Темы дня

Государству было важно после революции 1917-го дать равные шансы для профессионального становления и представителям беднейших сословий

Владимир Олешко, доктор философских наук, профессор УрФУ:

— Мой дед погиб на Первой мировой. Бабушка умерла от голода в 1921-м. Отцу, оставшемуся сиротой в шесть лет, тоже, как и тысячам жителей тогдашней Украины, была уготована смерть от катастрофического недоедания. Спасли односельчане — пастухи взяли его в подпаски. Так и пробивался к жизни до 17 лет, время от времени посещая школу. Когда в 1930-м приехали люди из волости, чтобы выбрать в сёлах бедняков для обучения на рабфаке Харьковского сельхозинститута, в местном совете сказали однозначно: «Беднее Фёдора Олешко в округе нет никого…»

Так и стал мой папа студентом сначала рабфака, а потом агрономического факультета. Рассказывая скупо о том времени, он всегда подчёркивал: как государству было важно после революции 1917-го дать равные шансы для профессионального становления и представителям беднейших сословий. Поэтому на рабфаке он занимался с ведущими профессорами. Поэтому продовольственный паёк студента был как у промышленного рабочего. Поэтому во время практики они получали зарплату специалиста, могли одеться-обуться.

Предыстория эта — к тому, что главным завоеванием революции в нашей семье всегда считали именно равное право всех и каждого в Советском Союзе на образование и карьеру. Ордена папы, полученные за высокие урожаи в его совхозе, тысячи и тысячи тех, кто, подобно Ломоносову, «пришёл за обозом» к знаниям и в итоге принёс государству большую толику славы и благополучия, свидетельствуют: путь тот был единственно верным.

Я с горечью сегодня отмечаю, как мало в аудиториях гуманитарных, медицинских факультетов, востребованных отделений IT-технологий выпускников сельских школ. Да, большинство бюджетных мест отдаётся техническим и естественным специальностям. Таковы современные тренды. А как сельчанин сможет платить 100 тысяч в год за платное обучение при месячной зарплате в 10–15 тысяч? Выпускник-екатеринбуржец не то что в село, он и в провинциальный город потом не поедет.

Всё больше европейских стран делают разноуровневое образование бесплатным. Не думаю, что их политики и экономисты не умеют при этом считать деньги. Российский принцип деления образовательного «Тришкина кафтана» очень быстро может завести в тупик. Ведь сегодня стоит задача подготовки не роботов-исполнителей, а думающих специалистов, готовых в том числе к большему или меньшему самопожертвованию ради людей.

К революции можно относиться по-разному. Как к индустриализации и коллективизации, освоению целины и современным рыночным метаморфозам. Но нельзя строить общество без ясных перспектив в образовательной сфере. Это было главным завоеванием того периода. Россиянин и сегодня должен быть уверен: его наследники имеют равное право на получение качественного школьного и вузовского образования, которое в целом должно формировать интеллектуальную ауру государства. А в остальном молодой человек должен полагаться только на себя, а не на папин с мамой кошелёк…

  • Опубликовано в №158 от 29.08.2017

Сюжет

100 монологов о революции
Что утратила и что обрела Россия в 1917 году? Размышления читателей «ОГ».

Областная газета Свердловской области