Темы дня

У революции нет конца, и наша тоже не закончилась

Николай Тимошенко, ветеран труда, читатель «ОГ»:

— Ответ на вопрос, что мы утратили или обрели в результате Великой Октябрьской социалистической революции, заключён в определяющем слове названия этой революции — социалистическая, то есть обрели всё, что составляет смыл социалистического строя. В мировой истории случались другие революции, названные Великими — Английская и Французская. Все они, включая российскую, были великими, кровавыми и прогрессивными. Великие — потому что направлены на коренное изменение социального устройства и повлияли на ход истории во всём мире, а кровавые — потому что приходилось навязывать идеалы силой.

В 1917 году мы потеряли, вернее, избавились от царя. Правильнее даже говорить: избавились не просто от царя Николая, а от царизма. Уже десятки авторов этой рубрики подтвердили эпохальность, прогрессивность и значимость Октябрьской революции не только для России и её народов, но и для всего мира, воспользовавшегося уроками российской революции и строительства социализма. А о достоинствах Николая II не встречал доброго слова, включая даже церковников… Этот царь ассоциируется с Распутиным, с 9 января 1905 года, с Ходынкой, с позорным поражением от Японии, неспособностью удержать власть в руках. Как человек Николай вызывает сочувствие, но раз взялся за царский гуж, то…

А что ещё приобрели? Пионерию и комсомол. Эти объединения молодёжи теперь спохватились возрождать, но нет уже и не будет таких организаций. Вроде бы сейчас есть какая-то организация или объединение молодёжи. Но что это такое и зачем оно — неведомо. Также была дружба народов, сообщество под названием «советский народ». Что бы там ни говорил Жириновский, но это было достижение советской власти, и оно до сих пор не потеряло своей актуальности и привлекательности, несмотря на распад СССР.

О высшем образовании могу сделать одно замечание. При советской власти была разработана система отправки студентов на практику, а потом и на работу. Это было хорошо, потому что студент знакомился с различными уровнями организации и технологии производства. Это расширяло его кругозор и общий уровень подготовки. Так же был достигнут высокий уровень доступного здравоохранения. Об этом уже сказано другими, но приведу конкретный местный пример: за свою долгую жизнь я получал лечение во многих отделениях 23-й больницы на Эльмаше. Это было прекрасное медучреждение с современным оборудованием. Недавно потребовалось пройти магнитотерапию, и оказалось, что в 23-й ЦГКБ таких процедур не проводят…

Но, как известно, у революции нет конца, и наша тоже не закончилась, а продолжается с изгибами и перегибами, шагами вперёд и назад.  То, что потеряли в 1917 году, не вернуть. Но гораздо печальнее для меня то, что мы теряем уже приобретённое за годы советской власти.

  • Опубликовано в №155 от 24.08.2017 

Сюжет

100 монологов о революции
Что утратила и что обрела Россия в 1917 году? Размышления читателей «ОГ».

Областная газета Свердловской области