Темы дня

После третьей отсидки прадеду была выдана справка с изуверской формулировкой: «Готов к новой жизни».

Олег Дозморов, поэт, переводчик (г. Лондон):

— Недавно я узнал, что мой прадед, протоиерей Александр Иванович Зубрицкий (1895–1970), будучи репрессированным в тридцатых, отбывал срок не один раз, как я думал, а три: два по три года и плюс один год, в 1936–1937 гг. После третьей отсидки ему была выдана справка с изуверской формулировкой: «Готов к новой жизни». До 1943 года, когда Сталину вдруг понадобилась поддержка верующих и в Свердловске снова открыли Иоанно-Предтеченский кафедральный собор, прадед работал бухгалтером в стоматологической клинике. В 1943-м вернулся к служению.

В общем-то прадед «легко отделался». В 20–30-е годы было уничтожено почти всё духовенство Екатеринбургской епархии, в том числе его друг священник Сергей Посохин, семье которого прадед потом помогал. Впрочем, репрессии против духовенства начались сразу после революции. Ещё в 1918-м был расстрелян другой его друг, священномученник отец Александр Малиновский, вместе с которым они учились в Пермской духовной семинарии. Малиновскому было чуть больше двадцати лет.

До начала 30-х годов прадед служил в Успенской церкви Новоуткинска. Процесс закрытия храма продолжался больше года: церковь закрывали, прихожане писали жалобы, церковь вновь открывали. По воспоминаниям очевидцев, в итоге приход уничтожили «демократическим путём», собрав подписи прихожан на пустых листах и поставив потом заголовок «за». Закрывали церковь торжественно, привели нарядных пионеров, которые кричали «ура» и хлопали в ладоши, когда сбрасывали колокол. Иконы активисты рубили топорами как дрова и сжигали тут же в кострах. Имущество храма разграбили, вплоть до штор, скатертей и салфеток. По захоронениям прилегающего к церкви кладбища затем проложили дорогу, сравняв с землёй могилы. Начиналась та самая «новая жизнь».

В октябре 1917 года в России произошла невероятная трагедия. И эта трагедия продолжается до сих пор. Мы жили в революционном государстве, в системе, построенной на насилии и страхе, и эта система мгновенно развалилась, как только страх исчез. Но за десятилетия был создан новый человек — советский. И этот человек жив во всех нас. Давайте заглянем внутрь себя — разглядим этого человека. Он не умеет договариваться с оппонентами, он решает вопросы силой, ведь в его генах — перманентное уничтожение несогласных. Он всего боится, но любит власть и «сильную руку». Он никого не уважает и считает, что ему все должны. Он ксенофоб, он всегда окружён «врагами». Он доверчив и легко заболевает ненавистью: пропаганда входит в него как вирус, не встречая сопротивления. Он любит оружие и фильмы про войну, но постарается отмазать своих детей от армии. Он считает, что «можно повторить», потому что ничего не помнит и не знает о прошлом.

  • Опубликовано в №167 от 9.09.2017

Сюжет

100 монологов о революции
Что утратила и что обрела Россия в 1917 году? Размышления читателей «ОГ».

Областная газета Свердловской области