областной газетой», выявил парадокс: либералы выступают против строительства в Екатеринбурге храма Святой Екатерины, но за изменение названия региона, а консерваторы — за строительство собора и против переименования области. Какой-то необъяснимый сумбур в головах…

— Идея общественного согласия витает в воздухе, и она нам нужна. При этом мы понимаем, что есть люди и силы, которые заинтересованы в отсутствии этого согласия и в разобщённости, как это было 100 лет назад. Имея землю, требовали землю. Имея заводы, требовали заводы. Имея скорый мир, требовали мира. Потеряли почти всё.

Больших трудов стоит сохранять мир и благосостояние, которые у нас есть сейчас.

— Может ли камень, положенный в основание собора Святой Екатерины в год столетия великой трагедии, стать основой мира и согласия в Уральской области?

— Я бы очень хотел, чтобы 2018 год запомнился не только воспоминаниями о разрушительных процессах и трагедиях прошлого, но и стал началом нового созидания в нашей стране. А закладка камня в основание храма и присвоение области достойного имени — это, без преувеличения, существенные геополитические факторы для нашего региона. Я приветствую возможные перспективы и призываю уральцев со всей крепостью уральского характера взяться за это дело.

  • Опубликовано в №137 от 29.07.2017 

Сюжет

Уральская область
Переименование Свердловской области - аргументы «за» и «против».



Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.
Областная газета Свердловской области